За дым, подшипники, шарики с краской четверо минчан получили от трех с половиной до пяти лет колонии

2021 2021-07-19T13:19:40+0300 2021-07-19T14:02:47+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/barysau_falkin_litv.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

19 июля в суде Центрального района Минска вынесен приговор четырем минчанам, обвиняемым по статье 293 Уголовного кодекса (Массовые беспорядки) и по статье 342 УК (Организация или активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок). Политзаключенные Ян Фалькин, Владислав Борисов, Никита Литвиненко, а также Владимир Матюх получили от трех с половиной до пяти лет колонии усиленного режима. Дело рассматривала судья Виктория Шабуня. Сторону гособвинения представлял помощник прокурора Артем Цветков. 

Кто на скамье подсудимых и какие обвинения им предъявлены?

Обвинение касается акций протеста, которые прошли в Минске 9-11 августа, а также акции 13 сентября в районе ст. метро Пушкинская. Согласно материалам дела, Фалькин, Литвиненко, Матюх и Борисов, вступив в сговор, планировали участие в акциях протеста, определяли маршрут, согласовывали действия в случае задержания. Обвиняемые состояли в телеграм-чате под названием “Час X”, где и велось обсуждение.

Фалькина, Борисова, Литвиненко и Матюха задержали за акции протеста, которые прошли в Минске 9-11 августа, а также за приготовление к акции 13 сентября в районе ст. метро Пушкинская. Согласно материалам дела, Фалькин, Литвиненко, Матюх и Борисов, вступив в сговор, планировали участие в акциях протеста, определяли маршрут, согласовывали действия в случае задержания. Обвиняемые состояли в телеграм-чате под названием “Час X”, где и велось обсуждение. В этом чате, по мнению следствия, готовилось нападение на сотрудников милиции.

Никто из обвиняемых своей вины не признал.

Во время допросов обвиняемых расспрашивали про чат "Час X": кто администрировал чат, как в чате готовились к акции 13 сентября, что решили брать с собой, как договорились добираться до места, обсуждали ли варианты нападения на милицию.

Никита Литвиненко рассказал про задержание 13 сентября. Его, Матюха и Борисова задержали до начала акции, когда они шли по ул. Притыцкого. Как он предполагает, это делали сотрудники ГУБОПиК. Они жестко задержали парней и избивали в микроавтобусе. 

Допрос Владимира Матюха

Обвиняемый Владимир Матюх, отвечая на вопросы судьи и обвинения, пояснил, что чат «Час X» был создан для удобства обсуждения походов на акции. Признает, что в чате похвастался, что у него есть рогатка, но не говорил, что собирается брать ее с собой. Сообщал, что собирается приобретать подшипники, но не пояснял, для каких целей. Взял эти вещи, чтобы обороняться от бандитов. Узнал, что на акциях могут напасть по своему опыту – возвращался с Новой Боровой и стал свидетелем нападения. Женщины стояли на дороге с БЧБ флагами, и их стали пытаться задержать. После этого случая Матюх и взял вышеперечисленные вещи. Из личной позиции не сообщал об этом в МВД, потому что ничего не изменилось бы. Также он покупал дым, по его словам, для защиты от бандитов. Отвечая на вопросы судьи, пояснил, что хранил вещи в машине Борисова, с которым познакомились на акции 6 сентября. Брал с собой рогатку и 15 подшипников, положил в карман. Не отрицает, что у знакомых спрашивал о возможности приобретения пиротехнических изделий. Собирался приобретать в августе для защиты. Петарды, салюты не искал – только дым. Ни на одной из акций, на которых присутствовал, не видел сотрудников милиции. Не знает, были ли люди, от которых собирался защищаться, сотрудниками милиции. Для него это – бандиты.

Пояснил, что боялся быть задержанным: «Боялся, что будут избивать. Задерживают без причин. Причина в чём? В том, что в телефоне есть телеграм-канал Nexta?

