Результаты административного преследования белорусов в 2021 году

2022 2022-01-08T13:41:00+0300 2022-01-10T12:13:31+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/zatryman_rus.png Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Репрессии против белорусов, которые в течение 2021 года продолжали выражать свое недовольство действиями власти и участвовали в послевыборных мирных акциях протеста, не прекращались ни на день. Силовики ежедневно врывались в их дома, проводили обыски и задерживали по политическим мотивам. Правозащитники весь год фиксировали факты пыток и содержания арестантов в нечеловеческих условиях. Волонтеры "Весны" также преследовались за их деятельность, а некоторые из них пострадали от произвольного задержания, административного ареста и жестокого обращения. "Весна" рассказывает, с какими испытаниями при административном преследовании столкнулись белорусы в 2021 году, как их пытали и за какие абсурдные причины их бросали за решетку и штрафовали.

Количество задержаний за минувший год

По информации Волонтерской службы "Весны", в 2021 году было задержано минимум 6443 человека, почти 2000 из которых — женщины, а 19 — несовершеннолетние.

География задержаний

Большинство задержаний было зафиксировано в Минске — 4479 человек. На втором месте по количеству стоит Брестская область — 584 человека.

Административное преследование в 2021 году

По информации, которую получили наши волонтеры и волонтерки во время наблюдения за судебными процессами, в 2021 году белорусские судьи вынесли 3211 судебное решение, 27 из которых были перенесены по различным причинам. С 1 января по “политическим статьям” оштрафовали минимум 828 человек на общую сумму в 35 942 базовых величин. Это 1 миллион 42 тысячи и 318 рублей (примерно 409 тысяч долларов). Арестами судьи наказали минимум 2 107 человек. В общей сложности в изоляторах белорусы отбыли 32 125 суток (почти 89 лет на всех). При этом, по данным "Весны", за год из 3211 административных дел за недоказанностью вины прекратили лишь 13.

Самые репрессивные судьи 

В течение 2021 года белорусские судьи почти ежедневно наказывали белорусов арестами и огромными штрафами по административным делам. Некоторые из них за свою незаконную деятельность попали в санкционные списки Евросоюза. В судах все реже соблюдаются законы, а сам суд давно перестал быть открытым и независимым. Милиционеры на процессах свидетельствуют в балаклавах, судьи не вешают судебные расписания, адвокатам задержанных часто не сообщают о начале процесса, а пытки, давление и принуждение — все это "к делу не относится". В связи с тем, что задержаний в Минске гораздо больше, чем в остальных городах страны, в список "лидеров" по количеству вынесенных решений попали только судьи из Минска.

Судья Фрунзенского района Мария Ерохина занимает первое место. За прошлый год она осудила минимум 145 человек. При этом большинство из решений — аресты (108), и всего 37 штрафов. Во время "судебного конвейера" она могла осудить белорусов за четыре минуты. Именно она считает, что пытки в Фрунзенском РУВД и подписание протокола под давлением не относятся к рассматриваемым ею делам.

На втором месте — судья Центрального района Минска Дмитрий Карсюк. По его решению на "сутки" отправились не менее 112 человек, а еще 23 получили штрафы. Именно судья Карсюк одним из первых после внесения изменений в КоАП оштрафовал мать несовершеннолетнего ребенка на огромную сумму в размере 5220 рублей (180 базовых).

Третьим в списке стоит судья Советского района Минска Сергей Шатило. За минувший год он наказал арестом минимум 56 человек и оштрафовал минимум 14 человек. 

Самые продолжительные аресты в 2021 году

Более чем полгода назад белорусские власти начали активно использовать новые протоколы по административным делам, чтобы не выпускать на свободу задержанных па "политическим статьям". Все начиналось с составления дополнительных протоколов на тех, у кого истекал 72-часовой срок содержания под стражей. Затем власти перешли к другой тактике: чтобы задержанных как можно дольше удерживать на Окрестина в нечеловеческих условиях, их начали "перезадерживать" по освобождении и составлять протоколы по ст. 19.1 КоАП (мелкое хулиганство) и 24.3 КоАП (неповиновение милиционерам). Эти "правонарушения" обычно происходят уже на территории РУВД, милиционеры которого и составляют протоколы. По сведениям правозащитников, за прошедший год эта практика использовалась по крайней мере 180 раз.

Абсолютными рекордсменами по "суткам" стали Сергей Крупенич и Анастасия Крупенич-Кондратьева, которых правозащитники признали политзаключенными. Семейную пару судили девять раз подряд, составляя новые и новые протоколы по одной и той же статье.

Также известно, что по два месяца в нечеловеческих условиях удерживались Евгений Люлькович (61 сутки); Александр Бембель (58 суток) и Виталий Умрейко (57 суток).

