"Поставили к стене и легко избили, нанося удары в корпус и ладонями по лицу". Как отбывают "сутки" задержанные на антивоенных акциях

2022 2022-03-18T17:26:33+0300 2022-03-18T17:40:21+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/katavanni.jpeg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

После жестких задержаний на антивоенных акциях в Минске 27 и 28 февраля силовики продолжали избивать и пытать белорусов в изоляторах. Люди, которые вышли на улицы, чтобы сказать "нет" войне в Украине, сейчас содержатся в нечеловеческих условиях, а сотрудники применяют против них физическую силу. По данным правозащитников, за участие в антивоенных акциях за решеткой оказались 616 человек. Большинство были арестованы в Минске, поэтому силовикам даже пришлось перевезти их в ИВС Жодино и Могилева. Парень, отбывавший арест на Окрестина и в Жодино, рассказал "Весне" о пытках и условиях содержания в ИВС, а также о том, что его поддерживало весь срок.

Иллюстрация PRAVSHA.ART

У одного из протестующих была кровь на лице, а другому угрожали ответственностью за маленький карманный ножик

Парня задержали вечером 27 февраля в Минске на антивоенной акции. Он, как и остальные участники, пришел туда, чтобы выразить свое несогласие с агрессией России против Украины. Некоторое время спустя к протестующим подъехал автобус, из которого выбежали силовики и начали задерживать участников. Он полагает, что задержание проводили военнослужащие внутренних войск.

"Меня задерживали мягко, сбили с ног, но быстро подхватили и спокойно отвели в автобус. В какой-то момент в служебном автобусе собрали примерно 20 человек. Вели они себя довольно спокойно. Агрессивно реагировали, только когда с ними начинали эмоционально спорить, вызывать на "разговор один на один". У одного мужчины была кровь на лице (кажется, была разбита губа), у второго нашли небольшой карманный ножик и угрожали, что за этот предмет придется ответить по полной. В целом милиционеры пугали, но физически не трогали людей, посмеивались, задавали вопросы, некоторые готовы были поговорить открыто, но их останавливал командир, который не побоялся снять при всех балаклаву. Давали людям питьевую воду. К автобусу приезжал транспорт и нас партиями пересаживали".

В РУВД среди задержанных был провластный журналист

Парня привезли в один из районных РУВД Минска. Всех задержанных в помещении поставили сразу лицом к стене, пока сотрудники собирали у них необходимую информацию. Затем на них составили протоколы за "участие в несанкционированном пикетировании" по ст. 24.23 КоАП и перевезли на Окрестина. Он отметил, что в управлении физическую силу против задержанных милиционеры не применяли. Также он вспомнил и о задержанном журналисте провластной газеты.

"Среди задержанных, видимо, был корреспондент провластной прессы. Говорил милиционерам, что он внесен в "список карателей". Вероятно, его отпустили".

"Решили показать, что у их есть и где можно оказаться, если не будем послушными"

"На Окрестина нас сразу отвели в холодное помещение с решеткой вместо потолка, на полу был лед. Где-то через 30-40 минут повели дальше. Меня завели, как я понимаю, в "стакан". Через минуту добавили еще человека, еще через минуту выпустили. Думаю, они решили показать, что у них есть и где можно оказаться, если не будем послушными. Выдали по медицинской маске тем, у кого не было, и отвели в камеру, на входе в которую надо было оставить обувь. В камере, рассчитанной на шесть человек, если не ошибаюсь, нас было 14 человек. В камере воняло, не было бумаги и мыла. Перекличка проходила в камере. Утром следующего дня дали кашу и хлеб (как оказалось, больше в этот день поесть не довелось)".

В "транзитной" камеры сразу сидели 50 человек

До перевода в Жодино парня посадили в "транзитную" камеру, из которой уже через некоторое время перенаправляли в другие.

"На следующий день после приговора отправили в специальную камеру, где менялось все время количество людей. При мне в какой-то момент было около 50. Люди говорили, что бывало и 80. Вечером людей более-менее разместили по камерам. На Окрестина насилие не применяли, некоторые сотрудники были строгие, некоторые довольно спокойные: не придирались, не прятали лица. В камерах деревянные полы, на них замечали насекомых".

"Чем ближе было к освобождению, тем ситуация ухудшалась"

Большую часть срока парень отбывал в Жодино. На выходных арестантам разрешили сходить в душ. Но конвоир решил пошутить и начал обратный отсчет от 10. В итоге в четыре помывочных места смогли попасть около 20 человек. На раздевание, мытье и одевание сотрудники отвели пять минут, поэтому под теплой водой они смогли побыть всего несколько секунд.

"По прибытии в Жодино нас через подвал повели сразу в здание. После переклички, раздевания и осмотра одежды отправили в камеру, рассчитанную на восемь человек, где сидели около 30 мужчин. В камере были металлические двухэтажные нары без матрасов, кафельный пол и светильники дневного освещения, в камере была только холодная вода, было два окна. В первый день выдали рулон бумаги, кусок мыла, тряпку для пола и веник".

