Заключение правозащитников "Весны" по уголовному делу Павла Пескова и Владислава Евстигнеева

2020 2020-10-15T17:33:03+0300 2020-10-15T17:33:33+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/molodechno_sud.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Эксперты и юристы Правозащитного центра "Весна" наблюдали за уголовным процессом над Павлом Песковым и Владиславом Евстигнеевым, обвиняемым по ч. 2 ст. 363 УК Республики Беларусь (Сопротивление сотруднику органов внутренних дел, сопряженное с применениме насилия). В результате Павел Песков был осужден на 3 года и 3 месяца колонии общего режима, Владислав Евстигнеев - на 3 года колонии общего режима.

К каким выводам пришли правозащитники после мониторинга судебных заседаний по данному делу?

Павел Песков и Владислав Евстигнеев. Фото: spring96.org
Павел Песков и Владислав Евстигнеев. Фото: spring96.org

Контекст, законодательство о мирных собраниях, соблюдение и поощрение прав и свобод

С начала мая 2020 года активизировались политические и общественные процессы в связи с начавшимися выборами президента. Возросла активность уличных протестов. Следует подчеркнуть, что законодательство о массовых мероприятиях в Беларуси содержит ряд недостатков, которые существенным образом препятствуют реализации права на мирное собрание и свободы выражения мнения: Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия) совместно с Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ после обсуждения закона «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» на предмет его соответствия международным нормам в 2012 году признала закон не соответствующим международным стандартам в области прав человека. В частности, подвергнуты критике определения массовых мероприятий в Законе, ограничение доступности общественных мест для проведения собраний, разрешительный порядок проведения. За любые, даже формальные нарушения Закона предусмотрена ответственность в виде крупных штрафов (до 50 базовых величин – 1350 белорусских рублей) и административного ареста сроком до 15 суток за каждый факт нарушения. Характер ограничений, налагаемых Законом, и применяющихся на практике в совокупности таков, что практически исключает возможность реализации права на мирное собрание и свободы выражения мнений.

Общественность и власти резко расходятся в оценке правомерности таких ограничений; власти требуют неукоснительного соблюдения ограничительных требований, толкуя каждый из актов неповиновения как противоправное деяние. Такое толкование позволяет властям расценивать акты неповиновения своим завышенным требованиям, которые сами по себе направлены лишь на реализацию международно признанных прав и основных свобод (как правило, в отсутствие допустимых причин для ограничений этих прав и свобод) как нарушения закона, и применять насилие для прекращения этого «нарушения».

Правозащитники и международные организации неоднократно критиковали власти за такого рода практику. В частности, Комитет по правам человека ООН в Заключительных замечаниях по пятому периодическому докладу Беларуси в 2018 году рекомендовал «пересмотреть свои законы, подзаконные акты и практику, в том числе Закон «О массовых мероприятиях», чтобы гарантировать возможность пользования в полной мере правом на свободу собраний как в законодательстве, так и на практике, и обеспечить, чтобы любые ограничения на свободу собраний, в том числе путем применения административных и уголовных наказаний к лицам, реализующим это право, соответствовали строгим требованиям статьи 21 Пакта. Государству-участнику следует незамедлительным и действенным образом расследовать все случаи чрезмерного применения силы сотрудниками правоохранительных органов, произвольных арестов и задержаний участников мирных протестов и привлечь к ответственности виновных».

Мы, юристы и эксперты ПЦ «Весна», разделяем и поддерживаем такие подходы и подчеркиваем, что задержание участников мирных собраний является произвольным, а с точки зрения и применительно к терминам национального права – не является «законной деятельностью» сотрудников органов внутренних дел, иных лиц, «выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка».

Условия наблюдения

Заседание проводилось открыто и гласно. В первый день рассмотрения уголовного дела, 16 сентября, в зале собралось большее количество слушателей, чем могли вместить три скамьи. Судья Виктория Полещук объявила перерыв на 20 минут для решения вопроса о том, чтобы все присутствующие могли поместиться в зале. Не было препятствий для понимания сути происходящих действий суда и участников процесса, слышимость была удовлетворительной, судебные заседания начиналось в срок, время возобновления заседания называлось чётко и громко. Порядок в здании суда и/или в судебном заседании определяла судья. Судом не оказывалось препятствий для аудиозаписи процесса, было запрещено вести видеотрансляцию и делать фото. Приговор оглашен публично.

