"Репрессии есть репрессии". Ольга Николайчик вышла из ЦИП после 30 суток, но впереди — новые аресты Аудио

2020 2020-07-08T11:37:59+0300 2020-07-08T11:39:24+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/2020-31-05_nikalajchyk_na_pikece.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Режиссерка и активистка Ольга Николайчик седьмого июля вышла из Центра изоляции правонарушителей. Там она отсидела 30 суток, 22 из которых — штрафном изоляторе.

Всего в течение последних двух месяцев Николайчик получила 58 суток решениями четырех судов — 13 суток за участие в стриме с Тихановским, а остальные 45 — за участие в пикетах по сбору подписей за альтернативных кандидатов. Активистка заметила, что “отслеживать” ее с целью задержания начали еще 31 мая, когда в Минске возле Комаровского рынка проводился ряд пикетов.

Вольга Нікалайчык на пікеце каля Камароўскага рынку 31 траўня
Ольга Николайчик на пикете возле Комаровского рынка 31 мая

Еще тогда Ольга на всякий случай брала с собой "тревожную" сумку с самыми необходимыми вещами. Задержали ее после следующего воскресного пикета, седьмого июня.

"Но эту "тревожную" сумку уже нет смысла носить с собой, — отметила Ольга Николайчик. — Мне из этой сумки не дали ничего за 30 суток [пребывания в ЦИП]: ни книги, ни очки, ни предметы личной гигиены, ни расчески. Просто нужно одеваться так, ка кбудто ты должен знать, что ночевать ты будешь без одеяла, матраса и подушки”.

На все вопросы Ольги о выдаче ей личных вещей из этой сумки администрация отвечала: ”Не положено".

"Единственное, что мне дали из вещей — это мои таблетки (Парацетамол и другие), пока они не закончились. А потом, когда я заболела бронхитом из-за плесени и грибка в этом карцере, они меня уже “душили” антибиотиками. Врачи настаивали, чтобы меня повели сделать снимок, но администрация не пустила”.

Кроме этого, Ольга испытывала проблемы с ногами:

"Ноги как у слона опухшие, потому что по 16 часов сидишь на этом табурете металлическом в 20 сантиметров квадратных в ШИЗО. И ходить негде — [место] в два шага. Поэтому ноги отекали”.

В ШИЗО Ольгу забросили на первый день же ее пребывания в ЦИП. Поэтому она объявила голодовку, но продержав ее четыре дня, решила прекратить из-за тяжелого физического состояния: первые пять ночей она не могла спать из-за невыносимого холода и шума, в том числе со стороны администрации.

Находясь в ШИЗО, Ольга слышала, как туда заводили и Павла Северинца. Причем, как отметила активистка, это совпадало с ее " сроками”:

"22 дня в ШИЗО я была с перерывом в несколько дней — то есть после першх 17 дней меня отправили в обычную камеру, а потом опять — в ШИЗО. Так же заводили туда и Павла”.

По сравнению с ШИЗО, условия пребывания в обычной камере были лучше:

"В камере большое окно и оно приоткрыто на три сантиметра — поэтому в помещение попадает тепло, видно небо (меня не выводили на прогулку 23 дня) и воздуха хоть глоток был. Камера сухая, дерево на полу, кабинка над туалетом. У ШИЗО этого нет, все ”делаешь" на виду. И все-таки постирать свои вещи можешь под краном, а в ШИЗО давали только по одному-два литра горячей воды в день через окошко. И люди там есть”.

Активистка отметила, что через политических заключенных наблюдалось давление на людей, которые отбывали арест в ЦИП по “обычным” административным делам.

"Когда нас переводили в камеру, у всех людей там забирали матрасы и одеяла. А люди там некоторые сидели даже в летних платьях, без носков, а ночью очень холодно”.

Кроме Ольги Николайчик, из ЦИПв тот же день после 30 суток ареста выпустили и активистку Веронику Мищенко. Ольга отметила, что Веронику также помещали в ШИЗО, но так, чтобы они не столкнулись:

"Меня за пять дней до выхода перевели на место Вероники в обычную камеру, а ее — на мое место в ШИЗО. Но перевели так: меня сначала вывели на прогулку, тем временем Веронику завели в ШИЗО, а меня — в ту камеру, где она была. Я это заметила, когда увидела и узнала ее кроссовки, которые стояли у входа в ШИЗО”.

Ольга Николайчик также узнала, что во время пребывания в ЦИПе над ней 25 июня провели еще один суд, где присудили еще сутки. Но о суде ей никто не сообщал. Такая же ситуация с Вероникой Мищенко. Как рассказала “Весне” Марина Адамович, над Вероникой во время ее ареста провели 17 июня суд, решением которого стали дополнительные сутки.

"Репрессии есть репрессии, все знают, на что они способны, иллюзий не было”, — отметила Ольга Николайчик.

Последние новости

Партнёрство

Членство