Экспертное заключение по уголовному преследованию Вячеслава Косинерова

2017 2017-03-31T16:32:07+0300 2017-03-31T16:34:21+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/kasinerau_v.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Фото со страницы Вячеслава Косинерова в Фейсбуке

Фото со страницы Вячеслава Косинерова в Фейсбуке

Подготовлено экспертами Правозащитного центра "Весна" Валентином Стефановичем и Павлом Сапелко.

28 марта 2017 года стало известно, что активисту Вячеславу Косинерову, который отбывал 15-суточный административный арест за участие в демонстрации 17 февраля в г. Минске, было предъявлено обвинение в совершении преступления по ч. 1 ст. 339 УК (хулиганство). Обвиняемый был взят под стражу и переведен в СИЗО МВД в г. Минске.

Основанием для уголовного преследования В. Косинерова стала проведенная им 12 марта 2017 г. акция-перформанс возле здания МВД в г. Минске. В ходе перформанса В. Косинеров накинул петлю на статую полицейского-городового времен российской империи, которая была установлена у здания МВД во время празднования 100-й годовщины создания белорусской милиции в феврале текущего года. Таким образом активист решил выразить свой публичный протест против милицейского бесчинства и преследования активистов анархистского движения за участие в мирных акциях протеста.

В связи с возбуждением уголовного дела и взятия под стражу В. Косинерова, мы отмечаем следующее:

Согласно ч.1 ст. 339 УК Республики Беларусь, уголовной ответственности подлежат умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, при этом сопровождающиеся применением насилия или угрозой его применения либо уничтожением или повреждением чужого имущества либо отличающиеся по своему содержанию особым цинизмом (хулиганство).

Таким образом, такие квалифицирующие признаки хулиганства как применение насилия или угроза его применения либо уничтожение или повреждение имущества, а равно действия, отличающиеся по своему содержанию особым цинизмом, могут как сопровождать действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, так и выступать в качестве самостоятельной формы грубого нарушения общественного порядка и проявления явного неуважения к обществу.

Нарушение общественного порядка само по себе, даже если оно и выражает явное неуважение к обществу, не образует состава уголовно наказуемого хулиганства, если в действиях обвиняемого отсутствует какой-либо из указанных признаков [1].  

Грубое нарушение общественного порядка может проявляться в совершении действий, повлекших срыв массового мероприятия, временное прекращение нормальной деятельности учреждения, предприятия, общественного транспорта и т.д., а также причинение вреда здоровью, законным правам и интересам человека. Такого рода действия могут проявляться в длительном нарушении общественного спокойствия, уничтожении или повреждении имущества, избиении потерпевших.

Явное неуважение к обществу характеризуется пренебрежением к общепринятым нормам поведения в обществе, активным противопоставлением своей личности интересам общества или отдельных индивидов.

Субъективная сторона хулиганства проявляется как умышленные действия, направленные на грубое нарушение общественного порядка с мотивом явного неуважения к обществу.

Совершенный В. Косинеровым поступок, который выражался в набрасывании петли на статую полицейского-городового, установленную возле здания МВД, по нашему мнению, не имел умысла нарушить общественный порядок, поскольку никоим образом не привел к срыву работы МВД, других учреждений, общественного транспорта, не причинил вреда здоровью других граждан.

Само действие было коротким по времени и не могло привести к нарушению спокойствия других граждан, к тому же было совершено в позднее время суток, когда на улице в данном месте фактически отсутствовали прохожие. Таким образом, по нашему мнению, нельзя утверждать, что действия Косинерова являлись грубым нарушением общественного порядка и выражали явное неуважение к обществу.

Своими действиями В. Косинеров не причинил какого-то вреда самой статуе, не повредил и не сломал (не уничтожил) ее.

Нельзя также утверждать, что действия В. Косинерова были сопряжены с особым цинизмом, поскольку особый цинизм в составе хулиганства означает проявление в действиях, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих неуважение к обществу, крайне презрительного отношения к основным нравственным ценностям общества. Исключительным цинизмом, в частности, может быть признано проявление бесстыдства, издевательство над больным, престарелым, лицами, находящимися в беспомощном состоянии, надругательство над обычаями и традициями и т.д.

