«В тюрьме муж похудел на 50 кг. Он держится, но наша жизнь сломана». Супруга заключенного рассказала об ужасах репрессий против ее семьи

2022 2022-05-27T11:17:00+0300 2022-05-27T11:30:15+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/anatoli_shirma_glavnaya.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Анатолий Ширма

Анатолий Ширма

Спасая себя и ребенка, Елене Ширме пришлось убегать из собственного дома, а потом и из страны. Сначала, в 2020-м арестовали ее мужа, а спустя полтора года начали "охоту" и на нее саму. Задерживали, вызывали на допросы, выбивали двери, грозились отправить дочь в детский дом…Сейчас женщина в безопасном месте, в безопасной стране, но даже оттуда, издалека, она боится  писать супругу, опасаясь за себя и за него. Пройдя через нервные срывы и почти ничего не зная о судьбе  мужа, в тяжелой эмиграции она просто ждет его освобождения. «Весна» поговорила с женщиной и узнала горькую историю ее семьи.

Фотографии, на которых Елена вместе с мужем, она может пересчитать по пальцам одной руки. Все они со дня их свадьбы. Остальные в спешке и в страхе пришлось удалить или оставить в тысячах километрах от места, где ей сейчас приходится учиться жить заново. 

«Не терпел несправедливость и призывал не идти на поводу у милицейского беспредела»

«Мне 36, Толе – 49, - начинает рассказывать свою непростую историю Елена. Дается ей это с большим трудом. Морально женщина абсолютно подавлена. - Мы поженились в 2017 году. У меня это был второй брак, у мужа третий. Поженились быстро, буквально через 3 месяца после знакомства: как-то сразу поняли, что мы родственные души. У нас у обоих непростой характер, но мы удивительно быстро нашли общий язык и практически не ругались. Жили в Минске. У мужа было ИП, он занимался строительством. Искал объекты, организовывал на них работу, часто был в разъездах в разных городах. Я же была офисным работником». 

По словам Елены, ее муж всегда был за справедливость: возмущался, когда кого-то обманывали или обижали слабых. Старался помогать знакомым и даже незнакомым по мере своих сил и возможностей.

«Толю уважали все, кто с ним был знаком. Когда в 2020-м началась предвыборная кампания, муж с самого начала поддерживал Сергея Тихановского, смотрел его ютуб-канал. Мы часто обсуждали, как морально тяжело стало жить в Беларуси, как власть ни во что не ставит людей, заботясь лишь о собственных интересах. Как не соблюдаются законы, как только связи и деньги ценятся в нашей стране, как процветает коррупция... Он называл Беларусь банановой республикой и винил действующую власть в том, что они довели ее до такого состояния, - вспоминает женщина. - Когда в начале июля появилась информация о том, что в тюрьме с Сергеем Тихановским плохо обходятся даже заключенные, мой муж с другом записали видео в его поддержку. Они призывали всех участных не идти на поводу у милицейского беспредела и не издеваться над Сергеем. Сначала это видео никуда не выкладывали, оно предназначалось тем, кто сейчас находится в местах лишения свободы. Я так понимаю, передать они его хотели своими способами, через знакомых, которые уже отбыли сроки. Но каким-то образом оно попало и в интернет. Мне, например, позже это видео прислал одноклассник в вайбер. Потом я и сама выложила его на своей странице в ВК».

Скриншот того самого видеообращения в поддержку Сергея Тихановского, которое Анатолий записал вместе с другом.
Скриншот  видеообращения в поддержку Сергея Тихановского, которое Анатолий записал вместе с другом.

После выборов Елена и Анатолий ходили на митинги и выражали свое несогласие с произошедшим. Обоим было невыносимо больно за те события, которые происходят в Беларуси.