Соблюдение презумпции невиновности

Обвиняемый Песков после взятия под стражу конвоировался до места в зале в наручниках, перед каждым заседанием наручники снимали, когда обвиняемый Песков был внутри прозрачной конструкции, сверху металлическая решётка над головой. В день, когда оглашали приговор, наручники с обвиняемого не снимали, он слушал его в наручниках за спиной,

Соблюдение процедуры судебного заседания

Судья: Виктория Васильевна Полещук

Прокурор: Сергей Габрукович

Секретарь: в нарушение требований ст. 280-2 УПК, судья не сообщила, кто является секретарем судебного заседания, чем лишила обвиняемых и защиту возможности осознанно и информированно принять решения об отводе секретаря судебного заседания. Также ее данные не указаны в приговоре.

Секретарь судебного заседания, которая обеспечивала допрос участников процесса посредством системы видеоконференции в порядке ст. 343-1 УПК из Минского областного суда - Шелякова Татьяна Евгеньевна,

Обвиняемые: Песков Павел Андреевич и Евстигнеев Владислав Сергеевич

Потерпевшие: Евгений Баранов и Вячеслав Яковенко, их представитель Пригодич Роман Сергеевич

Отводы суду, прокурору, секретарю, другим участникам процесса: Стороной защиты был заявлен отвод представителю потерпевших Пригодичу на основании п.2 ст.87 УПК в связи с тем, что он опрашивался в ходе предварительного следствия по обстоятельствам уголовного дела, судом отклонен.

В соответствии со статьей 87 УПК (Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, адвоката свидетеля, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а также понятого), представитель потерпевшего не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если он дал показания в качестве свидетеля об обстоятельствах, имеющих отношение к данному уголовному делу. Таким образом, вынесение в данном случае процессуального решения в пользу стороны обвинения в нарушение процессуального закона хоть и не влияет существенно напрямую на приговор, но, тем не менее, демонстрирует покровительственное отношение суда к представителю стороны обвинения. 

Заявление о применении пыток и/или жестокого, бесчеловечного, унижающего обращения: не поступало.

Обеспечение эффективной защитой

  • Адвокат Костюк Игорь Анатольевич, Минская городская коллегия адвокатов, осуществляет индивидуальную деятельность, осуществлял защиту обвиняемого Пескова Павла Андреевича.
  • Адвокат Филиппович Владислав Викторович, Минская областная коллегия адвокатов, юрконсультация №2 Молодечненского района осуществлял защиту обвиняемого Евстигнеева Владислава Сергеевича.

Адвокат Костюк занимал активную позицию, допрашивал показывающих против обвиняемого свидетелей, потерпевших. Несмотря на частичное признание вины своего подзащитного Пескова, требовал вынесения оправдательного приговора, что свидетельствует о глубоком понимании им правовой природы действий обвиняемого, знании материальных норм права и неукоснительном выполнении им требований уголовно-процессуального закона и правил адвокатской этики.

Адвокат Филиппович, по мнению наблюдателя, строил защиту своего подзащитного сугубо на характеристиках личности обвиняемого.

Равенство прав сторон в процессе

1) Защитники Костюк и Филиппович заявляли ходатайства о вызове и повторном допросе потерпевших и свидетелей из числа сотрудников ОМОНа и Молодечненского РОВД в связи с противоречиями в их показаниях – отклонено судом на месте;

2) Защитники Костюк и Филиппович заявляли ходатайства о том, чтобы потерпевшие и свидетели из числа сотрудников ОМОНа опрашивались в зале судебного заседания, а не по скайпу из Миноблсуда – отклонено;

3) Защитник Костюк в ходе опроса свидетеля – начальника уголовно-исполнительной инспекции Молодечненского РОВД Гамбицкого С.Ф. просил огласить его показания, данные в ходе допроса следователю Молодечненского РОСК по факту жестокого обращения при транспортировке Алейника (гражданина, с задержания которого и начался конфликт 19.06.2020) в связи с наличием противоречий – судья отклонила;

Вместе с тем, в соответствии со ст. 137 УПК, «Ходатайство должно быть удовлетворено, если оно способствует всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств уголовного дела, обеспечению прав и законных интересов участников уголовного процесса или других лиц». Совершенно очевидно, что устранение противоречий между показаниями участников процесса является предпосылкой для вынесения справедливого приговора, основанного на незыблемо достоверных доказательствах, подвергнутой правильной оценке.

