В Светлогорске бывшего водителя РОВД приговорили к трем годам лишения свободы

2021 2021-08-27T16:13:56+0300 2021-08-27T16:13:57+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/sud_svetlahorskaha_rajona.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В Светлогорске вынесли приговор 51-летнему жителю Жлобина Владимиру Жуку. Его признали виновным согласно  ч.1 ст. 342  Уголовного кодекса, а также ст. 364 УК. По ст.342 УК его осудили на 1,5 года, по ст.364 УК — на три года. По совокупности наказаний путем поглощения менее строгого более строгим ему назначили три года лишения свободы в колонии общего режима. 

Дело рассматривала судья Галина Гулевич. Сторону гособвинения поддерживал прокурор Романчиков

Владимир Жук — пенсионер, бывший водитель Жлобинского РОВД. Его задержали 26 мая 2021 года за участие в массовых беспорядках, 28 мая взяли под стражу. 

Его обвинили в том, что он являлся организатором и  участником массовых беспорядков в Жлобине в ночь с 9 на 10 августа: стоял в сцепке, перекрывал движение транспорта и оказывал сопротивление. Согласно обвинению, он также применил насилие к сотрудникам милиции, находясь в состоянии алкогольного опьянения. 

Жук не признал вину. Из всех предъявленных обвинений он признал только то, что в это время находился в указанном месте и стоял в сцепке. На вопрос, мог ли он уйти оттуда, мужчина ответил, что мог бы сделать это, но ему "было стыдно как мужику" — что люди подумают о нем, будто он испугался и трус. Поэтому Владимир по-мужски не ушел. 

sudovai7.jpg

В Светлогорске судят бывшего водителя РОВД

По словам свидетеля-врача, Жук выглядел прилично, но был в шоке из-за того, что его избили бывшие коллеги

Прокурор настаивал на принудительном приводе на заседание свидетелей, однако они так и не явились.

Согласно материалам дела, Жук находился на площади с 20:00, что не соответствует действительности. Адвокатка доказала это с помощью выписок от мобильного оператора. Также она обратила внимание, что на просмотренном видео нет доказательств того, что Жук кричал, применял насилие в отношении сотрудников милиции и стучал по щитам. Но есть доказательства того, что он сам пострадал от сотрудников милиции: его возили в больницу, чтобы обработать раны. 

Были заслушаны свидетели со стороны обвинения: один из залегендированных сотрудников утверждал, будто Жук находился в состоянии алкогольного опьянения, его глаза были красные, и вел он себя агрессивно. Адвокатка обратила внимание на то, что все остальные свидетели сказали, что Жук не выглядел агрессивным и не был пьян: даже свидетель-милиционер, который доставлял обвиняемого в РОВД. Она задалась вопросом, как можно было рассмотреть ночью на расстоянии нескольких метров цвет глаз человека. Также она обратила внимание на то, что все давали положительную характеристику человеку, и только из РОВД была сомнительная характеристика, к тому же, она была написана человеком, который не работал с Жуком и даже не был с ним знаком. 

Адвокатка просила признать Владимира Жука невиновным. Но прокурор Романчиков запросил для него наказание в виде лишения свободы в колонии общего режима сроком на три года. Судья вынес именно такой приговор.

Владимир Жук выступил с последним словом:

"Я знаю, что существует презумпция невиновности: не я должен доказывать свою невиновность. Почему я хотел уйти от ответственности, если я всегда был в видимости и являлся по повесткам? Где факт или свидетель, что в 20.00 я находился в этом месте, если есть свидетель, что я был в совсем другом? Нет доказательств. Откуда взялось то, что я взял что-то из интернета и целенаправленно шел на мероприятие? 

В части обвинения по ст.364 все построено на показаниях одного из свидетелей, хотя действие происходило на глазах сотни людей: участников мероприятия, милиционеров, жителей дома. Свидетель показал, что я был пьян, шатался, кричал, ударил ногой по щиту, что митингующие первые пошли в сторону милиционеров. Хотя на видео четко видно, что задержания начала милиция, а те, кто митингует, стоят. Также он сказал, что после задержания в РОВД я вел себя агрессивно и вел себя как 20-летний парень. Я был в РОВД около 01.00 ночи, я провел там около 15 минут, а потом мне оказывали скорую помощь. Свидетель сказал, что он был в первых рядах сотрудников милиции, которые задерживали протестующих и передавали их своим сослуживцам для доставки в РОВД. Но в самый активный период задержаний — в 01.00-01.15 — свидетель должен был находиться среди протестующих и задерживать их и не мог быть в РОВД. Он видел, только как меня задержали, садили в автозак — но не знал, что меня отвезли в приемный покой оказывать первую помощь. 

Я работал в милиции, я знал, что нельзя кричать в толпе.

Насчет алкогольного опьянения: я проходил мимо сотрудников ДПС, если бы у меня были признаки опьянения, они бы не пустили меня туда. В РОВД, в больнице — никто не подтвердил явных признаков. У меня красные глаза становятся, только если не тем шампунем помою. И как можно было их заметить, если я был в кепке?

Я член ветеранской организации. Если бы подтвердилась информация, что я угрожал сотруднику, меня вызывали бы на разговор, это дело чести. Но я разговаривал с сотрудниками, все было бы нормально. Если бы я был предателем, ко мне относились бы по-другому. Тем более если сначала свидетель говорит, что я ударил не меньше двух раз, потом — уже не меньше трех.

Когда стояла цепь протестующих, милиционеры шли разгонять, громко стукали, даже себя не слышишь — психологическое воздействие — и подошли к митингующим. Щиты были приподняты, там есть смотровое окошко: чтобы я ударил, им нужно было бы подойти ближе. Когда меня ударили, могу ли я дотянуться и ударить?

Прошу суд учесть нюансы и вынести справедливое решение".

Последние новости

Партнёрство

Членство