«Раздевали догола и заставляли приседать». Минчанин рассказал о своем задержании на Машерова 8 сентября

2020 2020-09-10T14:55:44+0300 2020-09-10T15:37:42+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/119060313_2943153879124163_1819345497945327265_n.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Минчанина Михаила Тананко брутально задержали вечером 8 сентября на проспекте Машерова возле «Корпуса». Силовики его вырвали из толпы протестующих, которые вышли в поддержку задержанной Марии Колесниковой, и поместили в синий бус. Михаила, после ночи в РУВД Московского района и на Окрестина, обвинив по двум административным статьям – 23.34 и 23.4 КоАП, оштрафовали на 30 базовых (810 рублей) и отпустили домой. Минчанин рассказал «Весне», что с ним происходило после задержания на Машерова.

Разгон акции на проспекте Машерова 8 сентября. Фото: Фото Евгений Ерчак, EPA
Разгон акции на проспекте Машерова 8 сентября. Фото: Фото Евгений Ерчак, EPA

«Не бейте, я иду», а он еще сильнее начал сжимать мою шею»

«Нас зажали в толпе десятки силовиков. Мы так стояли минут 20. Потом девушкам слева они сказали: «Идите домой, мы вас отпускаем». Когда эти девушки начали расходиться, меня задержали первого. Задерживал сотрудник в балаклаве и зеленом комбинезоне, наверное ОМОНовец. Заломал за шею. Я сразу сказал: «Не бейте, я иду», а он еще сильнее начал сжимать мою шею. Меня закинули в бус. Как оказалось, выступ сзади в таких бусах – это «тюрьма». Меня туда закинули с еще тремя задержанными. При задержании никто не представлялся, просто говорили «Пройдемте». Куда пройти, для чего?

Сразу у нас у всех забрали рюкзаки. Одному парню сказали разблокировать телефон, он это сделал. Девушки по дороге спрашивали, не будут ли их хоть насиловать на Окрестина, на что сотрудники отвечали, что это все вранье и нужно меньше читать телеграм-каналов.

Мы где-то около часа кружили по городу: искали свободное РУВД. В конце концов нас доставили в РУВД Московского района, где нас продержали около шести часов. Мы там ничего не делали. С нами никто не разговаривал. Как будто у них у всех в РУВД был приказ молчать. Они молча писали на нас протоколы, но мы не знали про это. Нас никто не опрашивал, не брали никаких объяснений, даже сами протоколы нам так и не показали за все время. Мне не дали протокол ни почитать, ни подписать, вообще ничего.

«Мы так и приседали голыми в душевой»

Глубокой ночью нас повезли на Окрестина. По приезду нас всех поставили к стенке. Возле нас ходил ОМОНовец и угрожал, говорил: «Куда вы ходите?», «Мы вас всех посадим по уголовке». Говорили, что нас всех оштрафуют на неподъемные штрафы, а фонды помощи все равно не помогают и ничего не оплатят. Также упрекали всех, что все хотят таким образом получить политубежище в Литве, где мы никому не нужны. Один из сотрудников спросил, у кого есть проблемы с сердцем. Я сказал, что у меня брадикардия. Но на это они начали опускать шутки: «На площадь нормально ходить с сердцем, а на Окрестина плохо?», «Перемен же требуют ваши сердца, может поэтому и болит сердце?» Смеялись с этого. В общем, пытались морально как-то нас задавить. Сотрудники ОМОНа были в балаклавах, свои лица не показывали.

Ночью нас заводили в душевую по одному, раздевали полностью догола и заставляли приседать, чтобы проверить, нет ли каких-то предметов между ягодиц. Мы так и приседали голыми в душевой. Через балаклаву смотрит ОМОНовец, а ты приседаешь голый. Это было очень унизительно.

«Дали какой-то просроченный хлеб, его ели»

Ночью меня заселили в камеру в ЦИП с другими задержанными во время акции. В камере было холоднее, чем на улице. Вообще условия были терпимые по сравнению с тем, что рассказывали задержанные во время акций 9-13 августа. Нам даже выдали белье, но матрас был очень твердый, невозможно было лежать на нем. Я там пробыл совсем немного, но у меня уже все затекло. Не представляю, как там выдержали люди, задержанные после 9 августа.

Нас кормили в ЦИП, но едой это сложно назвать. Утром дали безвкусную кашу с комочками. Есть ее невозможно. Дали какой-то просроченный хлеб, его ели. На стене в камере висели бумаги, где было написано, что за еду и содержание мы должны платить 13,50 рублей за сутки. Но это помои какие-то, за что платить? Днем нам принесли в камеру борщ, гречку, рыбную котлету и кисель. Но, опять же, все было безвкусное. Но мы все таки поели немного».

«На таких судах неважно, что ты делал, или чего не делал»

Михаил Тананко
Михаил Тананко

9 сентября в 17.20 в суде Центрального района начался суд над Михаилом Тананко. Административное дело Михаила по статьям 23.34. и 23.4 КоАП рассматривал судья Сергей Кацер.

«Только на суде я узнал, что у меня есть адвокат. Но на общение с ним нам дали только минуту. Я рассказал, что мне вообще не давали протокол, и я не знаю даже, в чем меня обвиняют. Я был в шоке от того, что происходит.

В протоколе, кстати, написали, что я отказался от дачи показаний, хотя нам даже не предлагали что-то рассказать. Из протокола, с которым я в первый раз ознакомился только через судью, я узнал, что оказывается, я махал флагом и сопротивлялся при задержании. На суде я рассказал, что действительно принимал участие в акции, но никакое сопротивление при задержании сотруднику милиции я не оказывал. Я предложил судье запросить камеры с видеорегистратора с груди ОМОНовца, который меня задерживал. Но судья «слил» мою просьбу. Он лишь переспросил «У кого?» и просто улыбался. Против меня свидетельствовал какой-то ОМОНовец. Он вообще свидетельствовал против всех задержанных на акции 8 сентября. Я думаю, что этого человека вообще не существует.

В итоге, благодаря адвокату, меня осудили только на штраф, а не на сутки. 15 базовых – по статье 23.34 КоАП (участие в несанкционированном массовом мероприятии) и 15 базовых – по ст. 23.4 КоАП (неподчинение сотруднику милиции). Всего – 810 белорусских рублей.

Вообще, как я понял, на таких судах неважно, что ты делал, или чего не делал. Все зависит от судьи, к которому попадешь. Один раздает всем только «сутки», другой – только штрафы. Одной половине нашей камеры дали «сутки», другой – штрафы. Это просто рандом. Я считаю, что мне просто повезло.  

Выпустили из ЦИПа меня только после того, как полчаса простоял еще возле стенки на Окрестина».

Последние новости

Партнёрство

Членство