Мама политзаключенного Яна Солоновича: «Я ждала в машине шесть часов, но он так и не вышел»

2020 2020-12-01T11:40:23+0300 2020-12-01T11:40:24+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/salanovich.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Белорусские правозащитники признали 21-летнего студента БГУИР Яна Солоновича политзаключенным: он непрерывно находится в ЦИП на Окрестина месяц. В прошлую пятницу над ним прошел шестой суд за участие в несанкционированном массовом мероприятии – в общей сложности парню присудили уже 86 суток. Его мама Ольга Солонович уверена, что это еще не конец: по ее информации, на сына составлено еще несколько протоколов. В интервью «Весне» она рассказала об увлечениях сына и своем ожидании.

Ян поступил в БГУИР по сокращенной программе после радиотехнического колледжа. Электроника и программирование – основные занятия в его жизни.

– Со второго класса он серьезно занимался каратэ, до этого – дайвингом, – вспоминает Ольга. – Но потом он решил сосредоточиться на учебе, и теперь все его увлечения связаны с программированием: он подрабатывает на пайке плат и ремонте электроники, занимается разработкой своих сайтов, изучает программирование. Даже сам написал программу «Умный дом» под свои нужды: разработал интерфейс, чтобы управлять светом, теплым полом, музыкой. Но я уверена, что его спортивная стороны сейчас помогает ему там бороться и не падать духом: он подготовлен к спартанским условиям.

О первом задержании сына мама узнала от ребят, с которыми Ян был на марше первого ноября: они позвонили и попросили передать, что его телефон у них. Ольга нашла Яна в Партизанском РУВД только ближе к 11 вечера.

– Поэтому когда он сам позвонил мне оттуда и сказал: «Мама, а я в милиции», я ответила: «А я знаю, я тебя уже нашла», – улыбается Ольга. Это было ее последнее общение с сыном до десятого ноября: в этот день ей передали небольшую записку. – В ней было написано, что все хорошо, но на него составлено девять протоколов. Написал, если не выйдет сейчас – когда выйдет, не знает. И еще попросил не нести колбасу.

Вторая весточка от сына пришла 23 ноября: Ольге позвонил молодой человек, через которого Ян попросил передать, что у него все хорошо. Кроме этого, всей ее связью с сыном были передачи по четвергам.

– Пока его никуда не переводят, – говорит Ольга. – Но это очень страшно – когда ты не знаешь, куда ехать, каждое утро просыпаешься и мониторишь списки: перевезли или нет? Потом едешь в ЦИП «на кнопку» и жмешь с надеждой узнать, что он там. Я видела, как из Окрестина выезжают автозаки с людьми: от этого мурашки по всему телу и слезы на глазах. Если автозаки с окошками, оттуда не видно ничего, кроме поднятых вверх пальцев, и все, кто приходит на передачу, стоят и машут, чтобы хотя бы так поддержать ребят. А потом ты стоишь с торбами, полными продуктов и вещей, и не знаешь – он уехал или остался. Находишь в списках – и выдыхаешь: значит, сегодня сын получит передачи. Я хожу уже не в первый раз, но каждый раз это очень страшно. Ладно я, уже крепкий орешек, но страшно представить, что происходит на душе у бабушек и дедушек с палочками, которые приносят передачи на тачечках с колесиками.

Столичного студента осудили в пятый раз

Всего Ян Солонович получил 71 сутки административного ареста по пяти эпизодам: 12 суток ему назначили второго ноября, 15 суток — пятого ноября, 15 суток — десятого ноября, 15 суток — 18 ноября, 14 суток — 26 ноября.

Сейчас Ольга с адвокатом будут обжаловать постановления судов.

– Молчать о таком ни в коем случае нельзя – все должны знать, что происходит, – уверена Ольга. – Когда сажают на «сутки», ты знаешь, когда твой человек выйдет. А я приехала после первого ареста, уточнила, что он сегодня выходит, а потом шесть часов ждала его в машине. Он так и не вышел. Когда спросила еще раз, где мой сын, мне сказали, что у него был новый суд и новый срок. Но почему мне не сказали сразу? Зачем шесть часов держали под воротами на холоде?

Но в любой ситуации есть место и добру – Ольгу глубоко трогают предложения помощи от друзей сына.

– Его одногруппники сейчас предлагают мне помощь, – говорит она. – Но зная, какие у них стипендии, я отказываюсь. Они помогают мне, например, искать книги для Яна. Недавно он попросил книги по программированию – ребята быстро скооперировались и все подобрали. Постоянно звонят мне и спрашивают, как дела.

Ольга говорит, что сын выходил на протесты, потому что верит, что ситуация может измениться.

– Он хотел развития страны, лучшей жизни для людей, которые живут рядом, – говорит Ольга. – Он минчанин, живет с родителями, поэтому за свою повышенную стипендию может позволить себе куда-то сходить. Но он видит, как живут другие студенты – поэтому выходил.

В связи с ситуацией с Яном Солоновичем правозащитники "Весны" обратились к трем спецдокладчикам ООН: спецдокладчикам по свободе мнений и высказываний, свободе мирных собраний и докладчику по ситуации в Беларуси.

Последние новости

Партнёрство

Членство