Два года лишения свободы потребовал прокурор для журналисток Белсат Дополнено

2021 2021-02-17T14:53:35+0300 2021-02-17T15:04:51+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/andreeva_chulcova_sud11.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Дарья Чульцова и Екатерина Андреева в суде Фрунзенского района. Минск, Беларусь. 9 февраля 2021 года. Фото: АВ / Белсат

Дарья Чульцова и Екатерина Андреева в суде Фрунзенского района. Минск, Беларусь. 9 февраля 2021 года. Фото: АВ / Белсат

В суде Фрунзенского района Минска 17 февраля началось третье заседание по делу журналисток «Белсата» Екатерины Андреевой и Дарьи Чульцовой. Девушек обвиняют по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок»). Екатерине Андреевой и Дарье Чульцовой грозит до трех лет лишения свободы. Дело рассматривает судья Наталья Бугук.

Белсат ведет онлайн-трансляцию из зала суда.

13:40 Приговор озвучат 18 февраля в 10:00.

13:20 Екатерина Андреева и Дарья Чулцова выступили с последним словом.

Дарья Чульцова:

«Высокий суд, прошу вас досконально разобраться и дать непредвзятую оценку материалам дела. Все материалы указывают на мою невиновность. Я надеюсь на честный, справедливый и законный оправдательный приговор».

Екатерина Андреева:

«Мне 27 лет, шесть из них я посвятила любимой профессии - журналистике.

Прошлым летом я превратилась в репортера из горячей точки. Каждый раз, когда я работала, я рисковала не только своей свободой, но и здоровьем, жизнью. Для моей семьи это значило, что однажды я могу не вернуться домой. И тем не менее я шла в водоворот событий, чтобы показать зрителю все без границ. Мне удавалось уклоняться от резиновых пуль и продолжать вести репортаж, продолжать выполнять свои профессиональные обязанности.

Моим коллегам посчастливилось меньше. Их били в живот, им ломали носы, в них стреляли с нескольких метров. И до сих пор по фактам насилия над журналистами не заведено ни одного уголовного дела, как и над протестующими мирными гражданами. 

15 ноября люди, потрясенные убийством Романа Бондаренко, вышли, чтобы выразить свой протест. Я показывала эти события на Площади Перемен в прямом эфире телеканала «Белсат». За это меня бросили за решетку по придуманному, сфабрикованному обвинению.

Я не прошу, а требую оправдания и освобождения для себя и моих коллег. Свободу Дарье Чульцовой, свободу Екатерине Борисевич, свободу Игорю Лосику, Алле Шарко, Юлии Слуцкой и остальным сотням политических заключенных. Благодарю».

13:05 Сергей Зикрацкий отмечает, что в словах Екатерины нет ни одного, которое бы могло быть воспринято как призыв к массовым беспорядкам, и их действия тоже. А сторона обвинения не представила ни одного подтверждения этого нарушения.

12:55 Сергей Зикрацкий спрашивает, почему посмотрели только те записи, которые потребовала прокурор.

«Мы же не можем увидить общую картину, и уже доказано, что в Катиных словах нет призывов».

Он отмечает, что Дарья – это другая история, потому что она вообще молчала.

«Если журналистка посчитала нужным сослаться на какой-то телеграм-канал, то это полностью ее право».

Зикрацкий зачитал слова Екатерины, как она говорит об оружии у силовиков, что людям нужна помощь и что им чем-то защищаться.

«И это сторона обвинения считает грубым нарушением порядка?»

12:35 Адвокат Сергей Зикрацкий вспоминает записи звонков «местных жителей», которые прослушивали 16 февраля, но эти люди не называли ни одного действия, грубо нарушающие общественный порядок.

«Когда следователь делал запрос в «Минсктранс», он сразу попросил оценить ущерб, который был нанесен перекрытием дороги из-за массовых беспорядков. И это то доказательство, по которому в суде выносится обвинение. Информации о размере ущерба — это вообще загадка».

Зикрацкий отмечает, что 16 февраля стрим просмотрели фрагментами, а не полностью.

11:55 Слово берет адвокат Екатерины Андреевой Сергей Зикрацкий.

«Власти знали, что на площадь Перемен придут люди и должны были обеспечить их безопасность. Тысячи людей не могли бы поместиться на тротуаре и вполне логично были действия со стороны людей выйти на проезжую часть. Власти должны соблюдать право людей на мирное собрание. Даже если собрание было не организовано, это не должно препятствовать журналистам освещать его. [… ] Я уверен, что никаких действий, грубо нарушающих общественный порядок, не было. Однако следователи все же возбудили уголовные дела на журналисток и даже «расследовали» их.

[… ] Чтобы считать, что журналистки совершили действия, грубо нарушающие общественных порядок, там должно было быть третье лицо, которое бы подтвердило их вину, если бы кто-то пришел сюда в зал и сказал, что, мол, «да, из-за действия Бахваловой и Чульцовой я вышел и стал в сцепку». Таких людей не было… Нам еще предстоит выяснить факт остановки общественного транспорта, кто конкретно это сделал. Никто из «Минсткранса» точно не мог выяснить, а каким и почему остановилось движение общественного транспорта: сначала ли люди перекрыли движение транспорта или кто-то другой перекрыл дорогу, после чего остановился общественный транспорт».

