Психологическая помощь: Как помочь ребенку справиться с травматическим событием

2022 2022-04-28T12:48:57+0300 2022-04-28T12:48:57+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/psiholog_pomosch7.png Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Психологическая помощь — цикл статей ПЦ «Весна» о трудностях, с которыми сталкиваются  пострадавшие от репрессий беларусы и их близкие. Что помогает преодолевать эти трудности? Когда нужна помощь специалиста? Как собрать психологическую «аптечку» для себя и для других? Мы постараемся ответить на эти вопросы лаконично и ёмко с помощью экспертов в сфере психического здоровья.


Реальность сталкивает родителей маленьких белорусов с нетипичными проблемами, с которыми их никто не учил справляться. В учебниках по психологии не рассказывается, можно ли брать ребенка на свидание к папе-политзаключенному, как вести себя с сыном или дочкой во время обыска в квартире и что сказать им, если их родного человека задержали. На эти вопросы в материале ответит детский психолог Хелена Лундт.

Как проявляется ПТСР у детей?

– Реакция на травматическое событие будет по-разному проявляться у разных детей, – рассказывает Хелена. – Но от реакции взрослого ее отличает то, что у ребенка нет понимания его значения, контекста, влияний и последствий. Дети воспринимают травматическое событие хаотически.

Именно потому у детей может быть много соматических реакций: чаще всего, чем младше ребенок, тем более комплексно они будут наблюдаться. К наиболее распространенным относятся боли в животе из-за напряжения в теле, головные боли, проблемы с пищеварением, бессонница, потеря аппетита или переедание. Часто может проявляться гипербдительность: ребенок может постоянно сканировать окружение на признаки опасности.

Также он может перенимать и адаптировать реакции родителей: например, сына мужчины, которого пытали тем, что заставляли есть старую гнилую еду, постоянно тошнило без причины. Поэтому случается, что, не обладая полной картиной травматических событий в жизни ребенка, ему могут поставить ложные диагнозы: аутизм, СДВГ, другие психиатрические болезни и расстройства, хотя на самом деле симптомы могут быть последствием травмы. 

– Также соматические реакции могут влиять на поведение ребенка, – объясняет детский психолог. – Он может стараться закрыться от всего, что происходит: это будет заметно по закрытым жестам, опущенным глазам. Кроме того, дети часто проживают жизненные события через игру, и если речь о травматическом событии, то это будет постоянный набор действий. Например, ребенок, который пережил войну, уехал в Данию, и там постоянно копал яму в земле. У него не было времени и возможности разложить все события по полочкам в своей голове, осознать их, и только из психотерапии стало понятно, что самое яркое и травматическое воспоминание для него – как бабушка упала в яму. Что можно сделать в такой ситуации? Проиграть эту сцену до конца: вместе выкопать яму, обсудить опыт, постараться дать ему значение и контекст, чтобы ребенок мог это прожить.

В этом случае важно лечить не только физиологические последствия травмы, но и разбираться с их причиной: работать с хаосом и эмоциями в голове.

Как помочь ребенку разобраться с эмоциями?

Журналиста Андрея Скурко задерживали на глазах у двухлетнего сына: мальчик показывал дядям игрушки, один из них запускал ему «юлу», искали его сандалик.

– Когда милиция обыскивает дом при ребенке или задерживает его родителя, многое зависит от количества примененного ими насилия, – объясняет Хелена Лундт. – Если ребенок дружественно относится к милиционерам – это хороший знак, показатель того, что он в целом доверяет взрослым. Но когда он осознает, что показывал игрушки человеку, который забрал его папу, у него может возникнуть чувство стыда, который может оказать на ребенка больший вред, чем само это событие. Поэтому взрослые должны помочь ребенку понять, что это нормально – доверять взрослым, дружить с ними, показывать свои игрушки. Нужно объяснить ему ситуацию его словами на понятном ему языке, не вдаваясь в политические причины. Важно быть рядом, принимать реакции ребенка, помочь ему выразить в словах или значение, дать контекст травматическим событиям. Сказать: «Я вижу, что ты в стрессе, давай я помогу тебе расслабиться». Если вы не понимаете, какое событие вызвало определенные эмоции, нужно научиться быть рядом с ней, а не избегать ее. Не нужно заставлять ребенка говорить про событие, а помочь переносить ребенку свои реакции, эмоциональный стресс. Например, можно сказать: «Я знаю, что-то ужасное было в твоей жизни, но сейчас ты в безопасности». Если родители испытывают трудности или растерянность в том, как помочь ребенку справиться со стрессом, лучше обратиться к детскому или семейному психологу.

При объяснении важно дать ребенку самому регулировать тот объем информации, который он может переработать. Например, он узнал, что его мама и папа в тюрьме и непонятно, когда он их увидит, а потом начинает рассказывать абсолютно другое – нужно идти за ним, а не пытаться рассказать свою историю до конца. Значит, это именно тот объем информации, который он может переварить в этот момент. Если же ребенок задает вопросы, нужно честно отвечать на них, но также не забывать о регулировании. Например, не рассказывать в красках условия содержания его родителя или объяснять политические мотивы: поскольку часто дети перерабатывают информацию в картинках, у него может сложиться более ужасающее описание, и чем младше ребенок, тем страшнее она может оказаться.   

Иногда ребенку может понадобиться срочная помощь, чтобы справиться с эмоциями. Дочка Николая Шеметова на свидании в колонии расплакалась, когда папу забрали на проверку: она стала говорить, что не отдаст его, а заберет с собой. В ситуации, когда страх занимает все, ребенку можно помочь вернуться в «здесь и сейчас», отвлекая его.