Владимир рассказал, что после задержания в бусе их сильно избили. По его словам, было очень много ударов. У Борисова шла кровь из носа.

На суде был зачитан протокол допроса Матюха, из которого следует, что после августовских задержаний Матюх решил отомстить сотрудникам милиции. Рассказал об знакомому, тот согласился, остальные тоже. Матюх пояснил, что эти показания были даны под давлением.

Судья Шабуня задавала вопросы по поводу того, что было бы, если бы Матюх использовал шарики, «которые могут лишить жизни человека». Матюх ответил, что обвинение по сути строится на предположениях, а не на реальных фактах.

Допрос свидетелей

Во время процесса были допрошены свидетели – знакомые обвиняемых. Свидетель Скачков знаком с Владиславом Борисовым. Во время следствия его показания звучали примерно так: «Неоднократно слышал от Борисова, что выбора сфальсифицированы, он оскорбительно отзывался о сотрудниках милиции, посещал массовые мероприятия, был очень впечатлен событиями». На суде Скачков сказал, что поддерживает показания частично, а Борисова охарактеризовал как ответственного и абсолютно спокойного человека.

Свидетель Доронин – знакомый Матюха. На суде рассказал, что тот приезжал к нему на работу и спрашивал, можно ли где-то купить фаеры. Он охарактеризовал его как хорошего товарища, способного применить насилие только в случае защиты. Судья зачитала протокол допроса Доронина во время следствия, так как были существенные противоречия. Согласно им, Матюх якобы говорил о том, что хотел с фаерами пойти на митинг, сам купил рогатку и спрашивал про металлические шарики, чтобы ими стрелять. Расхождения в показаниях Доронин объяснил тем, что боялся, что его признают соучастником.

Свидетель Виктор – знакомый Матюха и Фалькина рассказал, что передал Матюху подшипники. Охарактеризовал Матюха как очень надёжного и ответственного, исключительно с положительной стороны. Зачитали его предыдущие показания. В них говорится, что он дал баночку с краской Матюху. В чате обсуждали, что привезут петарды и что нужно скинуться по 5 долларов, а петарды планировали взрывать на акциях. Также планировали в сотрудников ОВД кидать шарики с краской. Все это просто обсуждалось в чате, на акциях ничего применено не было.

Также были допрошены еще несколько свидетелей, которые рассказали про общение в чате. А также водитель троллейбуса.

Последнее слово Никиты Литвиненко и Владислава Борисова

С последним слово захотели выступить двое фигурантов – Никита Литвиненко и Владислав Борисов.

litvinenka_mikita.jpg
Никита Литвиненко

Никита Литвиненко: "Не буду сильно разглагольствовать. Я лишь хочу Вам сказать (обращается к судье и гособвинению). Все понимают, что я подразумеваю под словом Вам. Вы живёте в Беларуси и Вам сильно повезло, что Вы будете отвечать за свои поступки, совершенные и совершаемые перед беларусами. Почему повезло? Потому что мы народ не злопамятный, мы народ, который умеет прощать, который всегда даст, в случае чего, второй шанс. Нам не нужны будут какие-то показательные "судилища"… Мы просто потребуем, чтобы вы отвечали перед законам по всей его строгости. Поэтому молитесь, просто молитесь. Не важно кому. Любым вымышленным персонажам, любым усатым иконам, чтобы всё было хорошо. И однажды... Однажды. Рано или поздно. Скорее всего рано. Я приду сюда, в этот зал и буду наблюдать за Вами в этой клетке как за зверюшками в зоопарке. Только я буду наблюдать не как за диким зверем, которого невозможно приручить и поддать дрессировке, а как на обыкновенного попугайчика, который только и делает, что повторяет то, что сказал его хозяин. Также хочу добавить, что никаких отрицательных эмоций я к Вам не испытываю. Скорее наоборот. Ничего абсолютно отрицательного к вам не имею. Ничего личного. И в конце хочу сказать, что свою вину я не признаю. Ничего противозаконного я не совершал. Мои действия не предусматривали и не предусматривают никакой общественной опасности. Поэтому ещё раз повторюсь, что свою вину я не признаю. Никаких помилований я писать не буду. Ни перед кем я унижаться не буду. И конечно спасибо за внимание Вам (обращается к слушателям). Я даже не знаю, на кого посмотреть, у меня разбегаются глаза. И конечно, конечно… Жыве Беларусь!»