Данная статуя полицейского-городового не является исторической или архитектурной ценностью (не внесена в соответствующий реестр). Нельзя утверждать и то, что эта статуя является отражением (символом) каких-то национальных традиций или обычаев народов, населяющих Республику Беларусь, символизирует собой память о жертвах, понесенных нашей страной во многих войнах и революциях, является памятником сотрудникам органов МВД, погибшим при исполнении ими своих служебных обязанностей. По сути, данная скульптура представляет малую архитектурную форму вроде других подобных скульптур, установленных на улицах городов Беларуси.

Обобщая вышесказанное, мы считаем, что в действиях В. Косинерова отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 339 УК Республики Беларусь.

Информация о данном перформансе была размещена на некоторых интернет-ресурсах. Из анализа текстов к видео с данной акции можно сделать вывод, что таким образом В. Косинеров публично выразил свое мнение относительно неправомерных действий сотрудников милиции, которые, по его мнению, имели место в последние несколько месяцев (случай применения огнестрельного оружия сотрудником милиции против гражданина на Новый год в г. Минске, задержания граждан в общественном транспорте после санкционированной властями демонстрации 15 марта и др.).  

Следует отметить, что каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными средствами по своему выбору.

Пользование правом на свободное выражение своего мнения налагает особые обязательства и особую ответственность, и поэтому разрешаются некоторые ограничения в отношении этого права, которые могут быть применены как к отдельным индивидам, так и к обществу в целом. Однако, если государство налагает некоторые ограничения на осуществление права на свободу выражения своего мнения, эти ограничения не должны ставить под угрозу сам принцип этого права. В Международном пакте о гражданских и политических правах излагаются условия, при которых могут быть установлены подобные ограничения. Во-первых, ограничения должны быть "установлены законом", а во-вторых, они должны преследовать одну из целей: для уважения прав и репутации других лиц, для охраны общественной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения; и государство должно обосновать то, что они являются "необходимыми" для достижения одной из этих целей.

Из случая уголовного преследования В. Косинерова, который таким образом выразил свое мнение относительно деятельности правоохранительных органов, которая носит публичный характер и, соответственно, может подвергаться критике со стороны граждан, не следует, что, ограничивая таким образом свободу выражения мнения В. Косинеровым, государство преследовало одну из выше указанных целей.  

Похоже на то, что такая непропорционально жесткая реакция властей на поступок В. Косинерова вызвана лишь тем фактом, что данная статуя была празднично установлена с участием руководства МВД во время праздничных мероприятий по случаю 100-летия с момента образования белорусской милиции (в результате февральской революции в России в 1917 году в Минске была создана всероссийская милиция охраны общественного порядка).

Также стоит отметить, что это уже не первый случай попытки изоляции и осуждения Косинерова со стороны правоохранительных органов. Так, 11 августа 2015 г. сотрудниками МВД были задержаны молодежные активисты Максим Пекарский, Вадим Жеромский, Вячеслав Косинеров и Ярослав Ульяненко по подозрению в причастности к нанесению на стены некоторых зданий в г. Минске граффити политического содержания. Максиму Пекарскому и Вадиму Жеромскому были предъявлены обвинения по ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса Республики Беларусь (злостное хулиганство), оба были взяты под стражу и помещены в СИЗО МВД. После реакции правозащитников на эти задержания, 31 августа М. Пекарский и В. Жеромский были освобождены из-под стражи под подписку о невыезде. При задержании сотрудниками МВД В. Косинеров был жестоко избит, в результате чего он был госпитализирован. Правозащитные организации тогда высказали мнение о политически мотивированном преследовании молодых людей. В результате, 9 января во время разбирательства судом Фрунзенского района действия В. Косинерова были переквалифицированы с ч.2 ст. 339 УК (хулиганство) на ст. 341 УК (порча имущества). Косинеров был приговорен к штрафу в размере 30 базовых величин. Стоит напомнить, что преследование В. Косинерова сопровождалось сюжетами пропагандистского содержания по национальному телевидению, в которых его фактически обвиняли в экстремистской деятельности и даже разжигании национальной розни, хотя данные действия ему никогда официально не инкриминировались.

Перечисленные обстоятельства позволяют делать выводы о политическом мотиве власти в преследовании Вячеслава Косинерова в целях прекращения его публичной деятельности.


[1] Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24.03.2005 г. №1 "О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве".

Последние новости

Партнёрство

Членство