Жанна Литвина: от работы на радио до правозащиты один шаг (часть 3) Фото

2018 2018-07-16T18:47:15+0300 2018-07-17T08:44:32+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/litvina_bazh.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

"Весна" сходила в гости к известной защитнице прав журналистов Жанны Литвиной, чтобы узнать о ее личном пути к правозащите. Как БАЖ, единственная белорусская организация, получила премию «За свободу мысли» имени Сахарова? Как был зарегистрирован Дом прав человека? Как БАЖ боролся с репрессиями против белорусских журналистов?

Жанна Литвина

"Все премии, которые мы получили, являлись охранной грамотой внутри страны"

— При БАЖ определенное время действовал Центр правовой защиты СМИ, который возглавлял Михаил Пастухов. Мы были очень счастливы и благодарны, когда экс-судья конституционного суда пришел работать к нам в общественную организацию. При Центре юридическую помощь журналистам оказывали также Игорь Рынкевич и Андрей Бастунец. В апреле 1998 года с Международной федерацией журналистов при поддержке Совета Европы мы провели в Минске международный семинар "Проблемы защиты прав журналистов в Беларуси".

В 2010 году Центр вынужден был прекратить свою деятельность. 13 января Министерство юстиции признало Центр правовой защиты СМИ незаконным формированием, так как он прямо не предусмотрен Уставом организации. Также Минюст вынес предупреждение, чтобы из удостоверений, которые БАЖ выдает членам, убрали неправомерное слово "PRESS". Но, справедливости ради, надо отметить, что Минюст был прав, так как согласно Уставу членам БАЖ может стать как профессиональный журналист, так и человек, который способствует журналистской деятельности. А если на каждом удостоверении написано "Пресса", то действительно наблюдается некоторое противоречие.

pastuhou_litvina.jpg
Жанна Литвина и Михаил Пастухов. Фото предоставлено из архива "БАЖ"

Одной из отличительных особенностей БАЖа всегда являлось сотрудничество с международными журналистскими организациями. В 2010 году протестные заявления по этому предупреждению принимали многие международные организации: "Репортеры без границ", "Международная федерация журналистов" и другие. В тот период, когда Беларусь была в самоизоляции, удержаться все-таки помогло именно сотрудничество с международным журналистским сообществом.

Думаю, что все премии, которые мы получили, являлись своеобразной охранной грамотой внутри страны. В 2003 г. Всемирная ассоциация газет наградила БАЖ "Золотым пером Свободы", а в декабре 2004 г. организация получила от Европарламента премию имени Сахарова "За свободу мысли". Были десятки случаев, когда власть готова была уничтожить БАЖ, но та известность среди европейских институтов, смягчала репрессии против организации. Проблемы по уничтожению БАЖа и вообще проблемы, связанные со свободой слова, первыми вышли за пределы Беларуси. Именно в нашей ситуации впервые международные сообщества пытались повлиять на решения государственных структур.

sakharov_prize_for_freedom_of_thought-20
Жанна Литвина на вручении премии Европарламента имени Сахарова "За свободу мысли", 2004 г. Фото предоставлено из архива "БАЖ"

"Мало кто обращает внимание на саму абсурдность процедуры преследования блогеров и фрилансеров"

— Кампанию за статус блогеров и фрилансеров БАЖ ведет уже несколько лет. Но и по сей день это наша самая болезненная точка. Очень впечатляет цифра 2017 года: во время осуществления своей профессиональной деятельности были задержаны 101 журналист, большинство из которых - фрилансеры. За прошлый год фрилансеры получили штрафов общей суммой на 25 тысяч евро.

В борьбе за права фрилансеров БАЖ остро ощущает себя частью международного журналистского сообщества, в которой также существует эта проблема. Благодаря международной деятельности, требования к белорусским властям признать журналистов-фрилансеров на законодательном уровне, были включены в резолюцию Европарламента. Дважды экспертная группа по фриланс-журналистике Европейской федерации журналистов собиралась в Минске. И в знак поддержки пострадавших журналистов-фрилансеров они предложили в 2018 году посвятить международный день солидарности журналистов белорусским фрилансерам.

До этого момента наблюдается преследование людей, занимающихся сбором информации. К сожалению, нам никак не удается сломать эту монополию на информацию. Мало кто обращает внимание на саму абсурдность процедуры преследования блогеров и фрилансеров. Милиция, задерживая фрилансера на месте событий, не признает его журналистский статус и то, что он занимается профессиональной деятельностью по освещению события. То есть, милиция якобы отказывает в праве быть журналистом. Он составляет протокол, который попадает в суд. А суд, в свою очередь, наоборот выносит решение на основании того, что журналист осуществляет журналистскую деятельность без аккредитации. По ст. 22.9 КоАП Республики Беларусь предусмотренна административная ответственность за незаконное изготовление и распространение продукции СМИ. Но очевидно, что журналисты не создают продукцию СМИ, это делает редакция. Журналист просто собирает и готовит материал.

bazh-nevjadomy-hod.jpg
Жанна Литвина в офисе БАЖ. Фото предоставлено из архива "БАЖ"

Эксперты БАЖ настаивают на изменениях в Закон о СМИ относительно понятия журналист. Теперь формулировка носит ограничительные рамки, так как у нас журналист - это только тот, кто связан трудовыми договорами или иной договоренностью с редакцией. По белорусскому закону без удостоверения редакции ты не журналист и у тебя нет права собирать информацию.