«После того, как в интернете появилась информация о пытках задержанных, у меня случился нервный срыв, я очень боялась, что с нами может произойти то же самое. Я сидела дома и боялась выйти на улицу, - едва сдерживая слезы, вспоминает те дни женщина. - С помощью врача я потихоньку справилась со своим состоянием. Но процесс лечения затянулся, и мне пришлось рассказать своему руководству, что я прохожу лечение, ведь иногда нужно было отпрашиваться с работы, а иногда не было сил до этой работы просто доехать». 

Своему руководству Елена рассказала и о том, что послужило причиной ее нервного срыва. 

«Я никогда не скрывала своего отношения к политической ситуации в стране, в соцсетях у меня было много фотографий с митингов, было и фото бюллетеня со дня голосования. Знаю, что к директору предприятия, на котором я работала, приходили люди из органов – рассказывали, как «правильно» себя должны вести сотрудники», - говорит женщина

Уже в сентябре Елене сообщили, что с ней не продлевают контракт, мол, проект, в котором она работала, закрывается, и в ее услугах предприятие больше не нуждается. Хотя работали над проектом в то время только два человека – она и ее начальник. Женщина точно знает, что в работе этот проект до сих пор, а, значит, причины ее увольнения очевидны. Упоминать в материале название предприятия по этическим соображениям Елена не стала - не хочет навредить тем людям, которые до сих пор там работают . 

«Позже я узнала, что контракт не продлили не только мне, но и ещё нескольким людям с оппозиционными взглядами», - дополняет женщина. 

«Задержали из-за видео в поддержку Сергея Тихановского»

Беда не приходит одна – вскоре арестовали Анатолия. Это произошло в Пружанах, где мужчина находился по делам. 

«Документов у меня с собой нет. Не могу вспомнить даже точного числа задержания мужа, - расстраивается женщина. - Я вообще мало чего помню с того времени. Память как будто специально стирает этот кошмар… Но это точно было в сентябре 2020-го. Помню, что у дочери только начался учебный год. Я была в это время в Минске. До суда мужа держали под стражей в ИВС в Пружанах. Мы поддерживали связь в письмах, кое-что о нем через знакомых передавали даже сами милиционеры…»

Друга Анатолия тогда задержать не успели – он уехал в Россию. 

«Обыска у нас не было. Почему – не знаю. Может, потому что Толя не был здесь прописан. Знаю только, что у него конфисковали телефон, и до сих пор его не вернули», - рассказывает Елена. 

По словам женщины, от услуг адвоката ее муж отказался. В письме Анатолий написал, что со всем справится сам. При этом писал очень мало. Елена уверена, что муж намеренно ограждал ее от переживаний. 

Анатолий и Елена Ширма
Анатолий и Елена Ширма

Каково же было удивление родных Анатолия Ширмы, когда те узнали, что суд над ним состоится по уголовной статье 174 «Уклонение родителей от содержания детей либо от возмещения расходов, затраченных государством на содержание детей, находящихся или находившихся на государственном обеспечении». 

«Бывшая супруга Толи служит в армии. И я точно знаю, что все алименты были оплачены вовремя, потому что платила их я лично, со своей зарплатной карточки, так было удобнее, чем мужу со своего расчетного счета ИП. Почему так произошло? Я не знаю. Толя написал только: «Так надо». Он всегда в таких ситуациях краток, - говорит Елена. - После задержания я не видела мужа ни разу. Если бы пришла в суд и увидела его за решеткой, не выдержала бы. Да и он этого не хотел».

Суд признал Анатолия виновным и приговорил к двум годам «химии». При этом из-под стражи до момента отбывания наказания в ИУОТ в Барановичах Анатолия не отпустили. 

Писем с «химии» приходило очень мало. 

«Позже, от знакомых, которым хоть что-то удавалось узнавать своими способами, мне стало известно, что муж находится уже в колонии в Ивацевичах. Оттуда мне пришло пару писем. Толя по-прежнему говорил, что все идет своим чередом, просил меня не переживать. К тому моменту я уже была в тяжелейшем состоянии. А потом письма перестали приходить даже оттуда…»

«Понимала, что просто так от нас уже никто не отстанет»

Чтобы узнать, где находится супруг, Елена написала запрос в Департамент исполнения наказаний. Так она узнала, что Анатолий находится уже в тюрьме в Гродно. 

