"Насколько нужно потерять совесть, чтобы до такого дойти?": прокурор запросил два года лишения свободы Полине Шарендо-Панасюк

2021 2021-06-08T14:21:05+0300 2021-06-08T14:22:45+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/sharenda-panasiuk.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Фото: "Новы час"

Фото: "Новы час"

Восьмого июня в суде Московского района Бреста продолжился процесс по делу Полины Шарендо-Панасюк, активистки Европейской Беларуси. Прокурор Крупеньчик запросил для обвиняемой наказание в виде лишения свободы на два года в колонии общего режима. Дело рассматривает судья Бреган.

Ее судят по арт. 364 УК, ст. 368 УК и ст. 369 УК. Потерпевшими по делу проходят семь милиционеров.

Полина Шарендо-Панасюк отказалась давать показания как в суде, так и во время следствия. Притом она еще раз подчеркнула, что не считает судом то, что сегодня происходило в зале суда.

"Я буду давать показания только в Международном трибунале по преступлениям Лукашенко", — сказала она.

Полина Шарендо-Панасюк: «Это не обвинение, это политически мотивированное преследование»

Седьмого июня в суде Московского района Бреста начался процесс по делу Полины Шарендо-Панасюк

"Ссадина, которая не повлекла за собой кратковременного расстройства здоровья"

Среди материалов дела — заключение медицинского эксперта по поводу повреждения потерпевшего Александра Рачинского. У него было замечено одно телесное повреждение: ссадина на носу, которая "не повлекла за собой кратковременного расстройства здоровья". Согласно экспертизе, она могло образоваться третьего января во время, когда с него была сорвана маска.

Просмотрены видеозаписи с регистраторов во время осмотра квартиры Шарендо-Панасюк, где зафиксированы диалоги сотрудников милиции и обвиняемой в ходе осмотра. Они содержат нецензурную лексику в адрес сотрудников. Согласно зачитанной расшифровке видео, Шарендо-Панасюк отказалась открывать дверь, и после предупреждений сотрудники выломали ее и провели осмотр. Во время него была конфискована техника, флаги.

Адвокат Шарендо-Панасюк отметил, что в ходе процессуального действия не было озвучено, кто и в каком качестве участвует в осмотре.

Среди материалов дела — видеоролик, размещенный в телеграм-канале «Брест: слухи и факты».

"Уже 5-6 мая все СИЗО было увешано желтыми табличками"

Согласно медицинской экспертизе, обвиняемая не имеет психических заболеваний и не требует лечения. Насчет психологической экспертизы Полина Шарендо-Панасюк заявила: "В Беларуси с некоторых пор активно применяется карательная психиатрия: политическая деятельность лиц равняется общественным и социальным патологиям. Никакой экспертизы не было".

Полина Шарендо-Панасюк рассказала об условиях содержания заключенных в СИЗО:

"Как в гитлеровской Германии на евреев навешивали желтые звезды, так и в лукашистской Беларуси политическим заложникам на двери камер и кровати навешиваются так называемые желтые таблички. В начале апреля началось вынесение этих квази-приговоров, а уже 5-6 мая все СИЗО было увешано этими желтыми табличками: теперь с 41 камеры в СИЗО так обозначены от 25 до 35 камер. Там написано, что человек склонен к экстремизму и другой деструктивной деятельности. Человека, обозначенного таким образом, заставляют произносить эти слова утром и вечером под видеозапись. Когда я отказывалась признавать законность этой таблички, я была помещена в карцер. Всего в карцере я провела 30 суток.

Также я хочу сказать об издевательствах над людьми, которые не признают этих табличек. Когда поставили на профулик 65-летнюю Ирину Мелькер, которая проходит по делу Автуховича, лично начальник СИЗО Вашкевич угрожал "сгноить в карцере". Эту женщину, у которой по возрасту много заболеваний, заставили залезать на второй ярус кровати, хотя до таблички она спала внизу: как бы все ни протестовали, чтобы она имела возможность спать внизу, ей этого не разрешили. Без помощи она не может залезть на второй ярус: если ночью она встает в туалет, она вынуждена потом ждать час или два, пока кто-нибудь проснется и поможет ей. Потом ее тоже поместили в карцер".

"Стул, на котором вы сидите, и то честнее вас, господин Бреган"

Прокурор уверен, что действия обвиняемой по уголовному делу были квалифицированы правильно, а ее вина подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей, письменными доказательствами: протоколами осмотра, выводами эксперта, и доказана в полном объеме. Он попросил исключить из обвинения указание на причинение потерпевшему Кириллову физической боли, так как он показал, что не почувствовал удар рукой в область плеча.

