Наблюдательница: "Что остается? Кричать? Кричала! Но я же в РОВД!!!"

2018 2018-03-27T15:44:30+0300 2018-03-27T15:57:39+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/masty.gif Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Татьяна Мастыкина в жилетке наблюдательницы суде Советского района г. Минска

Татьяна Мастыкина в жилетке наблюдательницы суде Советского района г. Минска

В понедельник, 26 марта в суде Советского района г. Минска ожидалось судебное рассмотрение административных дел волонтеров-наблюдателей РПО «БХК» и ПЦ «Весна», которые собирались осуществлять общественный контроль мирного собрания на пл. Якуба Коласа. На пять из восьми задержанных были составлены протоколы по ст. 23.34 КоАП (участие в несанкционированном массовом мероприятии).

Вечером после задержания правозащитница Анастасия Лойко в фейсбуке сообщила, что при задержании было много нарушений:

Я просила сотрудников представиться и объяснить мои права, в результате чего меня досмотрели только через 5 часов. Задержание длилось 8 часов, 5 из которых меня продержали во дворе у стены. А еще к нам не пустили адвокатов.

Nasta Lojka

Настя Лойко и Татьяна Мастыкина в автозаке

Хотя дата суда была назначена, но процессы так и не состоялись. Причин такого решения ни в суде, ни в РОВД не объяснили. Правозащитники полагают, что судов вообще может не быть.

На одну из наблюдательниц Татьяну Мастыкину был составлен протокол не только за участие в несанкционированном массовом мероприятии, а еще и по 23.4 КоАП (неповиновение законному требованию должностного лица) за то, что не хотела сдавать отпечатки пальцев к протоколу. Про задержание 25 марта она эмоционально рассказывает на странице в фейсбуке:

"Первый раз меня повели снимать отпечатки пальцев после 1-1,5 часов задержания. Оказавшись первый раз в этом кабинете стало понятно, что со мной собираются сделать – я отказалась. Припомнилось что-то из разряда того, что дактилоскопию в обязательном порядке могут проходить только военнообязанные и подозреваемые в уголовных делах. Я, очевидно, ни там, ни там, поэтому отказалась категорически. Меня снова вывели во внутренний двор Советского РОВД к другим задержанным. Всего задержанных было около пятидесяти. Еще 3-3,5 часа у стенки. На протяжении этого времени мне так и не сказали на каком основании я задержана. Когда во дворе осталось 4 человека, меня попросили снова пройти в здание РОВД. Прошла.

Меня опять подвели к этому кабинету. Вокруг не было никого из задержанных. Только сотрудники правоохранительных органов, около 10 человек. Почти все были по форме, без жетонов. В штатском находились сотрудники, которые фотографировали и еще один, которого все слушались. Основную беседу со мной вел именно он:

- Сейчас будем брать у вас отпечатки пальцев.
- Я не буду сдавать. Я против.
- Либо добровольно, либо мы сами возьмем.
- Это не законно.
- Назовите статью, по которой не законно.
- Я не военнообязанный мужчина, поэтому имею право отказаться.
- Статью мне назовите.

Конечно же статью и документ я не держу в памяти, в связи с этим и сказать мне было нечего. Поэтому я начала сначала, обращаясь ко всем сотрудникам правоохранительных органов, которые передо мной стояли:

- Представьтесь пожалуйста. Ваши ФИО и звания.

Вот тут уже им не было что мне ответить. Я продолжала:

- Вы действуете не по процедуре!

На что они только переглянулись и усмехнулись. Стало понятно, что все решено, у меня не спрашивают позволения, игнорируют закон, процедуру… Мне не говорили за что я задержана, мне не представлялись, мне не разъясняли мои права. Еще несколько попыток с их стороны уговорить меня сдать отпечатки добровольно. Отказалась принципиально.