11:45 Адвокат Дарьи Чульцовой Александр Хаецкий говорит, что диски с доказательством не были опечатаны, поэтому есть сомнения, откуда у следствия вообще эти записи; обыск проводили без санкции прокурора. Он добавляет, что нет вразумительного объяснения разницы, что такое просто нарушение общественного порядка и грубое нарушение общественного порядка. Также отмечает, что нет доказательств того, что Дарья и Екатерина выходили на проезжую часть. Трансляция не может содержать в себе признаки призыва к действиям и говорит о том, что на месте не было мобильного интернета и поэтому девушки не могли организовать массовых беспорядков.

11:35 Адвокат Дарьи Чульцовой Александр Хаецкий говорит, что представленные обвинения не могут быть доказательством их правонарушения.

11:30 Государственный обвинитель утверждает, что Екатерина знала, что на место приехала милиция. Об этом свидетельствует то, что девушки прятались от правоохранителей в квартире и прятались от дронов, ложились на пол.

По словам Алины Касьянчик, адвокаты пытаются избавить их ответственности от совершенного преступления.

«Это повышенный характер опасности правонарушения», – утверждает Касьянчик.

Она потребовала для Екатерины Андреевой и Дарьи Чульцовой по 2 года лишения свободы. Просит конфисковать всю технику в пользу государства.

11:25 Государственный обвинитель зачитывает, что девушки делали в квартире, описывает технику, с которой они были 15 ноября. Снова вспоминала недовольных «местных жителей», которые звонили по номеру 102.

«Из корыстных побуждений в жилете «Пресса» и с помощью телефонов они совершили это преступление», – утверждает государственный обвинитель.

Государственный обвинитель Алина Касьянчик говорит, что девушки выходили на проезжую часть дороги и брали там комментарий, поэтому транспорт остановился. Якобы это вызвало массовый выход людей на проезжую часть дороги, а значит и организацию массовых беспорядков.

11:15 Адвокат подал ходатайство о перерыве, чтобы связаться с еще одним специалистом-лингвистом. Государственный обвинитель была против и судья отказал. Судебное следствие закончено, начинаются прения сторон.

11:10 К делу приобщили письмо от британской правозащитной организации Article19. В нем написано, что журналистки выполняли свои журналистские обязанности, не призывали к действиям. Организация выступает с требованием освободить журналисток и соблюдать право на свободу слова.

10:55 Разбирают фразу «Оcтавайтесь с нами». Лингвист объясняет в экспертизе, что эта фраза распространена и не призывает к каким-то действиям. Суд просмотрел все материалы дела. Адвокат добавляет к делу копию диплома Дарьи.

Адвокат Екатерины Андреевой Сергей Зикрацкий просит добавить к делу запрос в «БАЖ» анализа о профессиональной этике журналисток.

Комиссия по этике «БАЖ» утверждает, что Катерина не призвала зрителей ни к каким действиям, придерживалась принципов объективности, соответствующих принципам профессиональной этики журналиста.

10:40 Судья Наталья Бугук зачитывает на белорусском языке анализ стрима лингвистам, который заказали адвокаты. Эксперт в документе отметил, что слова Екатерины Андреевой не содержат призывов к каким-то активным действиям, она описывает ситуацию. В экспертизе утверждается, что отсутствуют признаки организации действий и обращения к участникам. Видно, что Екатерине сложно это слышать.

«Репортаж направлен на тех людей, которые находятся дома и не присутствуют на месте событий», – еще одна выдержка из экспертизы.

10:25 Сейчас в суде просматривают и называют вещи, с которыми их задержали: тетради, штатив, телефоны, камера, жилеты с надписью «Пресса». Государственный обвинитель достает эти вещи из большой сумки. Достает большой бчб-флаг и разворачивает его, присутствующие улыбнулись.

10:15 Судья принял отказ претензии «Минсктранса» по компенсированным деньгам. Девушки компенсировали «Минсктрансу» всю сумму. Видно, что Екатерина и Дарья волнуются. В коридоре остались 8-10 человек охраны и несколько человек, которых не пустили в судебный зал.

10:00 На заседание, как и на предыдущие два, снова пришло много людей, которые хотят поддержать девушек. Много силовиков в штатском, выставлены рамки. Под зданием суда дежурит бус с ОМОНом.

Как проходит суд над журналистками "Белсат" Екатериной Андреевой и Дарьей Чульцовой

Заседание должно было начаться в десять часов, но началось приблизительно на полчаса позже. На него пустили только аккредитованных журналистов – корреспонденты «Белсата» попасть в зал не смогли.


Напомним, Екатерина Андреева и Дарья Чульцова были задержаны 15 ноября 2020 года за стрим, во время которого показали жесткий разгон акции памяти Романа Бондаренко и разрушение силовиками народного мемориала на площади Перемен.

Стрим они вели из квартиры на 14-м этаже дома, что на Сморговском тракте, куда их пригласили хозяева. После завершения акции спецназовцы с оружием выломали дверь в квартиру и задержали девушек.

20 ноября журналисткам предъявили обвинение по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок»). Для девушек избрали меру пресечения в виде содержания под стражей и этапировали в жодинскую тюрьму. В Жодино держали в отдельных камерах. Накануне суда девушек этапировали в Минск.

Екатерина и Дарья своей вины не признали. Кроме того, Катя вообще отказалась давать показания во время следствия.

Последние новости

Партнёрство

Членство