Процессуальных препятствий для повторного допроса свидетелей не существует.

В соответствии со статьей 343-1 УПК (Проведение допроса, опознания с использованием систем видеоконференцсвязи), допрос участников процесса в ходе судебного разбирательства могут быть произведены с использованием систем видеоконференцсвязи в случаях:

  1. невозможности непосредственного присутствия участника процесса в суде по состоянию здоровья и по другим уважительным причинам;
  2. необходимости обеспечения безопасности участников уголовного процесса и других лиц в соответствии с главой 8 УПК;
  3. проведения допроса несовершеннолетнего участника процесса;
  4. необходимости обеспечения наиболее быстрого, всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела.

Таким образом, обязательных, прямо указанных в законе оснований для использования системы видеоконференцсвязи у обвинителя и суда не было; с точки зрения обеспечения наиболее быстрого, всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела, расстояние между г. Минском, где находились участники процесса, и г. Молодечно, где находился суд, в 80 км не препятствовал личному прибытию участников процесса в суд. У суда и обвинения таким образом была возможность обеспечить непосредственно личную явку в суд всех участников процесса. В процессе допроса свидетелей телевизор был под углом в 90 градусов к залу, что затрудняло восприятие информации.

4) Защитник Костюк заявлял ходатайство об изменении меры пресечения П.Пескову – было отклонено. 

Вообще, оба обвиняемых в начале судебного разбирательства находились под подпиской о невыезде и надлежащем поведении, которую соблюдали. 18 сентября в конце заседания гособвинитель зачитал письмо начальника Молодечненского РОВД на имя прокурора Молодечненского района о том, что имеется оперативная информация о том, что обвиняемый Песков намерен скрыться от правосудия за пределами РБ. Защита обвиняемого Пескова была лишена возможности ознакомиться с оперативной информацией. Судья приняла решение в пользу обвинения в течение 20-ти минут, при этом она даже не делала справки об ознакомлении с оперативной информацией – очевидно, ее и не было представлено. Адвокат обвиняемого Костюк обжаловал заключение под стражу в течение суток, как это предусмотрено УПК. 24 сентября жалоба поступила в Минский областной суд. На момент вынесения приговора 29 сентября жалоба на заключение под стражу рассмотрена не была. Минский областной суд рассмотрел жалобу на заключение под стражу 30 сентября в 9:30.

5) Защитник Костюк предоставлял суду документы, подтверждающие факт осуществления ухода за своей бабушкой – человека с инвалидностью первой группы. Суд приобщил.

6) Защитник Филиппович предоставлял суду документы, которые подтверждают факт наличия у матери Евстигнеева второй группы инвалидности в связи с шизофренией. Суд приобщил.

Исследование доказательств

Допрос обвиняемых, потерпевших и свидетелей осуществляли стороны обвинения и защиты, суд изредка уточнял отдельные обстоятельства у допрашиваемого лица. Судья, а не стороны, самостоятельно оглашала показания допрошенных на стадии предварительного следствия в связи с наличием существенных противоречий в показаниях. Следует отметить, что судья зачитывала показания в той части, которые, по ее мнению, противоречили показаниям, данным на этапе судебного следствия, в чем усматривается элемент оценки доказательств до удаления в совещательную комнату.

Избрание меры пресечения в качестве инструмента давления на обвиняемого

Как уже отмечено, мера пресечения в отношении П. Пескова была неожиданно изменена на заключение под стражу. Обвиняемому не предоставили возможность защищаться всеми предусмотренными законом средствами против ухудшения правового положения, не сообщив, на чем именно базировалось утверждение о его намерениях скрыться от уголовного преследования. Хоть это решение не повлияло напрямую на возможности осуществлять защиту в целом по делу и не отразилось напрямую на приговоре, тем не менее, этот инцидент подчеркнул предвзятое отношение к нему со стороны суда, а также упрочил подозрения о покровительстве стороне обвинения со стороны суда.

В соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом, но освобождение может ставиться в зависимость от предоставления гарантий явки на суд, явки на судебное разбирательство в любой другой его стадии и, в случае необходимости, явки для исполнения приговора.

Более подробно вопросы обоснованности заключения под стражу отражены в соответствующих Замечаниях общего порядка (№8 1992 года и №35 2914 года) - документах, где изложены в абстрактном виде разъяснения Комитета о нормативном содержании соответствующих статей и положений Пакта: «Заключение под стражу должно быть основано на принимаемом в каждом конкретном случае решении о том, что оно обосновано и необходимо с учетом всех обстоятельств для таких целей, как предупреждение побега, вмешательства в процесс собирания доказательств или рецидива преступления. Соответствующие факторы должны быть прописаны в законе и не должны содержать расплывчатых и широких стандартов, таких как "общественная опасность". Содержание под стражей до суда не должно быть обязательным для всех обвиняемых в конкретном преступлении без учета индивидуальных обстоятельств. Кроме того, досудебное содержание под стражей должно применяться не на основе возможного приговора за вменяемое преступное деяние, а на основе определения необходимости в этой мере пресечения. Суды должны рассматривать вопрос о том, позволят ли альтернативы досудебному содержанию под стражей, такие как залог, электронные браслеты или других условия, устранить необходимость в содержании под стражей в данном конкретном случае». Всего этого комплекса гарантий был лишен обвиняемый.

Установленные приговором обстоятельства

Владиславу Евстигнееву вменено умышленное сопротивление сотрудникам ОМОН в ходе задержания теми участника мирного собрания Н.Алейника, в ходе которого Евстигнеев схватил потерпевшего Баранова обеими руками в области плеча сзади и потянул на себя, из-за чего оба упали на тротуар, отчего у сотрудника ОМОН образовались ссадины на руке и ноге.

Павлу Пескову вменено умышленное сопротивление сотрудникам ОМОН в ходе задержания теми участника мирного собрания Н.Алейника, в ходе которого Песков схватил потерпевшего Яковенко за форменное обмундирование и потянул на себя.

Сотрудники органов внутренних дел утверждали, что в г. Молодечно по ул. Вялики Гастинец 19 июня 2020 г. происходило несанкционированное мероприятие, в ходе которого присутствовавшие выкрикивали лозунги и хлопали в ладони.

Свидетели, не являвшиеся сотрудниками органов внутренних дел, утверждали, что сотрудники ОМОН с применением физической силы задержали и отнесли в микроавтобус участника мирного собрания Алейника.

Установлено, что Евстигнеев положительно характеризуется, Песков осуществляет уход за инвалидом 1 группы и имеет на иждивении малолетнего ребенка, отягчающих обстоятельств не установлено.

Возможность назначения наказания, не связанного с лишением свободы и иных мер уголовной ответственности судом не обсуждалась. Вменено умышленное сопротивление сотрудникам ОМОН в ходе задержания теми участника мирного собрания Н.Алейника.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ

Наблюдение за данным уголовным делом в итоге дает возможности сделать выводы, имеющие значение для дальнейших оценок дела и положения обвиняемых.

Эксперты и юристы ПЦ «Весна» усматривают политические мотивы в действиях властей в отношении обвиняемых:

Под политическими мотивами понимаются реальные основания.  Важно проанализировать не только публично обозначенные основания решений органов власти, но и выявить их истинные мотивы неприемлемых в демократическом обществе действий или бездействия правоохранительных и судебных органов, иных субъектов властных полномочий, направленных на достижение хотя бы одной из следующих целей:

a) упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий;

b) недобровольное прекращение или изменение характера чьей-либо публичной деятельности.