"Сам факт, что существует давление на журналистов, признак того, что независимая журналистика в стране существует"

— Главной победой БАЖа считаю то, что сколько существует эта организация, столько существует альтернатива воображению власти о журналистике, о месте журналиста в обществе. Основной проблемой в Беларуси является то, что чиновник видит в журналистах обслугу и механизм своей поддержки. Наш коллега из Бобруйска Анатолий Самотенко однажды сказал: "В Беларуси журналист — мелкий чиновник по информационным поручениям". Например, в Литве существует целая декларация об открытости государственных структур для журналистов. В нашей стране с советских времен практика пошла таким образом, что журналисты являются только информационным обеспечением, то есть, они должны донести только ту единственную узкую мысль, которую продиктует власть.

БАЖ решает основной слой проблем, связанный с доступом к информации, с открытостью наших государственных структур. Сам факт, что существует давление на журналистов, признак того, что независимая журналистика в стране существует.

Но за это время мы многое потеряли. Мы узнали, что такое жесткая месть за профессиональную деятельность (судьба Павла Шеремета, Дмитрия Завадского, Вероники Черкасовой). Эта кровь связана с местью за журналистику. И мы возвращаемся и будем возвращаться к этой проблеме. И до тех пор, пока жив хоть один честный журналист, он должен присоединять свой голос к требованию к власти дать ответы, кто заказчик тех убийств, кто исполнитель. Недавно метко подметил журналист Константин Жуковский: "Нас добивать, что небо красить". Есть люди, которых уже просто не сломать.

zavadski_akcy.jpg
Акция в г. Минске на площади Октябрьской. Фото предоставлено из архива "БАЖ"

"Если есть глубокое убеждение, что ты права, можно и у нас побеждать"

— Понятно, что Беларусь — страна неизменной власти, где по большому счету ничего не происходит. Определенная государственная политика в отношении СМИ является непоколебимой. Поэтому пока можно радоваться какими-то маленькими победами. Так, например, беспрецедентный случай произошел в 2016 году, когда юрист БАЖ Олег Агеев добился компенсации морального вреда для журналиста Антона Суряпина. В 2012 г. будучи еще студентом журфака, Антон тогда просто выложил в Интернет снимки с игрушкой медвежонка "плюшевого десанта". И за это он попал под очень серьезное давление. Антона держали за решеткой на Володарке больше месяца. Несколько месяцев он был под подпиской о невыезде. Дело, разумеется, рассыпалась. Как говорят мои коллеги: если есть глубокое убеждение, что ты права, можно и у нас побеждать.

Хорошо, что ему дали доучиться, не сломили судьбу молодому талантливому журналисту. В 2016 году суд Московского района г. Минска частично удовлетворил исковые требования в компенсации морального вреда. Антон получил на старые деньги 8 млн. рублей компенсации. Позже Минфин обжаловал решение в Минском городском суде, но суд оставил решение в силе, а жалобу - без удовлетворения. Такого в Беларуси больше не было.

litvina_report.jpg
Жанна Николаевна до сих пор хранит у себя на холодильнике этот магнит "плюшевого десанта" в память о деле Антона Суряпина

"Самым главным в кампании за отмену диффамационных статей в Уголовном кодексе было то, что люди наконец откликнулись и мы достучались до их понимания"

— После осуждения в 2002 году за клевету президента редактора газеты "Погоня" Николая Маркевича, Павла Можейко, за попытку клеветы и оскорбления президента Виктора Ивашкевича, БАЖ впервые столкнулся с уголовным преследованием наших коллег. Мы тогда начали большую кампанию за отмену диффамационных статей Уголовного кодекса (367-369). 20 негосударственных газет напечатали обращения к своим читателям. Мы также собирали подписи: обращались с просьбой к гражданам заполнить анкету с указанием своих развернутых данных и прислать в редакцию. Кстати, инициатива была одобрена Консультативным советом оппозиционных партий. К нам присоединились депутаты Европарламента. Польская "Gazeta Wyborcza" в знак солидарности с нами также развернула на своих страницах компанию. Было собрано около 10 тыс. подписей. Группа депутатов Палаты представителей "Республика" попыталась внести вопрос об отмене диффамационных статей уголовного законодательства в повестку дня сессии. К сожалению, на голосовании так и не набралось достаточного количества голосов.

markevicz-u-sudze-z-pastukhovym-autar-ne
Михаил Пастухов в суде над Николаем Маркевичем, 2002 г. Фото предоставлено из архива "БАЖ"

Одной из проблем нашего общества является отсутствие понимания ценности для них неподцензурной информации. Закрывают газеты, сажают журналистов, а общество находится словно в стороне. Самым главным в той компании за отмену диффамационных статей в Уголовном кодексе было то, что люди наконец откликнулись и мы достучались до их понимания.