Психологическая помощь: Как родным политзаключенных подготовиться к свиданию в месте лишения свободы

Встреча родственников с политзаключенными – всегда стресс, пусть и положительный: часто бывает непонятно, как реагировать на необычное поведение близкого, что ему сказать, брать ли с собой детей.

– С другой стороны, если ребенок показывает понятную эмоциональную реакцию, отвлечение может повлечь за собой стыд к своим реакциям на травму, – рассказывает Хелена Лундт. – Если вам понятен триггер ребенка, лучше обсудить с ним чувства, которые у него присутствуют, объяснить, что они не стыдные. Объяснить, что он скучает по папе, ему страшно – и это нормально. Например, можно сказать: «Твои реакции абсолютно нормальные и человеческие. Нормально, если ты был свидетелем бомбардировки и теперь боишься фейерверков, потому что у тебя был такой ужасный опыт. Но через пару лет фейерверки снова будут для тебя веселым событием». Таким образом мы отделяем реакцию и показываем, что травмирующее событие в прошлом, а сейчас ребенок в безопасности. И конечно, много обнимать ребенка, говорить, что вы его любите.

Что значит быть честным с ребенком?

Жена политзаключенного Олега Гармазинского долго не решалась сказать 7-летней дочери про задержание отца, но в итоге решилась, потому что не хотела, чтобы потом дочь разочаровалась, что ей врали. Жена Александра Велесницкого несколько месяцев говорила сыну, что его папа-дальнобойщик уехал в рейс, но потом тоже решилась сказать правду.

– Важно быть как можно более честным с ребенком, но не сильно его испугать, – объясняет психолог. – Если отца задержали, и мама не знает, когда он вернется, то ребенок тоже должен знать про это. Можно использовать фразы «Сейчас папы нет, я не знаю, когда он вернется, но обещаю тебе, что скажу, как только узнаю сама». В этом случае нужно помочь ребенку справиться с неопределенностью и страхом никогда не увидеть родителя. Самое худшее, что можно сделать, – соврать, сказать, что все хорошо, когда вы расстроены или злитесь. Ребенок чувствует эмоции легко и более точно, чем родители могут себе это представить. Нормально показать, что вы злитесь, и предложить позлиться вместе, справиться с этими эмоциями вместе: например, пробежаться. Кроме этого, с кем бы вы ни говорили, важно помнить, где ребенок находится в этот момент: на самом деле они видят и слышат все и очень легко это подхватывают.

Честным с ребенком нужно быть также, когда вы собираетесь взять его на свидание в СИЗО или колонию. Если возможно, важно подготовить его к тому, когда он в следующий раз увидит родителя, чтобы у него было понимание происходящего.

– Лучше взять ребенка с собой на свидание, – говорит Хелена. – Потому что тогда у него будет картинка места, где находится родитель, даст ему чувство близости. Но важно заранее помочь ему сформировать реалистичный имидж того, что он увидит перед походом на свидание, а потом – переработать это. Так же важно подготовить родителя ко встрече с ребенком: объяснить ему, что это будет сложно, возможно, ребенок будет плакать и задавать много вопросов. Поэтому так важно, чтобы малыш был центром внимания, как только войдет в комнату: как бы жестко это ни звучало, ваши эмоции здесь вторичны. Сначала нужно быть сильным взрослым для него, а потом разобраться со своими чувствами.

Такой же опорой для ребенка нужно стать и в ситуации «двойной эмиграции», с которой столкнулись белорусские дети в последнее время. Дети Бориса психологически травмированы еще событиями в Беларуси, в Украину семья переезжали не потому, что захотелось здесь пожить, а потому что уехала от репрессий. Когда начались взрывы, дети плакали, по дороге в третью страну они боялись.

– Ребенку нужно объяснить, что вы уезжаете в безопасное место, – говорит Хелена Лундт. – Донести до него, что вам не повезло пару раз, вы пережили такой опыт, но это не навсегда: вы найдете безопасное место, где сможете жить вместе нормальной, спокойной жизнью. Важно оставлять эту надежду. Чем младше ребенок, тем чаще он будет искать причину в себе: «Я убежал из одной страны из-за конфликтов, но в другой стране тоже проблемы – наверное, это связано со мной». Поэтому важно еще раз убедить ребенка, что это не связано с ним.

Как ребенку быстрее пережить травму?

Если ребенку долго не оказывается помощь после травмирующего события, у него могут возникнуть другие проблемы. Комплексный ПТСР может влиять на соматическое, психологическое, эмоциональное, когнитивное развитие и усиливаться с течением лет. У ребенка могут появиться личностные расстройства, расстройства границ, поведенческие, тревожные расстройства и так далее. Типичными «звоночками» развивающихся проблем могут стать реакции типа панических атак, изменения в поведении ребенка, соматические симптомы. И хотя дети в целом могут пережить ужасный опыт достаточно быстро, для этого важно, чтобы вокруг него появились понимающие, заботливые и внимательные взрослые.

– Они должны помочь ребенку отрегулировать нервную систему, поставить все в правильный контекст, уделить внимание и окружить заботой, – объясняет Хелена. – Также важно обеспечить безопасность вокруг ребенка и напоминать ему о хороших вещах в обычной жизни. Неважно, через что прошел малыш, нужно концентрироваться на этих хороших вещах и постоянно подчеркивать для него, что в мире есть и другая сторона.

Психологическая помощь: Какие мысли, действия и привычки помогают дождаться любимых

Шок от ареста близкого сменяется постоянной тревогой за родного человека. Мучает неопределенность будущего и беспомощность. Какие мысли, действия, привычки помогают ждать? За советом мы обратились к родственникам белорусских политзаключенных.

Последние новости

Партнёрство

Членство