Обе цели усматриваются в действиях властей, представленных в данном деле МВД, Следственным комитетом, прокуратурой и судом: уголовное преследование обвиняемых начато в период усиления репрессий в отношении гражданского общества перед лицом грядущей опасности утраты авторитарной власти президентом государства и утраты влияния выстроенной им системы «исполнительной вертикали власти». Судебное рассмотрение дела прошло в середине сентября 2020 года – после ряда политических событий, которые в корне изменили отношения властей и общества, не воспринимающего более полномочий действующей власти, сохранившей свое положение в результате повсеместных грубых фальсификаций и злоупотреблений в ходе президентских выборов 9 августа, и избравшей единственным инструментом влияния на ситуацию применение брутального физического насилия, выходящего за рамки всех, в том числе национальных, правовых норм, наравне с откровенно сегрегационной практикой реагирования органами правопорядка и судами на нарушение национального закона разными субъектами. В этой обстановке перед государственными институтами, сохранившими лояльность властям, стоит задача тотального подавления мирных протестов, запугивания демонстративно жестокими санкциями различного характера, в том числе – уголовными, всех участников и наблюдателей этих процессов, и принуждения к отказу от осуществления своих прав и свобод. 

Перед наблюдением стояла задача установить, были ли обвиняемые лишены свободы в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах.           

К указанным нарушениям помимо упомянутых ранее следует отнести следующие: 

  •  в ходе судебного заседания обвиняемого Пескова взяли под стражу 18 сентября. В этот же день защитник Костюк обжаловал заключение под стражу в Миноблсуд. Минский областной суд рассмотрел жалобу лишь 30 сентября, что является неэффективным средством правовой защиты, поскольку жалоба была рассмотрена после вынесения приговора, спустя 12 дней. Более того, рассмотрение жалобы на заключение под стражу не соответствует положениям пункта 3 ст.9 Международного пакта о гражданских и политических правах.
  • Защита обвиняемого Пескова была лишена возможности ознакомиться с оперативной информацией о том, что он, по данным Молодечненского РОВД, имеет намерение скрыться от правосудия за пределами Республики Беларусь. Судья даже не делала какой-либо справки о том, что она ознакомилась с материалом оперативной информации, а также о том, что эта информация получена законным путём.

Адвокат на основании ст. 50 Закона Республики Беларусь «Об оперативно – розыскной деятельности», которая устанавливает ограниченный круг органов и лиц, которым могут быть предоставлены материалы оперативно-розыскной деятельности, лишён доступа к информации, которая послужила основанием для принятия решения о заключении его под стражу. Таким образом, в основу решения суда о необходимости заключения под стражу Пескова положено доказательство – дело оперативного учёта, содержание которого не было известно его адвокату, вследствие чего он не мог оспаривать это доказательство, представленное процессуальным оппонентом.

Согласно пункту 8 Замечаний общего порядка №32 (2007) Комитета по правам человека право на равенство перед судами и трибуналами в общем смысле гарантирует наряду с принципами, упомянутыми во втором предложении пункта 1 статьи 14 Пакта, право равного доступа и равенства состязательных возможностей и обеспечивает, чтобы обращение со сторонами в таких разбирательствах было свободным от какой бы то ни было дискриминации.

В соответствии с пунктом 13 Замечаний общего порядка №32 (2007) Комитета по правам человека право на равенство перед судами и трибуналами обеспечивает также равенство состязательных возможностей. Это означает, что одни и те же процессуальные права должны обеспечиваться всем сторонам, кроме как если различия предусматриваются законом и могут быть оправданы по объективным и разумным основаниям, не ставящим подсудимого в фактически невыгодное положение и не подвергающим его иному несправедливому отношению. Принцип равенства сторон применяется в уголовном судопроизводстве и требует, в частности, чтобы каждой стороне была предоставлена возможность оспорить все доводы и доказательства, представленные другой стороной.

Таким образом, указанные выше обстоятельства, при которых защите обвиняемого Пескова как стороне в процессе не была предоставлена возможность оспорить доводы и доказательства, представленные другой стороной, имеющие решающее значение для выводов суда о необходимости заключения под стражу, указывают на нарушение пункта 1 статьи 14 Пакта. 