«Муж сообщил только то, что его туда перевели, и что в письме всех подробностей он написать не может. Письма и так практически не доходили. Я понимала, что в тех условиях Толя справится, все выдержит. Боялась уже не за него, а за себя и свою 12-летнюю дочь. Понимала, что просто так от нас уже никто не отстанет». 

Были ли у Анатолия новые суды, Елена не знает. Со слов женщины, ее больше никто ни о чем не уведомлял. Елена лишь предполагает, что если мужа перевели в тюрьму, скорее всего, ему предъявили новое обвинение. И, скорее всего, в связи с этим в скором времени начали преследовать и ее саму. 

«В ноябре 2021 года я устроилась на работу в автосалон Skoda. А в конце февраля 2022 -го мне позвонил мужчина, представился сотрудником милиции, сказал, что меня хотят допросить в качестве свидетеля, и пригласил приехать в пружанское РОВД. Я сказала, что без повестки никуда не пойду, на что услышала, что мне же будет хуже. Этот же мужчина грубо спросил мой адрес, якобы чтобы узнать, куда ему слать повестку, но я бросила трубку. Несколько раз мне перезванивали с неизвестных номеров, но я не отвечала. От общих знакомых я узнала, что друга моего мужа, с которым он записал то видео, задержали, когда он вернулся в город. Я поняла, что, скорее всего, этот звонок из милиции и его задержание связаны между собой, т.к. у меня не было никаких дел в Пружанах, и я там давно не была. У меня снова случился нервный срыв, я ушла на больничный», - вспоминает Елена.

Cейчас Анатолий в тюрьме в Гродно
Cейчас Анатолий в тюрьме в Гродно

14 марта вместе с подругой женщина возвращалась домой из магазина… Во дворе дома были люди в форме, в масках, в бронежилетах, с автоматами. 

«Увидев нас, они подошли и спросили, я ли Елена Ширма. Я молчала, но им было не важно. Помню, что они что-то мне говорили, но я уже почти ничего не соображала, - восстанавливает в памяти события того страшного дня женщина. - Они взяли меня под руки и повели в машину. Когда приехали в Октябрьский РОВД, меня сначала посадили в фойе, а потом пришел человек в милицейской форме и сказал идти в кабинет. Было так страшно, что я не могла даже встать. Видя это, он схватил меня за руку, потащил к кабинету, а когда открыл дверь, толкнул меня с такой силой, что я упала». 

В кабинете Елена плакала от боли и страха. Сотрудник в форме при этом продолжал на нее орать. 

«Кричал, что в моих же интересах не тянуть время, а все ему рассказать. Мол, он и так знает, что то видео снимала я . Что если захочет, то найдет у меня в телефоне столько материала, что хватит на пожизненное, а дочку мою отправят в детский дом, - с ужасом вспоминает Елена. - Мне повезло, что с собой у меня не было телефона. Из-за тревожного расстройства я все время читала новости, но когда стала лечиться в дневном стационаре, психолог посоветовала мне перестать их читать, и я, чтобы не было соблазна, просто не брала телефон с собой. Я уже не помню, сколько меня держали…Мне казалось, что долго не давали воды и не разрешали сделать звонок родным. Это было невообразимо страшно. Но в тот же вечер меня отпустили. Сказали, что я должна всегда быть на связи». 

Вернувшись домой, Елена собрала немного вещей, взяла дочь и уехала из своей квартиры. 

