В Мозырской колонии к концу года 40 человек осудят по 411 статье?

2019 2019-07-09T16:34:21+0300 2019-07-09T18:04:10+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/turma-list-2.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В Правозащитный центр «Весна» обратился осужденный Сергей Варов, который отбывает наказание в ИК №20 г. Мозыря с декабря 2018 года. В письме он описывает ситуацию, которая сложилась с ним в стенах пенитенциарного учреждения, и просит правозащитников привлечь внимание к беззаконным действиям и произволу в отношении осужденных со стороны администрации колонии.

«Ни для кого не секрет, что в исправительной системе Республики Беларусь грубейшим образом нарушаются как права человека, так и Конституция.

Особенно явно выражено наплевательское отношение к осужденным в такой специфической колонии как ИК №20 г. Мозыря. Не буду вам расписывать о всех фактах нарушений, поскольку их великое множество и в одном письме их не изложить, т.к. придется писать книгу. А изложу вам на своем примере.

Я прибыл в учреждение 8 декабря 2018 года, меня поместили в неотапливаемое помещение, почему-то называемое карантином, в то время как остальных осужденных разместили где-то в другом месте.  

В течение трех дней я не видел никого из представителей администрации, кто мог бы дать мне объяснения по данному факту. На четвертый день моего пребывания в этом «сарае», меня посетил начальник карантина. На мой вопрос о том, что происходит, и просьбу пригласить медицинского работника мне было предложено подписать так называемые обязательства, а потом задавать вопросы. К слову, обед я тоже должен был получить только после этого.

Насколько мне известно я вправе отказаться от подписания каких-либо обязательств, и никто не имеет право к чему-либо принуждать. Я отказался. После этого разговора я опять же без обязательного осмотра врачом был водворен в ШИЗО, как мне объяснили, на неопределенный срок», - описывает свою ситуацию Сергей Варов.

Мужчина подчеркивает, что во время нахождения в ШИЗО он был лишен минимальных человеческих прав: ему не давали возможности поменять нижнее белье, сотрудники учреждения обращались грубо и унижали его человеческое достоинство, медицинские осмотры все еще не проводились. В начале весны Сергей Варов был переведён в помещение камерного типа, прессинг со стороны администрации продолжался, а медработников он все так же не видел.  

«Первое время я плакал. Спустя полтора месяца меня в тяжелом состоянии вывезли в Мозырскую городскую больницу, но как только меня более-менее привели в чувства, сразу же вернули в ИК-20.

В последствии выяснилось, что в то время, когда я в крайне тяжелом состоянии находился в камере ПКТ, я должен был произвести какой-то доклад. Что и кому докладывать для меня так и осталось не выясненным. Тем не менее я получил очередное взыскание, по причине которого на меня было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 411 УК», - повествует осужденный.

3 июня ко Сергею Варову приехали медработники из «Мозырской психиатрической больницы» с целью проведения судебно-психиатрической экспертизы. От них мужчине и стало известно, что против него возбуждено уголовное дело. Посчитав, что это какая-то ошибка, Сергей Варов отказался от проведения экспертизы.

«Спустя неделю меня в учреждении посетила следователь Мозырского СК Новикова С.В. Она ознакомила меня с тем, что я являюсь подозреваемым по ст. 411 ч. 1 УК, но с правами подозреваемого, нагло ухмыляясь, данный следователь отказалась ознакомить меня. Спустя неделю следователь явилась вновь ознакомить меня с тем, что мне назначена судебно-психиатрическая экспертиза, я заявил, что какие-то эксперты уже ко мне приезжали и действия следователя ведутся в обратном порядке, на что получил ответ: «От перемены мест слагаемых сумма не меняется». Я потребовал адвоката».

По прошествии нескольких дней следователь приехала со вторым следователем Лаптевым А.Н., но представила его адвокатом:

«Данное лицо вместо того, чтобы защищать мои интересы просто перешло к угрозам, а именно Лаптев А.Н. сказал мне прямым текстом, что если я не признаю вину, то все равно буду осужден, да еще и никогда не освобожусь. С правами в тот день меня никто не ознакомил, допрос также не проводился. Не видя смысла своего нахождения в кабинете с Новиковой и Лаптевым, я ушел. С тех пор и по сегодняшний день ко мне никто не приходил, а я сижу и гадаю в чем выразилось злостное неповиновение с моей стороны. Так как в комментариях к уголовному кодексу черным по белому написано:

Злостное неповиновение законным требованиям администрации – это открытый отказ от исполнения обращенного к конкретному осужденному законного требования представителя администрации, которое осужденный был обязан выполнить и имел возможность сделать (отказ от работы по неуважительным причинам, отказ прекратить азартные игры, отказ выдать предметы или вещества, хранение и использование которых запрещено, и т.п.) либо совершение осужденным действий препятствующих осуществлению ее функций.

А я находясь в камере за двумя решетками смог умудриться не только «заниматься поборами и притеснениями» (так как на таком профучете по неизвестным мне причинам я состою), но еще и умудрился препятствовать работе администрации. В данном учреждении я не единственный такой: с начала 2019 года было осуждено около 15 человек».

Сергей Варов утверждает: сотрудники администрации не скрывают, что существует некий план, и к концу года они должны осудить 40 человек.

«Помимо этого, в данном режимном учреждении число осужденных, находящихся на профучете, превышает все мыслимые цифры. Складывается впечатление, что всех нарушителей Республики Беларусь собрали в одно учреждение. И это толика того, что творится в этой колонии», - подчеркивает осужденный.

Правозащитники неоднократно обращали внимание на проблему наличия статьи 411 в уголовном законодательстве, которая осложняется тем, что взыскания за нарушения налагаются во внесудебном порядке должностными лицами тюрем и исправительных колоний. Это порождает практику произвольного и избирательного применения статьи 411 - например, против неугодного администрации исправительного учреждения заключенного или при политическом мотиве властей.

Напомним, что по этой же статье за несколько дней до освобождения продлевался срок бывшим политзаключенным Николаю ДедкуДмитрию Дашкевичу. Вероятно, эта же статья может быть применена и к нынешнему политзаключенному Михаилу Жемчужному, который отбывает наказание в Горецкой колонии, где для него созданы невыносимые условия, а администрация колонии многократно выносила взыскания в виде суток в ШИЗО и перевода в ПКТ за отказы его следовать в отряд, сформированный из заключенных с «низким статусом».

Арсенал борьбы с заключенными: ШИЗО, ПКТ, осуждение по 411 статье

Жестокое обращение может внешне выглядеть как вполне законное действие. Например, администрации мест лишения свободы помещают заключенных, которые не хотят выполнять унижающие указания, заниматься унизительными видами работ в заведомо более тяжелые условия: штрафной изолятор, ПКТ, в тюрьму. Им отказывают в заслуженном сокращении срока отбывания наказания, а то и продлевают его. Мощным рычагом для таких действий является статья 411 Уголовного кодекса, которая сохранилась разве что в белорусском законодательстве.

Последние новости

Партнёрство

Членство