barusau_ulad.png
Владислав Борисов

Владислав Борисов: "Друзья, к сожалению, я оказался здесь. Сегодня вы пришли посмотреть, как судят четверых претсупников, бандитов, хулиганов и террористов. А если серьезно, то сколько уголовных дел было возбуждено по фактам фальсификации выборов, по фактам беспрецедентного насилия и жестокости, по фактам убийств, насилия, изнасилования, по фактам похищения людей с последующим исчезновением и конечно же по фактам незаконного лишения свободы? Это вопрос риторический. И я считаю, что тюрьма сделала меня лучше. В каких-то местах добавила мне определенные качества, которые я на воле бы получить не смог. Поэтому я хочу обратиться к этому залу и сказать: Люди, если я кому-то сделал в этой жизни злое, не держите на меня зла. Простите меня, и я вас также прощаю, на кого держал обиду. Обращаясь к вам (судья, прокурор), у меня для вас плохая новость: Бог есть. Вы творите зло, и если вы не остановитесь и не покаетесь, то людского суда и тем более всевышнего вам не избежать. Я вам желаю остановиться, подумать и раскаяться. И конечно молитесь. Молитесь за то, чтоб к власти пришли те люди, которые будут за объективное следствие, а не те, кто вас будет просто по столбам развешивать. И если так, к сожалению, случится, я скажу конечно, что они не правы, но заступаться за вас люди не будут. Вы сами себе роете яму. Жыве Беларусь!"

19 июля судья Виктория Шабуня озвучила приговор:

  1. Политзаключенный Владислав Борисов признан виновным по ч. 2 ст. 293 УК (Участие в массовых бесорядках), ч. 1 ст. 13 ч. 2 ст. 293 УК (Подготовка к участию в массовых беспорядках), ч. 1 ст. 342 УК (Организация или активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок), ч. 1 ст. 14 ч. 1 ст. 342 УК (Подготовка к групповым действиям, грубо нарушающим общественный порядок). Ему присудили пять лет лишения свободы в колонии усиленного режима. 
  2. Политзаключенный Никита Литвиненко признан виновным по ч. 1 ст. 13 ч. 2 ст. 293 УК (Подготовка к участию в массовых беспорядках), ч. 1 ст. 342 УК (Организация или акивное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок), ч. 1 ст. 14 ч. 1 ст. 342 УК (Подготовка к групповым действиям, грубо нарушающим общественный порядок). Ему присудили четыре года колонии усиленного режима.
  3. Политзаключенный Ян Фалькин признан виновным по ч. 1 ст. 13 ч. 2 ст. 293 УК (Подготовка к участию в массовых беспорядках). Ему присудили три года и шесть месяцев колонии усиленного режима.
  4. Владимир Матюх признан виновным по ч. 1 ст. 14 ч. 1 ст. 342 УК (Подготовка к групповым действиям, грубо нарушающим общественный порядок) и по ч. 1 ст. 13 ч. 2 ст. 293 УК (Подготовка к участию в массовых беспорядках). Ему присудили три года и шесть месяцев колонии усиленного режима.

Именно такие сроки во время судебных прений запросил для обвиняемых гособвинитель Цветков. После оглашения приговора Владислав Борисов сказал: "Да здравствует лукашенковский белорусский суд! Самый гуманный суд в мире!", один из обвиняемых крикнул "Жыве Беларусь!".

Последние новости

Партнёрство

Членство