Штраф Дедку за демонстрацию нацистской символики. Что не так с решением суда?

2018 2018-11-30T11:22:01+0300 2018-11-30T11:36:19+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/dzyadok_say_11-660x440.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Еще в июле активист анархического движения и журналист Николай Дедок был оштрафован судом Фрунзенского района на 10 базовых величин (245 рублей) за три публикации на своей странице в Facebook. Суд посчитал их не чем иным, как демонстрацией нацистской символики, а Дедка признал виновным по ч.1 ст.17.10 КоАП ("пропаганда, публичная демонстрация, изготовление и (или) распространение нацистской символики или атрибутики").

Николай Дедок
Николай Дедок

Дедок считает решение суда незаконным и необоснованным, ведь все изображения размещались им не в целях пропаганды нацистских идей, а, наоборот, в целях политической сатиры на данные идеи. И пока активист обжалует штраф в вышестоящих инстанциях, ПЦ «Весна» вспоминает обстоятельства этого административного дела и объясняет, почему решение суда по нему не выдерживает критики.

Какие изображения так не понравились ГУБОПиК?

Напомним, что основанием для составления протокола по статье 17.10 КоАП на Николая Дедка стал рапорт подполковника ГУБОПиК Михаила Бедункевича, который посчитал, что активист на своей странице в Facebook разместил материалы с изображением нацистской символики. Напомним, что это были за изображения.

  1. Скриншот из серии комик-шоу «Маски-шоу», где актеры едут на трамвае, увешенном флагами со свастикой.
  2. Картинка-скриншот из паблика «Вконтакте», где описывались идеи «национал-анархизма». Текст сопровождался изображением свастики, вставленной в круг, из которого выходят стрелки.
  3. Скриншот из статьи газеты «Новы час», который был посвящен проблеме дедовщины в армии, где была проиллюстрирована совмещенная свастика с серпом и молотом.

А каков был контекст?

Первая публикация со скриншотом из «Маски-шоу» сопровождалась подписью, что это «сенсационное фото ГУБОПиК о возвращении белорусских анархистов из лагерей в Украине». Это сатира на телевизионные передачи БТ, которые рассказывали о тренирующихся в украинских «лагерях боевиков» анархистах. Таким образом, свастика в этом изображении используется в комическом контексте, а никак не для прославления нацистских идей.

Вторая публикация о «национал-анархизме» сопровождалась высмеивающей подписью Дедка «Сделайте меня развидеть это». Очевидно, что ее целью было высмеять концепцию «национал-анархизма».

В статье на сайте газеты «Новы час», откуда было взято третье изображение, осуждается нацизм и коммунизм. В комментарии к публикации Дедок, являясь журналистом «Новага часу», привлекает внимание к статье и призывает купить выпуск газеты с данным материалом. Стоит отметить, что согласно примечанию к статье 17.10 КоАП, административным правонарушением не является изготовление, публичное демонстрирование и (или) распространение нацистской символики или атрибутики при осуществлении деятельности в области средств массовой информации. Из этой нормы следует, что изображение совмещенной свастики, размещенное в газете, не является нарушением законодательства. Тогда почему же скриншот этого изображение, размещенный в социальной сети, вдруг стал нарушением?

Таким образом, мы видим, что во всех трех публикациях Николай Дедок не пропагандировал идеологию нацизма и тоталитаризма, а наоборот, высмеивал ее. Суд же, в свою очередь, сделал выводы без какой-либо оценки контекста, в котором были использованы опубликованные изображения.

Про это Дедок говорил на суде, однако судья к нему не прислушался. Активист также заявлял ходатайство о назначении эстетической экспертизы, которая смогла бы дать заключение, являются ли изображения нацистской символикой, а также установила бы этот самый контекст их использования. Однако суд посчитал, что одного рапорта подполковника ГУБОПиКа достаточно для вынесения решения, и отклонил ходатайство.

Тогда почему суд посчитал, что это право подлежит ограничению?

Стоит отметить, что данное дело напрямую касается права на свободу выражения мнения, которое предусмотрено статьёй 33 Конституции и статьёй 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ратифицированного Республикой Беларусь. Посредством этих публикаций он выражал своё мнение и реализовывал право на распространение информации.

В соответствии со статьей 23 Конституции и статьей 19 Международного пакта о гражданских и политических правах (ратифицированного Беларусью), ограничение прав и свобод личности допускается только в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.

Когда государство-участник Пакта устанавливает ограничения на свободу выражения мнений, оно должно чётко и подробно объяснить конкретный характер угрозы. В судебном постановлении по делу Дедка отсутствует даже минимальное обоснование того, для каких правомерных целей нужно было ограничивать право на выражение мнения, а также какова была реальная угроза от распространения информации.

Что получается в итоге?

  • Суд проигнорировал контекст, в котором использовались изображения.
  • Эстетическая экспертиза символики и атрибутики не проводилась.
  • Решение по делу вынесено без учёта норм международного права.

Николай Дедок уже обжаловал решение суда Фрунзенского района в Минском городском суде, однако результат остался тем же. Сейчас активист направил жалобу председателю Мингорсуда и в случае очередного отказа намерен дойти до Верховного суда и до Комитета по правам человека ООН.

К сожалению, дело Николая Дедка не единственное подобного рода из тех, с какими столкнулись правозащитники в последнее время. Юрист ПЦ «Весна» Алексей Лойко не исключает того, что количество дел, связанных с публикациями в социальных сетях, будет только расти.

 "Сигналы о том, что правоохранительные органы проводят зачистку, оказывая точечное давление на активистов, стали поступать ещё летом. За последний месяц стало известно о трех случаях в Гродненской области, когда активистов привлекают к ответственности за выражение мнения на своих страницах в социальных сетях.

Соцсети до последнего момента оставались почти нетронутым островком публичного пространства, где можно высказаться на общественно-политические темы. Но и этот «островок» власти всеми силами стремятся контролировать и максимально уменьшить возможность открыто высказывать своё мнение. Анализируя случай Николая Дедка, хотелось бы призвать суды к тому, чтобы дела по таким ситуациям решались в строгом соответствии с Конституцией и международными стандартами в области свободы выражения мнения и распространения информации". 

Последние новости

Партнёрство

Членство