Жанна Литвина: от работы на радио до правозащиты один шаг (часть 1) Фото

2018 2018-07-11T18:10:59+0300 2018-07-13T07:55:51+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/hry_1200_litvina-3500.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

"Весна" сходила в гости к известной защитнице прав журналистов Жанне Литвиной, чтобы узнать, как она пришла к правозащите. О чем не молчали в первых независимых радио? Когда произошел раскол журналистов на государственных и независимых? Как общество отнеслось к первым волнам репрессий журналистов и редакций в независимой Беларуси?

hry_1200_litvina-3500.jpg

"Будешь на радио вести программу для сельской молодежи"

— Моя жизнь абсолютно случайно связалась с радио. Просто одним из условий обучения на журфаке было размещение своих материалов в СМИ. А я все время слышала от родных и коллег, что у меня радийный голос, то есть глубокий, низкий. Так и завязалось. Но окончательно все решилось на четвертом курсе, когда я сотрудничала с радиостанцией "Белорусская молодежная". Когда одна из коллег ушла в декретный отпуск, то освободилось место радиоведущей. И мне сказали: "Если хочешь остаться в "Белорусской молодежной", то мы можем временно тебя трудоустроить. Будешь на радио вести программу для сельской молодежи". Для меня это был определенный вызов, потому что я была очень далеко от этих проблем. Я писала диплом на тему: "Пропаганда кино-искусства средствами телевидения". Тесно взаимодействовала с известными ведущими, например, Алексеем Каплер. Определенным образом на мое мировоззрение повлиял и отец художник Николай Залозный, который преподавал живопись в Институте искусства. Поэтому я не понимала: какие проблемы сельской молодежи? Но условие было условием, и от этого никуда не было деться.

litvina_young.jpg
Студентка журфака Жанна Литвина

Вообще при ЦК комсомола работал отдел сельской молодежи. Эта структура позволяла молодежи в то время объехать со строительными студенческими отрядами половину Советского союза (Карелия, Казахстан). Делом журналистов было отслеживать и освещать социалистические соревнования. Но больше всего ждали тех помпезных вечеринок, которые проводили победители этих соревнований в сельском хозяйстве. Сначала у журналистов было много радости от такой возможности поездить по стране, но позже это все приелось. Редакции их посылали уже под принуждением.

Только теперь понимаю, что я очень благодарна тому периоду моей жизни. Я невероятно полюбила деревенских жителей, и до сих пор отношусь к ним очень искренне. И с тех пор мне очень полюбилась радио.

"Мы обязаны были перед эфирами носить микрофонные папки к цензору"

— Дальше наступил один из сложнейших жизненных этапов: меня назначили главным редактором радиостанции "Белорусская молодежная". Это было для меня, в первую очередь, серьезным испытанием. Известно, что априори хороших руководителей не бывает. Они для своих подчиненных всегда с какими-то недостатками. И вот когда ты, отработав всю жизнь в коллективе журналистов, однажды просыпаешься их руководителем, - морально сложно. Конечно, у нас были недоразумения, потому что являясь редактором, я вынуждена была определенным образом выполнять роль редакторской цензуры. Мы обязаны были перед эфирами носить микрофонные папки к цензору.

Прошло время. Изменился коллектив. Произошел естественный процесс "омоложения" редакции, — и все стало на свои места. Сейчас со мной остались только теплые воспоминания о том звездном коллективе, из которого вышло столько выдающихся людей! Приятно осознавать, что они начали раскрываться именно на "Белорусской молодежной". Мы проводили много авторских программ, например, Лявона Вольского, Оксаны Вечер. Знаете, существует такой закон, если в коллективе соберется стержень из трех-пяти талантливых личностей, то он словно магнитом привлечет таких же свободных и способных людей. Этот закон сработал и на "Белорусской молодежной". До сих пор каждый участник моей звездной команды вспоминает с глубокой нежностью те времена.

belaruskaya-maladzyozhnaya-.-aksana-vech
Коллектив "Белорусской молодежной": Оксана Вечер, Дмитрий Лукашук, Геннадий Кеснер, Жанна Литвина, Виталий Семашко, Ирина Куропаткина, Дмитрий Новиков, Владимир Сакульский

"То, что журналисты получили возможность в прямом эфире общаться с людьми являлось своего рода революцией"

— Период, связанный с работой на радиостанциях, мне хочется назвать "вольницей". Он совпадал с существующим перестроечным романтизмом. Мы были свидетелями того, как отмирало и отходило старое, пусть иногда и болезненно. Начал разрушаться застой в журналистской профессии. Сколько у нас было энергетики и энтузиазма! Возникло много возможностей для проявления таланта журналистам. Вот именно этим и был превосходен этот период.

Почему мы так восхищаемся теми временами? Потому что 25 лет назад не было такого бремени, который подавляет и прибивает человека. Не было у нас и опыта разочарования, когда все вокруг только ломается и рушится. Этого не было за плечами. Именно по этой причине мы так легко начинали свою деятельность.

