Заламывание рук, угрозы «ласточкой» и «пресс-хатой». Как провел новогоднюю ночь волонтер «Весны»

2018 2018-01-04T13:38:54+0300 2018-01-04T14:58:32+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/yury_miatelski.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В новогоднюю ночь волонтер Правозащитного центра «Весна» Юрий Метельский вместе со своим другом пошел гулять по их родному городу Слуцку.  Около трех часов ночи, когда ребята находились на террасе местного Дома культуры, к ним подошли два сотрудника ОМОН. 

Юрий Метельский
Юрий Метельский

«Они не представились, один из них потребовал у меня предъявить паспорт, другой же сразу начал досматривать рюкзак друга, видимо, пытаясь найти алкоголь, которого при себе у нас не было. Я не отрицаю, что перед тем, как пойти гулять, мы выпили (все-таки новогодняя ночь), однако это было очень малое количество алкоголя», - рассказывает волонтер.

Юрий, в свою очередь, попросил сотрудника ОМОН тоже предъявить документы. Тот показал удостоверение, в котором не было ни имени, ни фамилии. Когда волонтер «Весны» попросил его назвать свою фамилию, тот отказался. Тогда Юрий переписал номер его нагрудного жетона.

«После этого омоновец возмутился и сказал: «Ты тут самый умный, чтоб права качать?». А затем сообщил, что я задержан за нахождение в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения, то есть по статье 17.3 КоАП. Озвучить мои права они отказались».

Сначала Юрия Метельского привезли в вытрезвитель, где с помощью алкотестера было установлено, что в его крови содержалось 0,29 промилле алкоголя.

«Там же в вытрезвителе мне сказали выложить на стол все содержимое карманов. Я это сделал, после чего решил отключить мобильный телефон. Когда омоновцы это увидели, то схватили меня, заломали руку с телефоном и повалили меня на пол, при этом ударив головой о скамейку».

Затем Юрия заставили раздеться, якобы для досмотра. Когда процедура закончилась, парня отвезли в РАУС. В РАУСе начался допрос у участкового инспектора, старшего лейтенанта Савина Александра Владимировича. Однако Юрий выбрал для себя позицию не отвечать ни на какие вопросы в отсутствие защитника. Во время заполнения протокола участковый спросил: «Вы же не согласны с тем, что ругались матом?». Из этих слов стало понятно, что статья уже другая: не 17.3, а 17.1, то есть якобы за нецензурную брань в общественном месте.

«После того, как закончил с оформлением протокола, участковый повел меня в ИВС. В помещении, где сдают вещи, находился еще один милиционер. Они дали мне протокол и еще какие-то материалы, рапорты омоновцев о моем задержании. Показали, где расписаться за разъяснение прав. Но так как права мне никто не разъяснял, я потребовал сделать это. Второй милиционер сначала начал мне угрожать «ласточкой» и «пресс-хатой», но потом все же взялся зачитывать права, а я стал уточнять все нюансы. Когда он дошел до права пользоваться услугами адвоката, я попросил его мне предоставить. После чего ему видимо надоело заниматься разъяснением моих прав, он оставил документы и вышел из помещения. А участковый Савин, который остался в помещении, в нецензурной форме сказал мне «не выпендриваться» и подписывать. Тогда я взял протокол и начал вносить замечания. Увидев это, участковый схватил мою руку, заломал и перевалил через стул на пол, продержав меня в таком положении около минуты».

После таких действий участкового Юрий согласился подписать бумаги. А когда вернулся второй милиционер, участковый разрешил задержанному дописать незаконченное предложение о своем несогласии с написанным в протоколе.

После изъятия вещей Юрия Метельского посадили в камеру №5 Слуцкого ИВС. По словам Юрия, ему не выдали постельное белье и полотенце, матрасы были скомканные, не было посуды для питья. Пространство за окном было накрыто желтым, практически непрозрачным пластиком, поэтому свет в камере, несмотря на наличие светильников, был тускло-желтым. Из-за этого, отмечает волонтер «Весны», невозможно было читать, так как глаза уставали моментально. Туалет был в поле зрения камеры наблюдения и закрыт стенкой только с одной стороны. На прогулку не выводили. Ботинки забрали и выдали тапочки маленького размера, причем оба правые. В первый день завтрак совместили с обедом.

Из изолятора Юрия освободили ночью третьего января, спустя двое суток после задержания. Дата суда по статье 17.1 пока что неизвестна.

Последние новости

Партнёрство

Членство