Александра приносили в зал суда на одеяле, и при этом он испытывал жестокие боли

2020 2020-01-23T12:33:10+0300 2020-01-23T13:19:45+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/ik-5.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В Социально-информационное учреждение «ТаймАкт» обратилась Лидия Ковалева – мать осужденного Александра Ковалева, содержащегося сейчас в Исправительной колонии №5.

ik-5.jpg
Исправительная колония №5 (Ивацевичи). Фото: А. Посталовский

По информации матери, действия правоохранителей Логойского района значительно ухудшили здоровье ее сына: он утратил слух на одно ухо, а передвигаться может только с помощью костылей. Сейчас решается вопрос об установлении ему группы инвалидности.

Что произошло?

Александр Ковалев был задержан 9 октября 2016 года сотрудниками уголовного розыска Логойского РОВД у себя на даче по подозрению в совершении преступления. Сам Александр не пытался скрываться от следствия. В дальнейшем в письме к своей матери он описывал, что произошло в кабинете сотрудников уголовного розыска:

«…у меня в тот момент руки уже отекли от того, что были застегнуты сзади. Я им говорил: перестегните вперед, а они: давай говори, так как им было нужно. Я им рассказал, как было. Они мне не поверили и разозлились. Один из троих ударил кулаком – ладонью меня по голове два раза в ухо. В этот момент у меня голова закружилась, и я упал со стула на пол. Сколько я пролежал – не помню, может десять минут, может, двадцать… не знаю. Потом меня подняли, одну руку отстегнули и хотели застегнуть наручники, чтобы я оказался в позе «ласточки». Но у меня не сошлись руки, и один из них ударил меня по спине в районе поясницы. Я снова упал…» 

С сильной болью в спине и не слышащим на правое ухо Александр оказался в камере ИВС Логойского РОВД. Отопления в ней не было в течение почти трех суток. Кроме этого, когда следователи осматривали автомобиль Ковалева, самого его в это время держали на улице в одном свитере. Когда в один из этих дней Александра посетил сотрудник прокуратуры района, он пожаловался ему на избиения и пытки холодом. Реакции не последовало.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Позже арестованного вывезли для проведения экспертизы в больницу. Но после возвращения в Логойск 22 ноября Александр Ковалев без верхней одежды был на трое суток помещен в неотапливаемое помещение ИВС. Для того, чтобы согреться, другие осужденные в зимней одежде занимались физическими упражнениями. Несколько раз к Ковалеву вызывали скорую помощь, которая ставила ему обезболивающие уколы. Ковалев испытывал серьезные боли в спине, а также глухоту на правое ухо. Александр жаловался на это сотруднику отдела следственного комитета по Логойскому району. И вновь реакции не последовало.

Также Лидия Ковалева рассказала, что 23 ноября привезла сыну теплую одежду. Ее приняли и поместили в камеру хранения, а матери через некоторое время принесли осенние вещи сына. Это значит, что в это время Александр оставался в холодной камере практически в одном нижнем белье.

Все это привело к тяжелым последствиям.  24 ноября 2016 года Александр Ковалев с утра не смог встать на проверку, так как у него развился паралич нижней части тела. Снова была вызвана скорая помощь, которая доставила Ковалева в 5-ю городскую больницу г. Минска с диагнозом: «острый очаговый миелит, индуцированный переохлаждением, с выраженным нижним пирамидным парапарезом и НФТО по центральному типу (задержка мочи). Острый ринит, правосторонний экссудативный средний отит».

При этом на момент задержания (9 октября) у Александра Ковалева не было проблем со слухом, а также с параличом ног. Это подтверждается документами медицинских комиссий при допуске его к работе сантехником и к управлению автомобилем.

По рассказам матери, в больнице Александра приковали к кровати за две руки и одну ногу. Это фактически привело к кишечной непроходимости, врачи больницы еле спасли его.

Потом милиционеры пытались поместить Александра в следственный изолятор тюрьмы № 8, но там отказались принимать его из-за состояния здоровья.

Позднее Александра все же доставили в СИЗО, а через некоторое время – и на судебное разбирательство. Отмечается, что Александра приносили в зал суда на одеяле, и при этом он испытывал жестокие боли.

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

Лидия Ковалева еще с осени 2016 года пыталась поднять вопрос о незаконности действий, совершаемых против ее сына. Она обращалась в Совет Безопасности и в Генеральную прокуратуру страны, а также была в Администрации Президента. Результат, отмечает она, один: материалы вновь и вновь возвращались в Логойск. Неоднократно принимались решения об отказе в возбуждении уголовного дела и об отмене этих постановлений.

Недавно Лидия Ковалева в очередной раз обратилась к руководителям республиканских правоохранительных органов. В частности, она заявила о фальсификации и подлоге некоторых документов.  Например, не совпадают данные в эпикризе из 5-й больницы, который находится в уголовном деле Александра, и эпикризе, высланном недавно больницей по запросу матери. Там имеются расхождения в обстоятельствах поступления в клинику, в сроках лечения, в диагнозах. Кроме того, в обоих эпикризах указана фамилия лечащего врача – Кобяк Н.Н., но при этом на документе из дела стоит печать совсем другого доктора.

Мать Александра считает, что имеет достаточно доказательств о пытках и истязаниях её сына.

Юрист Правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко отмечает, что в подобной ситуации необходимо обратиться з заявлением на имя начальника подразделения Следственного комитета в кратчайшие сроки:

«Я не берусь утверждать, что проведенной проверкой обязательно бы установили основания для возбуждения уголовного дела и провели бы расследования – потому что у нас это нечасто случается. Но во всяком случае была бы проведена хоть какая-то проверка и были бы зафиксированы телесные повреждения, если они имели место. К сожалению, чем позже происходит обращение за защитой к государству, чем меньше шансов, что эта защита будет эффективной».

Если задержанный человек не может по каким-либо обстоятельствам написать заявление (например, у него нет ручки, а ее не выдают сотрудники ИВС либо СИЗО), это следует сделать родственникам.

«Они должны заявить о том, что их родной человек стал жертвой жестокого обращения и преступления, — отмечает Павел Сапелко. — Хотя в белорусском законодательстве и нет конкретной статьи, которая наказывает за применение пыток или жестокого и бесчеловечного обращения, однако есть уголовная статья, которая наказывает за превышение должностным лицом своих полномочий».

Обращаться в Следственный комитет стоит и в случаях, когда человек подозревает фальсификацию документов. Допустимо ли то, что эпикризы могут не совпадать между собой? Павел Сапелко на этот вопрос ответить не может, однако юрист подчеркивает:

«Для этого как раз-таки и есть проверка, которую должен провести следователь по заявлению о совершении преступления по отношению к этому человеку. Он должен разобраться и сделать выводы: поскольку одно дело, когда это была просто ошибка в оформлении медицинской документации, и совсем другое — если эта «ошибка» имела целью запутать следы каких-то нарушений».

Последние новости

Партнёрство

Членство