Блог Павла Сапелко: Садись, «два»!

2020 2020-03-23T12:05:08+0300 2020-03-23T12:18:41+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/slovo_o_prave_20.03.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Юрист Правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко в новом выпуске блога «Слово о праве» в «БелГазете» критикует наличие в законодательстве и применение на практике к осужденным статьи 411 Уголовного кодекса.

Статья 411 - «Злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы» - уникальный инструмент в руках МВД, при помощи которого можно стращать тюремное население, продлевать практически бесконечно пребывание заключенного за решеткой.

Жертвами этой статьи становятся и известные в определенных кругах фигуры, и «рядовые» армии заключенных. Известный мне рекордсмен - Владимир Бондаренко, минимум восемь раз осужденный по 411-й, у него восьмилетний срок тянется второй десяток лет. Не обошла 411-я стороной Дмитрия Галеева, которого когда-то неожиданно выдала Швеция на верное растерзание белорусской Фемиде, и его таки осудили с нарушением всех мыслимых гарантий справедливого суда сроком на 10 лет. Этого показалось, видимо, мало - добавили.

Вот и недавний новый приговор Александру Логинову - фигуранту нескольких уголовных дел, за которые он уже практически отбыл все отмеренные судом 14 лет и по одному из которых наказаны действия в конфликте с участием нескольких известных лиц в ночном клубе, - заставил вернуться к теме существования в УК пресловутой статьи.

По смыслу статьи 411 лишением свободы должно наказываться «противодействие администрации в осуществлении ее функций», которое становится криминальным, если человек совершит определенный комплекс нарушений, осуществив тем самым «злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы». Однако суды по-прежнему привычно штампуют приговоры за эти самые нарушения, не вникая в диспозицию статьи.

Ключевая фраза этой самой диспозиции определяет смысл уголовного преследования: борьба с противодействием администрации в осуществлении ее функций. Загадочным явлением, надо сказать. Эти «функции» не описаны как понятие в Уголовно-исполнительном кодексе и Правилах внутренного распорядка, поэтому понимать их значение можно только на уровне буквального толкования. Хотя, собственно, можно на этом и закончить, обоснованно заявив, что, если функции администрации исправительного учреждения законом не определены, значит, умышленно противодействовать чему-то неопределенному нельзя.

А если все же продолжить: наиболее близким по смыслу синонимом «функции», пожалуй, будет «деятельность»? По УИК можно найти несколько разрозненных упоминаний о видах деятельности органа по исполнению наказания: оперативно-розыскная, воспитательная, например. Т.е. кандидат на «раскрутку» по 411-й должен препятствовать перечисленным видам деятельности администрации, противодействуя формированию и укреплению у осужденных стремления к занятию общественно полезной деятельностью, добросовестного отношения к труду; соблюдению требований законодательства и принятых в обществе правил поведения. Также он может делать невозможным или затруднять «обеспечение личной безопасности осужденных, работников исправительных учреждений и иных лиц, выявление и предупреждение готовящихся преступлений, розыск в установленном порядке осужденных, совершивших побег из исправительных учреждений, а также осужденных, уклоняющихся от отбывания лишения свободы, содействие в выявлении и пресечении преступлений, совершенных осужденными до прибытия в исправительное учреждение».

Ну и где в этом многословии место отказу от физических упражнений на зарядке, от уборки тюремных двориков, камеры и другим перечисленным в приговоре грехам отдельно взятого заключенного? Там в тюрьме мальчики-зайчики сидят и ходят, и если условный Логинов не сделает зарядку, то и они не будут? А это кто-то зафиксировал - влияние пыли в камере, отказа от физкультуры и неполный доклад «дежурного по камере», - на настроение и процесс исправления остальных заключенных? Или на безопасность, предупреждение преступлений? Нет, конечно.

В приговорах этого нет: там только о нарушениях как таковых. А таких нарушений можно наплодить без ограничений.

Поэтому складывается впечатление, что некоторым сидеть придется столько, сколько посчитают нужным в одном из управлений МВД, бывший начальник которого, сделав все возможное для борьбы с организованной преступностью, удалился на покой, а потом - в СИЗО КГБ. Хотя ходят слухи, что в бесконечном сроке конкретно Логинова заинтересованы не только милицейские чины: достаточно вспомнить, кто являлся самым известным потерпевшим по его делам.

Последние новости

Партнёрство

Членство