К 2002 года юристы БАЖа побеждали в трех четвертых судебных процессов над журналистами. Как говорил Андрей Бастунец, нынешний руководитель организации: "Все безнадежно, если есть политический заказ, тогда судебный процесс обречен".

"Жанна, забирайте эти документы, потому что такая организация в Беларуси в ближайшее время ни в коем случае не может быть зарегистрирована"

— Идея создания Белорусского дома прав человека пришла извне. Как я уже говорила, негосударственным общественным организациям помогало сотрудничество с зарубежными партнерами. Очень запомнился приезд Марии Дали, представительницы Норвежского дома прав человека. Она поделилась с нами опытом создания сети домов прав человека. Это было настолько интересно! Несколько влиятельных правозащитных организаций Беларуси очень увлеклись идеей, что мы можем объединиться еще и на территориальном уровне. Сразу начали мечтать, что все наши офисы можно разместить в одном Доме. Ведь, как известно, извечной проблемой негосударственных организаций является то, что их гоняют из одного офиса в другой. Очень привлекательная идея была.

Мы пытались дважды зарегистрироваться в Минюсте. Меня тогда отправили с документами в Минюст, чтобы я узнала об общей ситуации и настроении государственных органов. Но мне тогда прямым текстом сказали: "Жанна, забирайте эти документы, потому что такая организация в Беларуси в ближайшее время ни в коем случае не может быть зарегистрирована". Тогда мы стали искать возможности открыть такой дом за пределами Беларуси.

Для меня светлым примером было открытие "Радио Рация", когда на голом асфальте в чужой стране без языка возникла та структура. Так и родилась идея создания БДПЧ в Литве. Кстати, "Радио Рация" в свое время был уникальным проектом. Вещание в Беларуси из Польши — казалось нам чем-то невозможным. На тот момент было трудно представить, что такое могло быть и стать реальностью. Но в 2001 году после американской трагедии с бомбежкой небоскребов донорская политика в отношении Восточной Европы и стран бывшего Советского союза изменилась. И поэтому первая редакция "Радио Рация" просто лопнуло. Они были полностью лишен возможности получать финансирование. Они были вынуждены временно прекратить свое вещание.

Пока шла регистрация Дома, где-то два месяца я была его Президентом. Очень много сделал для продвижения этой идеи Борис Игоревич Звозсков, который и стал настоящим первым Президентом БДПЧ. Это человек-символ в белорусском правозащитном движении. Я очень рада, что сооснователи Дома единогласно одобрили идею назвать дом его именем. Такая дань уважения ко всему, что он сделал.

"Ну, Литвина, ты даёшь: устояла против целой системы!"

— В 2012 году на телеканале «Беларусь-1» с целью дискредитации меня, как руководительницы БАЖ, вышел фильм "Баш на БАЖ". Честно говоря, я очень благодарна той пропагандистской перадачке. Хоть на нее было потрачено много сил и нервов. Съезд БАЖ после той программы был один из самых неинтересных, так как каждое решение, которое бы не выносилось на голосование, проходило стопроцентно. Это был трогательный момент.

Конечно, та провокация против меня не сработала. Люди все понимали. Меня единственное, что тогда волновало, это родственники мужа в Столинском районе. Как они к этому всему отнесутся... Каждому не объяснишь, чем ты занимаешься и чего именно о тебе телевидение такой блокбастер выдала. Я очень благодарна коллегам, партнерским организациям за ту поддержку. Один из коллег, руководитель государственного издания на каком-то праздничном приеме, подойдя ко мне, сказал: "Ну, Литвина, ты даёшь: устояла против целой системы!"  Видимо, если бы была доля правды в то программке, то все бы вели себя по-другому. Помогла справиться с той ситуацией еще уверенность, что моя совесть чиста, и что жизнь посвящена правильной делу.

brussel.jpg
Жанна Литвина в Брюсселе на 30-летии Премии Сахарова, 5 июня 2018 года. Фото предоставлено Жанной Литвиной.

Жанна Литвина: от работы на радио до правозащиты один шаг (часть 1)

Жанна Литвина: от работы на радио до правозащиты один шаг (часть 2)

Партнёрство

Членство