"Переувлажнения почвы" - повод для принудительного труда?

2016 2016-12-16T11:51:55+0300 2016-12-16T15:38:59+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/kukuruza-3.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Уборка кукурузы в Вилейском районе. Фото "Наша нива"

Уборка кукурузы в Вилейском районе. Фото "Наша нива"

Прокуратура Минской области также не нашла оснований для проведения проверки по факту принудительного труда на уборке кукурузы в Вилейском районе.

В своем ответе правозащитнику Валентину Стефановичу прокуратура сообщила, что согласно ч. 2 ст. 13 Трудового кодекса принудительным трудом считается работа, которая выполняется работником под угрозой применения какого-либо насильственного воздействия.

"В описанных в обращении материалах, распространенных в сети Интернет, не имеется сведений, свидетельствующих об угрозе применения какого-либо насильственного воздействия к работникам предприятий Вилейского района при привлечении их к выполнению сельскохозяйственных работ", - указано в письме за подписью первого заместителя прокурора Минской области Б. Петровского.

Кроме того, прокуратура Минской области указывает, что граждане, которые непосредственно оказывали помощь сельхозорганизациям в уборке кукурузы, не обращались и не жаловались на принудительный труд ни к ним, ни в прокуратуру Вилейского района, а правозащитник не имеет права на такое обращение, потому что не является представителем лиц, чьи права были нарушены.

"С данным ответом я не согласен и считаю, что он свидетельствует о нежелании органов прокуратуры проводить прокурорскую проверку по указанным в сообщениях СМИ фактам нарушений законодательства и прав граждан.

Также хотелось бы отметить, что международные нормы права, запрещающие принудительный труд понимают в качестве такового не только работу под угрозой какого-либо насильственного воздействия, но и любую другую обовязывающую работу", - говорит Валентин Стефанович и обращает внимание на ст. 1 Конвенции Международной организации труда № 105, ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст.6 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.

Не менее интересный ответ пришел правозащитнику и из Комитета по труду, занятости и социальной защите Миноблисполкома.

"Мне ответили, что при выполнении сельскохозяйственных работ по уборке кукурузы в Вилейском районе граждане привлекались к работе нанимателями в соответствии с распоряжением Вилейского райисполкома в обязательном порядке в связи с "производственной необходимостью". Данная "производственная необходимость", по мнению председателя комитета А.А.Семенчука, заключалась в "переувлажнения почвы" и невозможности использования техники при уборке кукурузы", - отмечает Валентин Стефанович.

Однако, в соответствии с ч. 2 ст. 33 Трудового кодекса производственной необходимостью признается необходимость для данного нанимателя предотвращение катастрофы, производственной аварии или немедленной ликвидации их последствий либо последствий стихийного бедствия, предотвращение несчастных случаев, простоев или порчи имущества и в других исключительных случаях. При этом сотрудник не может быть переведен на работу, которая противопоказана ему по состоянию здоровья.

"Таким образом "переувлажнение почвы", в результате которой не было возможности использовать технику для уборки кукурузы, явно не являлась случаем производственной необходимости. Кроме того, не понятно, каким образом такая производственная необходимость являлась необходимостью конкретных нанимателей, которые осуществляли перевод своих сотрудников. Например, каким образом невозможность использования техники конкретным сельскохозяйственным предприятиям Вилейского района при уборке кукурузы, могло образовывать производственную необходимость для предприятия "Зенит-БелОМО", расположенного в г. Вилейка?" - задается вопросом правозащитник.

Он обращает внимание и на то, что согласно ч. 4 ст. 33 Трудового кодекса временный перевод в связи с производственной необходимостью в другую местность (за административно-территориальные границы населенного пункта, в котором расположено предприятие нанимателя) допускается только с письменного согласия работника. А согласно ч. 6 ст. 30 Трудового кодекса при переводе на другую работу между нанимателем и сотрудником заключается трудовой договор с соблюдением требований ст. 18 и 19 данного кодекса.

Органы прокуратуры, Минский областной комитет, не провели проверку наличия письменных заявлений сотрудников о согласии их временного перевода для работы в другую местность, наличие заключенных трудовых договоров и факт проведения проверки нанимателем наличии или отсутствии медицинских противопоказаний у сотрудников для выполнения такой работы, не были опрошены представители администрации предприятий, которые направляли своих сотрудников на сельскохозяйственные работы, не были опрошены и сотрудники на предмет добровольности такой работы.

Кроме того, не была дана оценка законности распоряжения Вилейского райисполкома от 14 ноября № 412 р «Об оказании помощи сельскохозяйственным организациям района в уборке початков кукурузы".

Сейчас Валентин Стефанович обратился в Генеральную прокуратуру, которую просит провести все-таки прокурорскую проверку, в случае установления фактов нарушения трудового законодательства со стороны местных исполнительных органов власти принять меры по отмене незаконных распоряжений, привлечь виновных к ответственности, а прокурору Вилейского раёна и прокурору Минской области указать на необходимость своевременного реагирования на сообщения о нарушениях законности на территории района.

Напомним, в середине ноября средства массовой информации разместили фотографии, на которых хорошо видно, что люди собирают урожай кукурузы из-под снега.

24 ноября к правозащитникам "Весны" попал документ, который подтвердил информацию о факте принудительного труда на уборке кукурузы в Вилейском районе.


Читайте по теме: "Привлеченные"

Последние новости

Партнёрство

Членство