«Заставить власть выполнять свои же обязанности». Как прошла презентация отчета по местам несвободы Фото Аудио

2020 2020-02-13T15:32:09+0300 2020-02-13T16:44:28+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/daklad-sapelka-2020-1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Мониторинговый отчет «Места несвободы в Беларуси в 2018 — 2019 годах» был презентован ПЦ «Весна» 13 февраля. Представляли доклад правозащитников юрист Павел Сапелко, а также представители Могилевского отделения Весны Борис Бухель и Александр Бураков.

daklad-sapelka-2020-2.jpg
Александр Бураков, Павел Сапелко и Борис Бухель. Фото: spring96.org

В частности, представляя отчет, юрист ПЦ «Весна» Павел Сапелко отметил, что работа по этой теме началась еще в 2004 году. В последние годы мониторинговые отчеты готовятся более структуризированно, с учетом анализа международной практики и национального законодательства.  Также ситуация с соблюдением прав в учреждениях несвободы и случаи запрещенного бесчеловечного обращения находит свое отражение в ежемесячных обзорах правозащитного центра о ситуации с правами человека в Беларуси.

Борис Бухель, который является членом общественно-наблюдательной комиссии управления юстиции по Могилевской области, неоднократно посещал пенитенциарные учреждения и пытался встретиться с белорусскими политзаключенными. Рассказывая о своем опыте, он подчеркнул, что есть два вида наблюдательных комиссий: при управлении юстиции, в которой он состоит, а также комиссии, созданные Указом президента.  «Попасть туда невозможно», —- отметил правозащитник. То, что он стал членом областной комиссии, является скорее исключением, да и «прав у нашей комиссии нету». Состоит он там с 2 февраля 2018 года, являясь по сути единственным независимым наблюдателем.

daklad-sapelka-2020-3.jpg
Борис Бухель показывает свое удостоверение члена комиссии. Фото: spring96.org

Как проходило посещение Борисом Бухелем мест принудительного содержания?

«Во всех странах, и в России например, комиссии могут без предупреждения приехать в любое место лишения несвободы, и их обязаны будут впустить. У нас же нужно подавать заявку за 2-3 недели», — отметил правозащитник.

В заявке Борис Бухель просил встретиться с политзаключенным Михаилом Жемчужным, а также с Дмитрием Полиенко (который на тот момент был политзаключенным). Ни с кем ему встретиться не удалось.

«Мы проходили буквально рядом с камерой Полиенко, я пытался туда попасть, но нас тут же чуть ли не силой оттуда выпихнули [сотрудники администрации]».

По случайности сразу же после презентации мониторингового отчета Борис Бухель и Дмитрий Полиенко встретились в офисе ПЦ "Весна". Они вспомнили тот момент:

Когда же Борис Бухель приехал в колонию, чтобы встретиться с Петром Кучуром, то практически не смог увидеть никого из заключенных.  «Они на работах, на производстве, на обеде», — объясняли представители администрация. Но совершенно случайно наблюдателю удалось поговорить с одним заключенным, который тут же начал жаловаться на нехватку солнечного света.

С этим тесно связана проблема «ресничек» — железно-металлических жалюзей (а иногда и просто  железных листов) на окнах камер для заключенных, которые вовсе не пропускают дневной свет. Одним их инициатором кампании против «ресничек» является Александр Бураков.

daklad-sapelka-2020-5.jpg
Александр Бураков показывает "реснички" на обложке мониторингового отчета. Фото: spring96.org

«Это наследие времен СССР, так как после 1979 года зданий мест несвободы уже не строилось, — рассказал правозащитник. — Согласно правилам, окна должны иметь достаточные размеры, чтобы заключенный мог читать и работать при дневном свете. Однако «реснички» не пропускают света вообще. В камере круглосуточно горит свето-диодная лампочка. Однако она не может обеспечить человеческий глаз всем необходимым спектром цвета, в итоге у человека ухудшается зрение. По сути, человек сидит попросту в темнице».

В Беларуси действуют определенные санитарные правила, которые включают и вопрос освещенности в помещениях. И эти правила распространяются также на СИЗО. И проблема «ресничек» приводит правозащитника к определенному выводу:

«Нарушение этих правил автоматически означает, что нарушаются внутрибеларусские законы.  Единственное, что пока могут сделать правозащитники — это попробовать заставить власть выполнять те обязанности, которая она сама на себя возложила».

Отдельно Александр Бураков обратил внимание на проблемы матерей-заключенных. Так, в январе 2019 года в гомельской женской исправительной колонии №4 было открыто новое общежитие для мам с детьми, полностью укомплектованное под эти нужды. Но в итоге оно практически никогда не работало по назначению, потому что, как оказалось, осужденным женщинам не предполагается декретный отпуск. Это — своеобразная «дырка» в законодательстве и системе.

В мониторинговом отчете «Места несвободы в Беларуси в 2018 — 2019 годах» обращается внимание на разные типы мест принудительного содержания: изоляторы временного содержания, закрытые учреждения для несовершеннолетних правонарушителей, лечебно-трудовые профилактории и пр. С полной версией доклада можно познакомиться здесь:

«Заставить власть выполнять свои же обязанности». Как прошла презентация отчета по местам несвободы

Последние новости

Партнёрство

Членство