  • Обвиняемого Пескова всё время привозили в зал в наручниках и содержали в прозрачной конструкции с решетчатым потолком. Перед заседанием наручники с него снимали, после этого в зал приглашали слушателей. Вместе с тем, резолютивную часть приговора Песков слушал уже в наручниках. Данные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что в отношении Пескова был нарушен стандарт презумпции невиновности по пункту 30 Замечаний общего порядка №32 (2007): «В соответствии с пунктом 2 статьи 14 каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону. Презумпция невиновности, имеющая основополагающее значение для защиты прав человека, возлагает обязанность доказывания на обвинение, гарантирует, что никакая вина не может быть презюмирована до тех пор, пока виновность не была доказана вне всяких разумных сомнений, обеспечивает, чтобы сомнения толковались в пользу обвиняемого и требует, чтобы с лицами, которым предъявляются обвинения в совершении уголовного деяния, обращались в соответствии с этим принципом. Все государственные органы власти обязаны воздерживаться от предрешения исхода судебного разбирательства, например, воздерживаясь от публичных заявлений, в которых утверждается о виновности обвиняемого. В ходе судебного разбирательства подсудимые по общему правилу не должны заковываться в наручники или содержаться в клетках или каким-либо иным образом представать на суде в обличии, указывающем на то, что они могут быть опасными преступниками».

Кроме этого, перед наблюдением стояла задача определить, лишены ли обвиняемые свободы избирательно по сравнению с другими лицами.

Если обратиться к практике применения наказания по статье 363 УК, можно сделать вывод о том, что к обвиняемым Пескову и Евстигнееву применены непропорционально высокие и несоразмерные содеянному сроки лишения свободы на три года и три года и три месяца соответственно. Так, на примере ряда публикаций в СМИ можно заключить, что наказание в виде лишения свободы на три года и три года и три месяца было применено несоразмерно содеянному и общей практике.

  • Например, в отсутствие политического мотива преследования, 33-летний гражданин был осужден к трем годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение закрытого типа за несколько ударов, нанесенных в состоянии алкогольного опьянения сотруднику ГАИ.
  • В Лоевском районе местный житель при задержании за нарушение общественного порядка в состоянии алкогольного опьянения нанес удар милиционеру и был наказан тремя с половиной годами ограничения свободы без направления в ИУОТ.
  • В Минске гражданин в целях воспрепятствования законной деятельности старшего инспектора отдела правопорядка и профилактики УВД администрации Московского района г. Минска, вылил ему в лицо кипяток, а затем распылил перцовый баллончик, причинив термический и фитохимический ожог. За совершение преступления, предусмотренного частью 2 статьи 363 УК Республики Беларусь, гражданин осужден к двум годам ограничения свободы.
  • За 8 месяцев 2019 года в Минске рассмотрены судами 13 уголовных дел об оказании сопротивления сотрудникам милиции и применения в отношении них физической силы. «Трем подсудимым назначено наказание в виде ареста, остальным – ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа».

Потерпевшие сотрудники ОМОН не заявляли гражданских исков, не присутствовали на всех судебных заседаниях, кроме первого. Обвиняемые Песков и Евстигнеев не привлекались ранее к уголовной ответственности. 

В приговоре избрание вида и размера наказания обвиняемым в виде лишения свободы на длительный срок судом не обосновано.

Таким образом, лишение свободы к обвиняемым применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах:

  • равенство перед судом;
  • право считаться невиновным, пока виновность не будет доказана согласно закону;

По итогу наблюдения за судебным заседанием юристы и эксперты ПЦ «Весна» полагают, что преследуемые по политическим мотивам обвиняемые вообще не совершили уголовно наказуемого правонарушения: деятельность сотрудников органов внутренних дел, которые задерживали участника мирного собрания, выходила за пределы «выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка». Стихийное собрание в Молодечно 19 июня носило исключительно мирный характер, по стандартам оно должно защищаться властями. Поэтому обвинению и суду следовало квалифицировать действия обвиняемых как совершенное не в связи с выполнением потерпевшими функций охраны общественного порядка и в целом осуществления служебной деятельности, а исходя из тяжести наступивших последствий. Одновременно мы оценили характер действий обвиняемых как случай применения «ответного» насилия, спровоцированного исходным непропорциональным использованием физической силы, спецсредств или оружия, при том, что в деяниях обвиняемого отсутствовал умысел на нанесение несимволического материального ущерба или вреда кому-либо.

При этом учитывалось не только формальное наличие закона, устанавливающего ответственность за такое правонарушение, а выдвигались определенные требования к его качеству. Например, закон должен соответствовать международным стандартам, должен быть ясным, доступным, пропорциональным и предсказуемым. Это обязательство не требует от государства абсолютной правовой определенности, что часто просто невозможно, но накладывает определенные обязательства, чтобы правоприменение не было произвольным, и каждый мог предвидеть незаконность тех или иных действий.