Самые абсурдные административные дела в 2021 году

Информация о задержании за БЧБ-носки или за неправильный цвет волос давно перестала быть шуткой для белорусов. Их судили за посещение провластных митингов, концертов, за возложение цветов и даже за песни. Вспоминаем самые нелепые причины, по которым судьи наказывали белорусов в 2021 году.

Хуже всего силовики и судьи реагируют на сочетание бело-красно-белого цветов. Так, белорусов наказывали за волосы, розы, носки, коробку от телевизора LG, одежду, шторы, картины, наклейки, ленты, значки и даже татуировки, выполненные в БЧБ-цветах. Даже гирлянда на окне, огоньки которой периодически светили белым и красным цветами, обошлась минчанину в 15 суток ареста.

За дворовую "активность" также отправляли за решетку. Например, запустить салют или посветить фонариком во дворе (даже не в своем), по мнению судей, является несанкционированным пикетированием, а значит можно назначить по 15 суток ареста.

Довольно распространенным "правонарушением" было возложение цветов около народного мемориала Александра Тарайковского. За это несколько десятков человек отбывали "сутки" за решеткой, а некоторых наказали огромными штрафами. Так, докторку-кардиолога в мае оштрафовали на 5800 рублей.

За видео на провластном митинге и вопросы его участникам минчанин отбывал 45 суток подряд на Окрестина.

Петь на улице "протестные" песни также опасно. Известно о десятках случаев, когда белорусов арестовывали за песни "Муры", "Перемен" и "Тры чарапахі".

Напомним и о задержании в феврале 59 человек на концерте группы "Разбитое сердце пацана" под Смолевичами. Все задержанные тогда получили максимальное наказание: 44 человека отбыли 15-суточные аресты, а 15 человек были оштрафованы на 30 базовых величин.

Задержанных на День Воли судили не только за фотографию силовиков, который стоил минчанину 25 суток, но и за "желание сфотографировать автозаки", за которое мужчина отбывал 12-суточный арест.

Носить в Беларуси белый браслет на руке стоит 15 суток, а вывесить детский рисунок на окне — 12 суток. Читать белорусские книги в электричке также "незаконно", ведь это может обойтись вам огромным штрафом или вовсе арестом за "участие в массовом мероприятии".

За прогулку по городу с пакетом супермаркета "Соседи" судьи назначали по 15 суток ареста. По словам свидетелей-милиционеров, участие людей в воскресном пикете проявлялось именно в том, что "люди были в масках и с пакетом из магазина "Соседи".\

В 2021 году неоднократно судили за свечку или лампадку около костелов в память о жертвах. Это было признано судом "пикетированием", за которое белорусов арестовывали на 15 суток.

В последнее время даже начали арестовывать и за попытку попасть на судебное заседание к политзаключенным. Так, женщина, которая хотела попасть на судебное заседание над политзаключенным Николаем Дедком, сидела 7 суток на Окрестина. А девушку, которую задержали за попытку попасть на суд над политзаключенной Ольгой Золотарь, удерживали в изоляторе 45 суток подряд.  

Как силовики пытали белорусов в прошлом году?

В 2021 году белорусы продолжали обращаться к правозащитникам, чтобы задокументировать факты пыток и бесчеловечного обращения. Самым жестоким местом, где выявлено большинство пыток, является Фрунзенский РУВД г. Минска. Милиционеры, позволяющие себе преступать закон, не останавливаются даже перед девушками и пенсионерками.

Правозащитникам известен случай, когда один из сотрудников РУВД душил пенсионерку шнурками, снятыми с ее обуви, и бил электрошокером, чтобы получить пароль от ее техники.

В середине ноября об избиении после задержания заявила и девушка, которую впоследствии держали 20 дней в карцере. Ударил по лицу ее лично заместитель начальника Фрунзенского РУВД. Ей не оказывали медицинскую помощь, отказывались вызывать скорую помощь, а затем просто отвезли в поликлинику, где ей был диагностирован ушиб головы.

В этом же РУВД женщине угрожали ударить электрошокером и зажать нос степлером, чтобы она подписала протокол, по которому впоследствии ее осудили на 25 суток.

Один из задержанных рассказал, что, после нескольких десятков ударов по разным частям тела в РУВД его не менее пяти раз ударили электрошокером по рукам в область кистей. Кроме того, милиционер надел ему на голову боксерский шлем, себе — боксерские перчатки и нанес около 5 ударов по голове в область правого и левого висков.

Этот же задержанный рассказал, что встретил в РУВД парня, которому милиционеры сломали нос и прижгли два раза паяльником голову, чтобы он сказал код от телефона.

