Блог Павла Сапелко: Бейте, но осторожно?

2019 2019-07-22T11:55:51+0300 2019-07-22T11:55:51+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/nasilit_semija.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Иллюстративное фото

Иллюстративное фото

Юрист Правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко в очередном выпуске блога "Слово о праве"  в "БелГазете" рассуждает о том, что считать насилием, и есть ли разница - бьет милиционер и родитель? 

Об истязаниях детей в собственных семьях новости появляются регулярно. На прошлой неделе стало известно, что могилевчанка и ее муж вдвоем били сыновей женщины 8 и 9 лет. Били так, что порвался ремень. Стегал 32-летний мужчина - их отчим. А мать в это время держала школьников. Так пьяные взрослые наказывали мальчиков за неуспеваемость. В школе педагоги обратили внимание на синяки и ссадины у детей и обратились в милицию. Позже экспертиза насчитала на теле каждого ребенка не менее 23 повреждений.

Мы, правозащитники, да и вся активная часть гражданского общества в целом неплохо поработали над распространением знаний о правах человека. Уже многие знают, что милицейская жестокость - это не только «ласточка», пакет на голову для удушения или электрошокер под ребра для получения признаний. Милицейская жестокость - это еще и наручники или «расслабляющий удар» дубинкой по безобидному нетрезвому прохожему, лишение сна или пищи в связи с плотным графиком следственных действий и многое другое, что вызывает обоснованное возмущение общественности и выливается в жалобы и заявления о привлечении к уголовной ответственности виновных.

Мы увлеченно следим за историями о проверках, с возмущением получаем постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, пишем жалобы на них. В целом мы знаем, что жестокое, унижающее обращение - это плохо. И они, силовики, хоть своих, как правило, и не сдают, но тоже знают, что это плохо.

В то же время рядом с нами идет как будто другая жизнь: мама на детской площадке отшлепала ревущего карапуза, папа дал подзатыльник непутевому наследнику отцовских долгов. Это, говорят они, воспитание. И категорически не приемлют постороннего вмешательства в такой глубоко интимный процесс. Посторонние и не вмешиваются, пока наружу не вылезет такое, что уже не спрячешь, как ни старайся. Тогда уже все негодуют: ну как это можно - бить ребенка так, что сломали руку (ребро, ногу). Просто бить ребенка можно, а сломать руку нельзя? Когда бьет милиционер без переломов - это преступление, а когда бьет родитель ребенка - это воспитание?

Вы скажете: есть большая разница. Милиционер - должностное лицо, а родитель - нет. А жертве жестокого обращения что до таких тонкостей? И там, и там жертва находится в уязвимом, зависимом состоянии. И в том, и в другом случае очевидно жестокое обращение, запрещенное международным правом. В Международном пакте о гражданских и политических правах (статья 7) прямо указано: «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающему его достоинство обращению или наказанию». В Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания также говорится о запрете такого обращения, никаких исключений для детей, к неудовольствию сторонников традиционных ценностей, там нет.

За трескучими названиями мероприятий по расширению, искоренению, внедрению и прочему совершенствованию сложно уловить самое важное: в Беларуси нет определенно выраженного в законе абсолютного запрета телесных наказаний вне зависимости от обстоятельств. Это порождает ситуацию, когда (цитируя Заключительные замечания по пятому периодическому докладу Беларуси Комитета против пыток ООН), «по признанию Министерства внутренних дел, его должностные лица ежедневно получают 200 жалоб на насилие в семье, но в большинстве случаев эти дела не доходят до суда… из почти 6000 жалоб на «сексуальное и бытовое насилие в отношении женщин и детей» по 3123 были возбуждены и переданы в прокуратуру уголовные дела, но лишь по 364 делам ведется производство».

Эту ситуацию Комитет против пыток ООН предлагает разрешить принятием законодательства, которое «конкретно, недвусмысленно и полностью запрещает телесные наказания», а также принять меры, «необходимые для предотвращения подобных наказаний». Что предлагает на сегодняшний день наш законодатель? Ни-че-го. Разработку нового закона в этой сфере неожиданно прекратили на начальной стадии, а «ювенальной юстицией» и прочей дурью, «взятой с Запада», пугают пап и мам, давая им на будущее недвусмысленный посыл: бейте, но осмотрительно, в рамках «белорусских, славянских» традиций. А это означает, что ничего не изменится и по-прежнему нас будут шокировать разными историями недетской жестокости. Ведь начинается она со шлепков в песочнице.

Последние новости

Партнёрство

Членство