Он отметил, что сначала администрация ИВС относилась к арестантам спокойно, но через пару дней отношение изменилось и людей начали выводить из камер и избивать.

"В первые дни к нам относились более-менее лояльно. Позволяли размещаться на втором ярусе нар, сидеть, спать, говорить. Давали ключ, чтобы открыть окна. Через день-два приказали слезть со второго яруса. Еще через день сказали не сидеть и на нижних ярусах. Люди размещались на табуретах и на полу. Людей строили на коридоре для обыска и переклички, иногда задействовали собаку. Чем ближе было к освобождению, тем ситуация ухудшалась. Однажды ночью был слышен стон человека (причина неизвестна)".

Арестантов выводили в душ и избивали

Правозащитникам уже неоднократно сообщали об избиении силовиками участников антивоенных акций, о неоказании им медицинской помощи. Их избивали дубинками, били головой о стену, а двум мужчинам даже сломали ребра. Теперь бывшие арестанты сообщают и об избиении сотрудниками ИВС в Жодино.

"Сначала заставляли стоять час, может полтора перед отбоем. На следующий день заставили стоять в полуприсяде, держа руки за головой. На следующий раз зашел сотрудник в камеру и к чему-то прицепился, когда парень ответил на его вопрос, его повели в душ. Вернувшись, ответил, что поставили к стене и легко избили, нанося удары в корпус и ладонями по лицу. Следов и значительного урона не было.

На следующий день снова вывели одного человека и так же с ним поступили. В другой раз вывели троих молодых парней, заставляли отжиматься от пола, некоторых сдержанно лупили. Все возвращались в камеру на своих ногах. Сложилось впечатление, что их целью было попросту запугать людей. Вечером они требовали тишины, заходили в камеру, выбирали жертву (у нас это были длинноволосые и молодые парни), отводили в душ, где дверь, как я понимаю, не закрывалась, и лупили людей. Все слышали хлопки и многие дрожали.

Слышали, как выводили из других камер, но что там делалось, я не знаю. Слышал, как кашляли люди, возможно, после применения газового баллончика (читал историю про 60 человек, которых отравляли, так здесь, видимо, не та история, поскольку шума было мало, кашляли пару человек)".

Били дубинками, головой об автозак, ломали ребра: как избивали задержанных на антивоенных акциях в Минске

Бывший арестант рассказал "Весне", как и за что силовики продолжают избивать и пытать белорусов, а также об условиях содержания на Окрестина.

"После первого рулона туалетки выдали два-три номера «СБ. Беларусь Сегодня»"

"Отношение персонала тюрьмы было оскорбительным и грубым. Мы понимали, что не можем ничего там сделать, поэтому молчали и слушались, терпели. Еда была невкусная: капуста, кислый рассольник, горох, овсянка, смеси разных каш, картофель, изредка давали вареные яйца. Мясо только в виде тушенки в каше, или кусочки колбасы в каше. Напиток давали трижды в день только полкружки на человека (чай, компот, кисель). Посуду мыли сами под холодной водой. Спали на нарах и на полу.

Тяжело было поддерживать должный уровень санитарии и гигиены. После первого рулона туалетки выдали два-три номера "СБ. Беларусь Сегодня". И все. Мыла тоже не хватало".

"Один человек вслух уже говорил про суицид"

По словам бывшего арестанта, в камере некоторые мужчины заболели простудой, а необходимую медицинскую помощь не оказывали.

"Были в камерах люди, которых задерживали случайно. Они были аполитичными, просто оказались не в то время и не в том месте. При заселении в камеру был человек с подбитым глазом и человек, которому ударили по ноге (травмы получили при задержании), нога его распухла (с такой ногой он покидал камеру, когда его должны были освободить). Ногу дали обработать один раз в первые дни. Лекарства: пару таблеток людям дали один раз. Когда у человека разболелся зуб, над ним насмехались и таблетки не давали. В последние дни стало в камере много больных ангиной и простудой (примерно 8 человек).

Собственно меня ни одного раза не ударили. Говоря за весь срок заключения, делаю вывод, что перенести это в течение пятнадцати суток возможно (проблемы могут быть у больных людей). Было некомфортно, психологически тяжело, люди не высыпались. Один человек вслух уже говорил о суициде, его успокоили, обошлось".

Девушки в соседней камере пели "Батарейку", а по радио звучал "Магутны Божа"

Также парень рассказал о том, что поддерживало арестантов на "сутках".

"Вечером 7 марта девушки где-то рядом красиво и громко пели "Батарейку". Мы хлопали потом в ладоши. Проблем тогда у нас не возникло. На Окрестина по радио звучала песня "Магутны Божа", только не в исполнении "Вольного хора".

Поддерживает дух в камере общество, в каком ты находишься: это разные, но прекрасные люди".

Последние новости

Партнёрство

Членство