Также установлено, что даже предположив доказанной вину Пескова и Евстигнеева в совершении преступления с указанной в приговоре квалификацией, продолжительность и условия лишения свободы явно непропорциональны (неадекватны) правонарушению, в котором лица были признаны виновными, они лишены свободы избирательно по сравнению с другими лицами.

Такая непропорциональность или неадекватность выявлялась путем сравнительного анализа данного случая с другими подобными правонарушениями.

Отдельному анализу подвергнут эпизод рассматриваемого конфликта – избиение Н.Алейника в автобусе ОМОН после задержания. Он утверждал, что после задержания его начали бить в машине руками и ногами, возможно дубинкой, по почкам, по ногам, по рукам, по боковой части грудной клетки, по лицу. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, телесные повреждения у Алейника могли образоваться от трех и более травмирующих воздействий с твердыми тупыми предметами. Сотрудники милиции иное, кроме загиба рук за спину, отрицали. Следователь со ссылкой на необходимость толкования всех сомнений в пользу обвиняемого (обвинение, естественно, никому не предъявлено) отказал в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ОМОН и милиции. Мы усматриваем в этом явную дискриминацию участников конфликта, при которой представители власти имеют поддерживаемый на всех уровнях власти иммунитет от уголовного преследования за акты жестокого унижающего обращения, а не представляющие общественной опасности действия представителей гражданского общества демонстративно жестоко караются. 

Все изложенные обстоятельства привели к тому, что 30 сентября 2020 г. представители белорусских правозащитных организацией заявили о признании Павла Пескова и Владислава Евстигнеева политическими заключенными и потребовали немедленно освободить их из-под стражи; пересмотреть принятые в отношении них меры и судебные решения при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство и устранения факторов, повлиявших на приговор.

Хроника судебного разбирательства по уголовному делу в отношении Павла Пескова и Владислава Евстигнеева:

В Молодечно начался суд за потасовку с силовиками, где ОМОНовец достал пистолет. Репортаж

Суд Молодечненского района 16 сентября начал рассмотрение уголовного дела в отношении Павла Пескова и Владислава Евстигнеева, участников акции солидарности 19 июня, на которой молодечненцы отбили у силовиков задержанного. Кадры потасовки возле милицейского микроавтобуса вызвали огромный резонанс, так как одном из видео видно, что в какой-то момент в руках одного из ОМОНовцев оказался пистолет.

Взят под стражу молодечненец, которого судят за потасовку с силовиками, где ОМОНовец достал пистолет

18 сентября, на третий день судебного рассмотрения в Молодечненском суде уголовного дела по ч. 2 ст. 363 Уголовного кодекса (сопротивление сотруднику органов внутренних дел, сопряженным с применением насилия) была изменена мера пресечения одному из обвиняемых — Павлу Пескову— с домашнего ареста на заключение под стражу. Такое решение было инициировано начальником Молодечненского РОВД через гособвинителя по причине того, что якобы Песков собирается скрыться за пределы территории Беларуси.

"Надо было остановить этот конфликт". Что на суде говорят обвиняемые молодечненцы по делу за потасовку с ОМОНовцами

На четвертый день судебного рассмотрения уголовного дела молодечненцев Павла Пескова и Владислава Евстигнеева по ч. 2 ст. 363 Уголовного кодекса (сопротивление сотруднику органов внутренних дел, сопряженному с применением насилия), заслушивают показания обвиняемых. В первый день суда Владислав Евстегнеев заявил, что он признает вину полностью, а Павел Песков – частично.

Молодечненцев, которые отбивали задержанного у силовиков на акции, прокурор просит лишить свободы

В понедельник, 28 сентября, в Молодечно государственный обвинитель попросил суд наказать Павла Пескова и Владислава Евстигнеева, которые обвиняются по ч. 2 ст. 363 Уголовного кодекса (сопротивление сотруднику ОМОНа, связанным с применением насилия) за потасовку с силовиками 19 июня на акции солидарности, лишением свободы в колонии общего режима.

Последние новости

Партнёрство

Членство