«Приплели даже мою позицию по поводу Украины»

«Мне написала коллега с работы. Предупредила, что руководству пришел запрос на мою характеристику и график работы. А потом меня вызвало и само руководство. Расспрашивали, почему мной интересуется милиция. Говорили, что у компании и без того хватает проблем из-за санкций (автомобили Skoda запретили ввозить в Беларусь - Прим.), а еще и я…Упомянули, что я слишком активно и открыто высказывала свое мнение по поводу войны в Украине, в том числе в рабочем чате. 

У меня в Украине много родственников, да и чисто по-человечески я была в ужасе от того, что идет война. Это не укладывалось в голове, но при этом в рабочем чате было много людей, которые реально называли происходящее всего лишь «вооруженным конфликтом», либо же вообще делали вид, что ничего не происходит». 

В начале апреля Елена уволилась с работы с формулировкой «по соглашению сторон». Тогда же она попыталась забрать документы дочери из школы, но сделать этого ей не разрешили - начали угрожать педсоветом за пропуски без уважительной причины и за то, что дочка в чате одноклассников в вайбере, где была и классная руководитель, тоже высказывалась против войны в Украине. 

«Все, что оставалось в этой ситуации, - бежать»

«Я была на грани. Постоянно пыталась найти хоть какой-то выход из этого ада, - с горечью рассказывает женщина. - Плюс, если всплывут мои фотографии с митингов, с избирательного участка, ведомость, в которой я подписывалась за Сергея Тихановского…Страшно представить.

В ужасе я отдала друзьям даже любимую собаку, которая долго со мной жила и стала мне как родной ребенок. Наверное, я никогда ее больше не увижу, и мне безумно стыдно перед ней за то, что я так поступила, но если бы у меня был выбор…»

Все, что оставалось женщине в этой ситуации, - бежать. К счастью, выехать из страны ей все же удалось. 

13 мая, после того, как Елена с дочерью уже были не в Беларуси, домой к ним ворвались с обыском. Выломали дверь, все перевернули. Об этом уже рассказали родные и соседи. 

Также на почту Елене пришла повестка, в которой было указано, что ее вызывают на допрос по уголовным  статьям 364 «Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел» и 369 «Оскорбление представителя власти». Женщина находится в статусе подозреваемой. 

Немного собравшись с духом, Елена говорит:

«Мы переехали. Вроде, находимся в безопасности, но мое психологическое состояние с каждым днем все хуже. Я без работы, ребенок не ходит в школу, долгое время не могу найти врача, который бы мне помог… А ведь мне нужно быть сильной и поддерживать дочку, у нее огромный стресс от переезда. Дома остались наши друзья и родные, привычная жизнь. А сейчас нам иногда негде даже ночевать. Спасибо людям, которые все это время нам помогали и продолжают помогать, я безмерно им благодарна.

С мужем мы сейчас не общаемся. Не пишу ему - боюсь, что узнают, где мы находимся. Перед выездом из страны написала Толе, что мы уезжаем. Тот объем передач, который положен заключенным, мы с друзьями ему передали… 

Знаю, что он похудел на 50 кг, на прогулку его выводят раз в день на 1 час, иногда вообще не выводят. Ему нужны лекарства – у Толи проблемы с поджелудочной железой. Но никакие таблетки передавать ему не разрешили. В своей последней весточке он писал, что все нормально, но не может человек, у которого все нормально, просто так похудеть на 50 кг…

Наша жизнь сломана. Кроме страха и чувства вины перед дочкой за то, что она вынуждена так страдать, я ничего не чувствую. Иногда утром не могу встать с постели, потому что накрывает паника, и я не знаю, что мне делать, когда встану. Как умыться, как приготовить завтрак… Просто вспоминаю, как я делала это раньше, иду делать то же самое и надеюсь, что однажды этому аду придет конец».

Срок заключения Анатолия Ширмы должен закончиться в октябре 2022 года. Вы можете поддержать его письмом солидарности. Адрес такой: 230025, «Тюрьма №1», Гродно, ул. Кирова,1. Анатолию Анатольевичу Ширме. 

Последние новости

Партнёрство

Членство