"Обвиняемая неоднократно привлекалась к административной ответственности, в том числе, за участие в несанкционированных массовых мероприятиях и неповиновение сотрудникам милиции, — отметил гособвинитель. — Учитывая совокупность всех факторов, прошу признать Шарендо-Панасюк виновной и назначить наказание: по статье 364 УК — лишение свободы на срок один год и шесть месяцев, по ст. 368 — лишение свободы, сроком на один год, по ст. 369 — ограничение свободы сроком на один год. По совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний прошу назначить обвиняемой окончательное наказание в виде лишения свободы сроком на два года в условиях колонии общего режима. Иски потерпевших — удовлетворить на сумму, соответствующую разумности и справедливости".

Адвокат попросил оправдать обвиняемую из-за отсутствия в деяниях состава преступления:

"Не было доказано, что именно Полина Сергеевна разместила ролик в телеграмм-канале: об этом можно только предполагать. Также хочу обратить внимание, что конструкция "Представьтесь, вы, каратели... Фашист №1... Фашист №2 " не ругательные, как и некоторые из тех, которые в тексте обвинения представлены без многоточий. Не могу согласиться с тем, что они высказаны в неприличной форме.

Были ли публичными высказывания Шарендо-Панасюк во время осмотра? В фразах "милиция, идите на х..", "лукашисты, пошли на х..."и подобных я не вижу обращения к конкретному лицу — это нелитературное, некультурное, но достаточно общее обращение к милиции. Фразы не были выражены для восприятия одних лиц другими: не было момента публичности. На записи протокола осмотра сотрудники предупреждали Шарендо-Панасюк об административной ответственности за оскорбление сотрудника милиции. Никакого публичного характера в ее действиях сотрудники милиции не усматривали. Плевок у Кириллова — безусловно, неприятное действие для человека, однако также не было доказано, что он был совершен публично. Удара сотрудник не почувствовал, полагаю, такие действия не могли быть препятствием законным действиям милиции.

Действительно, в квартиру зашло несколько человек, они сообщили, что являются сотрудниками Московского РОВД и будут проводить осмотр — однако кто и в каком качестве будет в нем участвовать, они не пояснили. Понятые если и были обозначены, то Шарендо-Панасюк их не видела, они не были обозначены. Хочу также отметить, что для осмотра не характерно требование выдать интересующие сотрудников предметы: на обыск ни санкций, ни согласия обвиняемой не было.

Слово "лукашисты" образовано от фамилии Лукашенко, фамилия не может быть оскорблением, как и производные от нее слова.

Срыв медицинской маски с лица Рачинского можно расценивать как намерение увидеть лицо сотрудника, данных о том, что Шарендо-Панасюк хотела причинить телесные повреждения, не имеется. Возможно, это произошло по неосторожности, но квалифицировать это как насилие и препятствие деятельности милиции, полагаю, нельзя.

Таким образом, обвинение по статье 369, так по статье 364 УК не нашло своего подтверждения. По ст. 368, в обвинении вообще не содержится ни одного высказывания обвиняемой в адрес Лукашенко. Отсутствие указания на конкретное высказывание не позволяет анализировать его, нарушает право обвиняемой знать, в чем ее обвиняют, приводить аргументы в свою защиту и т.д."

Полина Шарендо-Панасюк в последнем слове сказала следующее:

"Во время карательного рейда по моей квартире был украден детский дрон: подарок на Новый год моему старшему сыну: я не услышала слово "дрон" в перечислении захваченного имущества.

Я хочу выразить восхищение и принести извинения своему адвокату, из-за того, что он, юридически грамотный и порядочный человек, вынужден работать с таким делом. Это маразм, который вы здесь разводите. Это вопиющая профанация всех уголовных статей, когда сорванная маска квалифицируется как уголовное преступление. Насколько нужно потерять совесть, чтобы до такого дойти?

Посмотрите, какие сроки даются политзаключенным — даже 18-летним девушкам — что означают эти сроки? Это значит, что эти люди, не в первый раз сфальсифицировав выборы, думают, что дубинками они загнали народ обратно. Они хотят сидеть на нашей шее сроки, на которые они посылают людей в колонии. Мы это допустим? Этого ни в коем случае нельзя допускать!

Я знаю: вы просто говорящая голова (обращаясь к судье — прим.) Стул, на котором вы сидите, и то честнее вас, господин Бреган. Те приговоры, которые здесь провозглашаются, основаны не на силе закона, а на силе беззакония. Все приговоры подписаны и распределены заранее. Поэтому в связи с полной нелегитимностью всех ваших так называемых структур, все приговоры, в том числе, мой, не имеют юридической силы, не являются законными: я их не признаю".

Приговор будет оглашен девятого июня в 9.30.

Последние новости

Партнёрство

Членство