«Подбросили таблетки и сказали, что повесят на неё статью за "оборот наркотических средств"»: как власти преследуют политзаключённую Викторию Кульшу

2022 2022-06-23T09:43:31+0300 2022-06-23T10:33:49+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/kulsha_v.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В гомельской женской колонии на выездном заседании 13 июня осудили политзаключённую Викторию Кульшу по ч. 1 ст. 411 Уголовного кодекса (злостное неповиновение законным требованиям администрации исправительного учреждения). Судья суда Железнодорожного района Гомеля Сергей Мальцев присудил политзаключенной вдобавок к двум годам и шести месяцам колонии еще один год в заключении. Администрация женской колонии оказывала постоянное давление на Викторию: за "нарушения" она провела 32 дня в ШИЗО и пять месяцев в ПКТ. Кроме этого, её поставили на профилактический учёт как "склонную к суициду" за объявленную в знак протеста голодовку. В ПКТ Кульше подбросили таблетки и угрожали уголовной статьёй за "оборот наркотических средств". Про то, как проходил суд над Викторией, про её "сговор" с Марией Колесниковой, про угрозы администрации колонии и про то, как сейчас себя чувствует женщина после 20 месяцев в заключении, — дочь политзаключённой рассказала "Весне". 

Вікторыя Кульша
Виктория Кульша

У Виктории перед судом забрали все её записи и не дали ознакомиться с материалами дела

В конце марта 2022 года против администраторки телеграм-канала «Водители 97%» Виктории Кульши возбудили новое уголовное дело за злостное неповиновение администрации колонии (ч. 1 ст. 411 УК). Суд над политзаключённой проходил на территории колонии, а на процесс её родственников не пропустили. За несколько дней до суда пока женщина была на прогулке, у неё забрали все её записи: жалобы, примеры апелляционного обжалования, все адреса судов, адвокатов, МЧС. Причину этого ей не сказали.

«Во время суда маме не дали ознакомиться с материалами дела. В деле два тома, но ей сказали только про один, а про второй узнала от адвоката. С первым томом ей дали ознакомиться за семь часов, вместо положенного месяца. На суде присутствовали свидетели только против мамы. Тех свидетелей, которых хотела видеть она, даже не пригласили, у них даже допроса не было. Все свидетели против неё были сотрудниками колонии. Один из них присутствовал на самом допросе мамы, на просьбу мамы увести его — она получила отказ. В день суда никто не ожидал, что у неё будет адвокат. Были запрещены видео и аудиозаписи.

У мамы не было на руках её записей, у адвоката забрали ноутбук без интернета», — говорит дочь политзаключённой Александра.

Виктория не знала, что будет присутствовать адвокат, поэтому переживала, что не сможет защищать себя сама без своих записей, которые у неё изъяли. Судья сообщил, что у неё будет адвокат, но также сказал, чтобы ей отдали записи. Сразу после суда их снова забрали у Виктории.

Политзаключенную Викторию Кульшу в колонии приговорили к еще одному году заключения

Судья суда Железнодорожного района Гомеля Сергей Мальцев присудил политзаключенной вдобавок к двум годам и шести месяцам заключения еще один год в колонии.

Карцер, ШИЗО, ПКТ, голодовка и подброшенные таблетки

В неволе политзаключённая находится с 4 ноября 2020 года. За 20 месяцев на неё регулярно оказывается давление. В СИЗО-1, где она находилась до первого суда, её несколько раз отправляли в карцер. При этом в первый раз её отправили сразу после известия о смерти отца. В Жодино по двум протоколам в карцер Викторию закинули на 20 суток, но сразу она отбыла там только 17 — у неё началось кровотечение и её перевели в камеру. Как только самочувствие Виктории улучшилось, её отправили «досиживать» трое суток.

В гомельской исправительной колонии Кульша провела в штрафном изоляторе в общей сложности 32 дня. За этим последовали пять месяцев в помещении камерного типа (ПКТ) и новая уголовная статья за «злостное неповиновение законным требованиям администрации». Причиной для отправки в ПКТ стало то, что политзаключённая не застегнула нижнюю пуговицу пальто. Женщина в знак протеста объявила голодовку, которую держала 11 дней: девять дней без еды и ещё два — без воды. Она сказала, что будет вынуждена довести себя до обезвоживания и отказаться от медицинской помощи, чтобы её поместили в больницу, где она получит «человеческие условия». За это её поставили на профучёт как «склонную к суициду». Сначала ей назначали только два месяца в ПКТ, но после выхода администрация решила добавить ещё три месяца. 

Кроме этого, по словам самой политзаключённой, ей «подбросили таблетки и сказали, что повесят на неё статью за “оборот наркотическими веществами“», на что она сказала: «Только у вас в колонии такое бывает».

"Вы с Марией Колесниковой заодно" 

Администрация женской колонии обвинила Викторию в сговоре с Колесниковой ещё до этапа Марии в колонию. При этом они даже не знакомы:

«В ноябре ещё до этапа Марии Колесниковой к маме пришёл сотрудник из УДИН и начал двухчасовой допрос. Пытался узнать о её политических взглядах «до» задержания и какие будут «после». Мама сказала, что она перед ним отчитываться не должна, на что пошли угрозы: вот вы с Марией Колесниковой заодно, мы вас двоих ограничим от общества, вы делаете не только хуже себе, но и окружающим. Мама только улыбнулась и ушла. Во время этапа Марии маму отправили в ПКТ.
Почему они думали, что она знакома с Колесниковой даже мама не знает. Был момент в ИК-4, когда у них по телевизору на местном канале показывали только маму, как "злостника" и "врага народа"», — вспоминает Александра.

"По максимуму дают понять, что это не последняя статья и она тут надолго"

17 июня Александра смогла попасть на свидание с мамой. Встреча длилась два часа.

«Мы обсуждали абсолютно все. Выглядит замучено. Похудела, до задержания она была 72-75 килограмма, а сейчас на вид 60-63. Ей дали понять, что временно ей могут не писать. Была практика такая в ИК-4, когда неделями могли не идти письма.

Надеется, что в СИЗО она хоть чуть-чуть отдохнет от ШИЗО и карцеров, да и хуже, чем в ИК, она сказала, быть ничего не может. Тут ей по максимуму дают понять, что это не последняя статья и она тут надолго.

Адвокату отказали в ознакомлении с приговором и сказали, что пришлют в электронном варианте в течение пяти суток. Прошло уже восемь, но приговор ей еще не прислали. Сейчас старается написать апелляцию по памяти».

До рассмотрения апелляционной жалобы Кульша будет находиться в гомельском СИЗО-3.

Поддержите Викторию посылками, бандеролями, денежными переводами и телеграммами:

СИЗО-3, 246003, г. Гомель, ул. Книжная, 1А,

Виктория Александровна Кульша

По данным правозащитников, за последний год как минимум 24 политзаключённых перевели в «крытую» тюрьму, и против ещё десяти начали уголовные дела по ст. 411 УК.

Белорусы на "крытой": как политзаключенных продолжают преследовать в колониях

"Весна" рассказывает, какие методы наказания использует администрация колоний против политзаключенных и кто из них признаны "злостными нарушителями режима".

Последние новости

Партнёрство

Членство