Сотрудники ГУБОПиКа одному из задержанных надевали пакет на голову и душили, а затем насильно напоили какой-то жидкостью из бутылки. При этом все время, пока в квартире парня проводили обыск, его держали на коленях лицом к стене в наручниках и избивали.

В марте во время суда мужчина заявил, что в ИВС его избивали и даже сломали руку. После этого, вместо оказания медицинской помощи, его на трое суток поместили в карцер, а потом арестовали на 10 суток.

Стоит отметить, что о фактах пыток и принуждения к подписанию протоколов задержанные заявляли во время судебных заседаний, но судьи не обращали внимания и говорили, что все это не имеет отношения к делу. Поэтому задержанных, ставших жертвами пыток со стороны силовиков, отправляли на "сутки" в изоляторы.

Жестокие условия содержания в изоляторах как вид пыток 

Условия, в которых удерживали "политических" арестантов, несомненно, считаются пытками. Ситуация в изоляторах была стабильно плохой на протяжении года. "Политическим" не выдавали ни матрасов, ни постельного белья, а также не выводили на прогулку и в душ. В конце года ситуация значительно ухудшилась. Передачи в ЦИПе на Окрестина вообще перестали принимать, а теплые вещи у арестантов забирали.

В четырехместной камере размером примерно 3х5,5 иногда находились до 22 человек, а в двуместной женской — до 18. Матрасов не выдают, как и постельного белья, поэтому спать задержанным приходится на металлической решетке нар, на полу или на скамейке. Свет ночью не выключается. Кроме двух "шмонов" днем, "политических" арестантов специально будят в 02:00 и в 04:00 часа и проводят переклички, поэтому выспаться в камере невозможно. Днем на нарах лежать нельзя — только на полу.

Во время "шмонов" у арестантов забирали теплую одежду, которую они могли использовать в качестве матрасов или подушек, поскольку нары состоят из металлических реек, расположенных вдоль и поперек и образующих дырки размером примерно 10*25 сантиметров. Поэтому ни сидеть, ни лежать на их невозможно, а на теле остаются синяки.

Мыло и туалетную бумагу задержанным приходилось выпрашивать у администрации. Иногда их не выдавали два-три дня подряд. Более чем полгода им не отдавали передачи, а в конце года вообще отказались их принимать. Моются арестанты прямо в камере: выше пояса — в умывальнике, ниже — в туалете над унитазом. Вещи стирают также в умывальнике.

Отбой в камерах — в 22:00, подъем — в 06:00. Кормят в изоляторах трижды: на завтрак — каша и чай; на обед — суп (от капусты до фасолевых), второе (опять каша, котлета и овощи), компот или кисель; на ужин — также каша и что-либо из мясного. Два раза в день выдают несколько буханок белого и черного хлеба.

В качестве дополнительного давления на "политических" в камеры подсаживают бездомных людей. Администрация ЦИПа на Окрестина даже подговаривает бросать вшей на одежду, воровать обувь и доносить на "политических". В камерах бегают тараканы, а арестанты выходят на свободу искусанными клопами и вшами.

Кроме того, чтобы осложнить срок отбывания наказания для "политических", администрация садит их в карцеры. Карцер — это помещение площадью не более шести квадратных метров с бетонным колючим полом, туалетом, умывальником, столом, вмонтированным в бетонный пол, и "шконкой", закрепленной на стене. Отстегнуть ее от стены может только охранник на коридоре. Там есть труба с защепкой, которую нужно крутить в коридоре, чтобы их открыть. В карцере одновременно могли удерживать сразу 8 арестантов, при этом запретив им даже сидеть днем. Там холодно и нет горячей воды.

Карцер часто используют для больных COVID-19. В этом помещении они отбывают так называемый карантин. Из лекарственных средств задержанным с симптомами COVID-19 выдаются только парацетамол, анальгин, ибупрофен и валидол от боли в горле. Никакая медицинская помощь им не оказывается, скорую помощь также не вызывают.

Умерли COVID-19 после суток в белорусских изоляторах

В 2021 году стало известно о двух жертвах COVID-19, заболевших в белорусских изоляторах. В связи с нечеловеческими условиями в изоляторах и несвоевременно оказанной помощью, от последствий коронавирусной инфекции скончались 53-летняя минчанка Елена Амелина и 57-летний житель Осиповичей Сергей Щетинко. Болеть они начали еще в изоляторах, а затем сразу попали в больницы. Но выздороветь так и не смогли.

*Информация сформирована из сообщений на горячую линию организации, из открытых источников и телеграм-чатов помощи задержанным, наблюдений за судами и не является окончательной. 

Последние новости

Партнёрство

Членство