Когда они поняли, что добровольно я не выдам отпечатки, сотрудник в штатском дал команду меня держать. Я резко села на корточки, зажала свои руки между ног, вцепилась пальцами в свои же лодыжки. Меня сначала пытались поднять, но получалось только целиком – сгруппированную. Начали со мной возиться. Далее сотрудник в штатском, чьи команды все беспрекословно выполняли, сказал держать крепче. Сам же взялся за мои руки в районе плеч, уперся ступней своей ноги мне в колени и начал меня разгибать вытягивая мои руки. Когда с этой задачей он справился, то другой сотрудник, что стоял сзади меня заломал и держал мою руку за спиной. Двое других блокировали меня и держали мою другую руку. Кулак я старалась не разжимать изо всех сил. Сначала мне выламывали пальцы, я кричала, на что получала ответы типа:

- Сама виновата.
- Надо было сразу – отпустили бы уже давно.
- Может, дальше добровольно сдашь?

Я кричала, что это не законно, не по процедуре, они совершают преступление. Они продолжали со мной возиться. Отпечатки снимал все тот же сотрудник в штатском, еще двое помогали ему выкручивать мне пальцы.

Потом они открыли для себя новый приём: чтобы не выламывать мои пальцы, они нащупывали ноготь и за него разжимали каждый палец по отдельности. Было больно. Очень. Все что я могла делать в этой ситуации, это дергать пальцами, чтобы отпечатки смазывались. Конечно, это приводило к тому, что они переделывали определенные пальцы по два раза. Но это был мой единственный способ продолжать выражать несогласие. Все это сопровождалась усмешками, издевками, оскорблениями в мой адрес:

- Видимо, что-то натворила, раз так не хочет проходить дактилоскопию.
- Ну вот, сейчас откатаем и можно в армию забирать. 
- Тебе мозги промыли.
- Дура.
- Сидеть дома надо было.

Татьяна Мастыкина в автозаке

Это ужаснейшая ситуация, когда ты ничего не можешь сделать, где закон тебе не помогает, поскольку не соблюдается теми, кто должен блюсти его и защищать. А в воздухе почти нет кислорода, т.к. все пропитано их уверенностью в собственной безнаказанности. И ты задыхаешься, задыхаешься от того, что тебя скрутили, придавили, зажали и незаконно катают твои пальцы, попирая твоё право на личную неприкосновенность. Ты кричишь, возмущаешься, смотришь на людей, держащих тебя, а они тебе в глаза не смотрят. Держат, крутят, выламывают, выполняют приказ, но в глаза не смотрят. Тем временем, сотрудник в штатском с больным азартом дактилоскопирует палец за пальцем, палец за пальцем. Что остается? Кричать? Кричала! Но я же в … РОВД!!! Кто в такой ситуации придет на помощь?

После снятия отпечатков пальцев меня поставили перед фактом, что будут фотографировать. Я отказалась. Все тот же сотрудник в штатском приказал вести меня фотографироваться насильно. Меня снова схватили. Сначала за волосы на затылке, потом блокировали руки и ноги. Я уворачивалась от камеры. Была суматоха. В ней сфотографировали мой фас, профиль – все насильно фиксируя мою голову за волосы. Поскольку я уворачивалась, сопротивлялась и щурилась, я не могу сказать в каком положении меня фотографировали, но сомневаюсь, что в вертикальном. Когда все закончилось, кто-то из сотрудников бросил шуточку, мол, давайте еще слюну возьмем.

В общей сложности меня держали 4-5 человек, в зависимости от конкретного интервала времени. Остальные смотрели. Помимо прочего, на протяжении всего этого времени я была одета в жилетку независимого наблюдателя. Сопротивление я оказывала путем сжимания ладоней в кулак, группировкой тела и уворачивания от фотокамеры; потому что сотрудников правоохранительных органов бить, кусать, хватать за форму и прочее по закону нельзя…

P.S.
Когда где-то через 1-1,5 я увидела протокол, то в нем мне инкриминировали сопротивление при задержании, а не при дактилоскопии. Как будто этого всего и не было вовсе: ни выламывания пальцев, ни таскания за волосы, НИ-ЧЕ-ГО! Только при оформлении протокола, какой-то проходящий мимо милиционер, проинформировал меня, что мои фото (или видео, я не знаю, что они снимали) пользуются успехом среди сотрудников Советского РОВД. Занавес".

Татьяна Мастыкина возле РОВД после освобождения

Правозащитники "Весны" зафиксировали 68 фамилий задержанных на День Воли в Минске и 57 - в регионах. Таким образом, общее, точно установленное, количество задержанных 25 марта составляет 125 человек. Но на самом деле их было больше.

Последние новости

Партнёрство

Членство