Блог Павла Сапелко: Классик в краске

2020 2020-06-03T13:43:19+0300 2020-06-03T13:43:19+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/puskin_ruki.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В очередном выпуске блога «Слово о праве» в «БелГазете» юрист Правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко анализирует ход уголовного дела Филиппа Шаврова, оценку его действий некоторыми журналистами и позицию правозащитников.

19 мая отечественной Фемиде задали несложную задачу: за день удалось рассмотреть уголовное дело о раскрашенных руках русского классика. Итог почти удовлетворительный: штраф, который некоторые получают просто за то, что поучаствовали в несанкционированной демонстрации, - 50 базовых величин, 1350 рублей.

Так что политзаключенного не стало. Не стало, вообще-то, еще до суда: за пару недель до заседания Филиппа Шаврова, признанного правозащитным сообществом политзаключенным, освободили из СИЗО. Вот так просто - взяли и освободили. В феврале, когда он сам явился в милицию и рассказал о своих трех заслугах: красные руки Пушкина, изображение национального бело-красно-белого флага на памятнике погибшим милиционерам, надпись «1937» на заборе Водоканала - никаких других вариантов, кроме СИЗО, следователь с прокурором на пару (а, нет, там еще явно кто-то в принятии решения участвовал, думаю) не нашли. Из всего перечня обоснований такому решению с горем пополам можно было за уши притянуть только цель обеспечить явку в суд: и преступление не тяжкое, и расследовать там нечего - вот вам руки Пушкина, «флаг» на камне, вот вам цифры на грязном бетоне, вот признание автора.

Правозащитники тогда, дождавшись окончательного обвинения, отреагировали быстро и признали активиста политзаключенным: ну нельзя лишать свободы за то, что человек высказывает свое мнение, пускай даже экстравагантно. Для полноты картины отрецензировали труд следователя - постановление о привлечении в качестве обвиняемого - и поставили «неуд». Смешно, ей-богу, раздувать несколько пшиков баллончиками до способности к бесчинству, «желании унизить и подавить другого человека, надругаться над его интересами или интересами общества» - это из постановления, а вообще оно удручающе длинное и перегруженное измышлениями.

После такого неожиданного для властей поворота сюжета некие правоохранители, имевшие доступ в СИЗО к заключенному «художнику», отдали в один солидный «издательский дом» запись разговора с ним, молодым и несдержанным в оценках, разговорчивым и улыбчивым. И этот самый издательский дом, по давней традиции всех «сливных бачков», припрятав автора под ником «Отдел журналистских расследований», выкатил, надо понимать, оперативный материал на всеобщее обозрение. К слову, бюджетные деньги, получается, пошли не только на содержание этого «издательского дома» с его сайтом, но и на зарплаты режиссера, оператора, монтажера и ведущего этого шоу, чтобы повеселить немногочисленных читателей сайта этого самого «дома». Ну, повеселили, наверное, шоу вышло занимательное и познавательное. Будущие собеседники этих самых авторов видеоряда будут знать, к чему приводит пренебрежение ценным правилом о том, кому «веры нет».

Одно непонятно: эти «режиссеры» всерьез рассчитывали, что правозащитные оценки действий Шаврова изменятся синхронно с оценкой его как личности? Не случилось и никогда не случится. В своих оценках мы всегда исходили из принципов правозащиты и сверяли свою позицию с различными стандартами и документами, а в них нигде не говорится, что свои права и свободы вправе осуществлять только высокоморальные, интересные и образованные люди. Права человека универсальны, это означает, что они - для каждого. И наоборот, случается так, что вполне приятные люди совершают поступки, которые могут кому-то очень нравиться (омоновцу по шее съездить, к примеру), но не одобряются с позиции прав человека.

Хотя, кто-то - то ли «отдел журналистских расследований», то ли режиссер-монтажер, настойчивых попыток повернуть нас на скользкую дорожку сомнений не оставлял до последнего. Понимая, что краска - это не то, что можно осудить наравне с насилием, в своих фантазиях он (она или они) памятники измазали чем-то еще. Памятники, мол, «измазаны краской и не только, особо кощунственно обвиняемый обошелся с мемориалом погибшим милиционерам». Кощунственно - это как? Ну не про бело-красно-белый флаг же они, там некоторые из погибших под ним присягу принимали и на кокардах вместе с «Погоней» носили, если что. И где это «кощунственно обошлись» делось в суде и приговоре? Пропало, надо понимать, было и сплыло. Или задержалось где-то - не в «издательском доме» ли?

Последние новости

Партнёрство

Членство