"Белорусская молодежная" во многом была первопроходцем, например, мы первые вышли в прямой эфир. Раньше же только диктором разрешалось читать новости или объявлять время в прямом эфире. Это было очень серьезно на те времена. Например, перед входом в вещательный блок находился милицейский пост, который не пускал посторонних людей. То, что журналисты получили возможность в прямом эфире общаться с людьми являлась своего рода революцией. Поэтому мы часто устраивали такие беседы и с Зеноном Позняком, и Александром Лукашенко. Кстати, когда Лукашенко был депутатом Верховного совета, то с большой охотой принимал такие приглашения. Он был готов говорить с нами на очень широкий спектр тем.

До сих пор у меня осталась одна неосуществленная мечта - иметь свою радиостанцию. В те времена я знала, что с ней надо делать, какой она должна быть. Но так-то и не сложилось...

litvina_doma.jpg
Жанна Литвина с фотографией сестры, известной художницы Натальи Залозной

"Это то же самое, что в карман журналиста залезть и вытащить блокнот и ручку!"

— Можно сказать, что я застала новый этап формирования новой редакционной политики вещания. Помню одну важную перестроечную передачу, в которой принимали участие Винцук Вячорка, Сергей Витушко (молодежное объединение "Талака") и с другой стороны - Михаил Подгайный (второй секретарь Минского райкома партии). Тогда впервые зазвучали на радио такие крамольные темы, как национальная валюта, суверенитет, независимость, национальная армию, границы.

После этого эфира утро началось с того, что женщины, работавшие в монтажном и аппаратном отделах, встретили меня со словами: "Жанна Николаевна, КГБ изъяли ленту вчерашней записи круглого стола!" В этот день как раз была назначена планерка, на которой собирались все редакторы государственных радио. Надо учитывать, что времена были другие. В то утро я очень долго возмущалась на планерке, так как это был беспрецедентный случай: "Как это так, КГБ забрали нашу ленту?! Это то же самое, что в карман журналиста залезть и вытащить блокнот и ручку!" Мы хоть были и наглые тогда, но все равно страх присутствовал перед возможными последствиями. Но, пока длилась планерка, ленты привезли на место.

Сейчас, конечно, это вспоминается с улыбкой, а тогда было просто невыносимо. Мне так запомнился тот стресс...

""Белорусская Молодежная" была просто уничтожена как альтернативный неподконтрольный и неподцензурный голос"

— Переломным периодом были президентские выборы 1994 года, на которых Вячеслав Кебич был уверен в своей победе. Всю нашу редакцию "Белорусской молодежной", можно сказать, просто вышвырнули на асфальт.

Происходил процесс преобразования Гостелерадио в Белтелерадио. Каждого сотрудника "Белорусской молодежной" вызывали на собеседование и предлагали другую работу. Тогда 18 человек перед комиссией в кабинетах по отдельности принимали решение об уходе. На этих разговорах им прямым текстом говорили: "Люди, вы помните, что вы стоите в очередях на жилье, у вас общежития? Вы же останетесь ни с чем!" Первой увольняли меня, предлагая должность главного редактора детской редакции на телевидении. Но после, видимо, все-таки политизированного вещания "Белорусской молодежной" оказаться там, где Колыбельные, спортивные детские передачки, было просто неприемлемо. Только трем нашим сотрудницам ничего не предложили, но это им и не было нужно. Например, Елена Радкевич уже уходила на «Радио Свобода». Сообщить о том, что все уволились было поручено Геннадию Кеснеру. Но с моей стороны на них не было никаких обид и давления. "Белорусская молодежная" была просто уничтожена как альтернативный неподконтрольный и неподцензурный голос.

Через некоторое время Вячеслав Кебич в интервью с Александром Федутой принес извинение. Он пожалел, что уничтожил "Белорусскую молодежную". Сказал, что его позиция и решение было сформулировано окружением, которое вело его к победе...

piket_litvina.jpg
Владимир Дюба и Жанна Литвина на пикете в поддержку журналистов

"От ненужных побед - одна усталость!"

— Мне очень запомнился один случай во время работы на "Радио Свобода". В "Народной газете" как-то вышла громкая скандальная статья, где Кебича обвинили в том, что он якобы по векселям продал Беларусь. При этом Вячеславу Францевичу, в свою очередь, нигде не давали возможности выступить и высказаться в свое оправдание. И вот "Свобода" записала интервью с ним. Это была информационная бомба! Материал нужно было срочно передать в Прагу, где уже ждали эфиры. Моим делом было смонтировать ту видеопленку, но в те времена это делали вручную. Помню свое состояние: сижу на стуле и клею эту ленту, у меня мокрая спина, пальцы немеют, так как время уже поджимает. Вот делаю это все, а в голове все время вертится: "Это кто бы мне сказал несколько лет назад, что я буду помогать главному врагу "Белорусского молодежной"!" Тогда я поняла, что жизнь сама расставить все по своим местам.

Сейчас вспоминаешь это все и улыбаешься. Жаль только здоровья и своих нервов, потраченных на ненужные победы. Как говорил Виталий Семашко, один из воспитанников "Белорусской молодежной": "От ненужных побед - одна усталость!" Конечно, понимаешь, что жизнь наполнена ненужными победами. Но на то время, когда каждый день — испытание, они были просто необходимы...

Партнёрство

Членство