«Это период, который просто нужно пройти», — семья политзаключенного Тихона Осипова

2021 2021-11-03T22:15:06+0300 2021-11-04T00:07:50+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/osipau_tsihan.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

25-летнего политзаключенного Тихона Осипова осудили на 11 лет лишения свободы по трем статьям Уголовного кодекса. «Весна» поговорила с женой Тихона Ольгой и его мамой Светланой Александровной. Они рассказали про то, как в детстве он строил замок из «Lego» для домашней крысы, как придумал и смоделировал проект своей кухни, а еще про то, как им удается справляться с ситуацией.

В два года складывал пазлы, в пять лет — играл в шашки

Мама Тихона Светлана Александровна рассказывает, что с детства он был очень любознательным и развитым. Мальчику еще не было трех лет, а он уже по памяти складывал пазлы.

«Сначала он собирал картинки по инструкциям, а потом я смешивала несколько из них вместе, он разделял их и складывал уже по памяти, — улыбается Светлана Александровна. — Мой отец поражался, как ребенок еще плохо разговаривает, а у него уже настолько хорошо развита зрительная память! Говорить сын стал после трех лет, зато сразу четко и, если не мог выговорить какое-то слово правильно, вообще стеснялся его произносить».

С дедушкой, у которого было физико-математическое образование, Тихон в детстве часто читал старые советские учебники по математике и играл в шашки. А назвали Тихона в честь второго дедушки.

«У деда Тихона было восемь детей, всех из которых он очень любил, потому что был очень добрым, — рассказывает Светлана. — Думаю, сын сильно в этом на него похож. Он вообще собрал лучшее, что есть в нас всех, когда мы недавно обсуждали, что в нем есть плохого, вспомнили только про упрямство. Как и дед Тихон, он очень любит детей: его и Олины племянники сильно любят его и постоянно спрашивают, когда он вернется. Раньше у внуков был праздник, когда Тихон приезжал в гости, они не ложились спать, пока ждали его. Они все рассыпали огромные наборы «Lego» Тихона — и в доме было тихо. Теперь внуки не хотят собирать конструктор без сына и говорят, что подождут его».

«Lego» — еще одно увлечение Тихона с детства. Еще в детском саду он говорил, что станет строителем и создавал из конструктора самые разные вещи, уделяя внимание каждой детали. Однажды он построил огромный замок для ручной белой крысы: она проводила там почти все время, но как только слышала шаги Тихона, который вернулся из школы, выбегала оттуда, взбиралась по его плечу и целовала в ухо.

«Сын вообще очень любит все живое и очень ответственно к этому относится, — говорит Светлана Александровна. — Он уверен, что, если уже взял на себя ответственность за растение, животное или человека — нельзя махнуть на это рукой. К тому же, Тихон против любого насилия: никогда не повысит ни руку, ни голос, даже в детстве не дрался со старшим братом. Я начинаю замечать, что беру с него пример в этом: когда вижу паучка в доме, обязательно, как Тихон, поймаю его и отнесу на улицу, потому что иначе мне будет стыдно перед своим ребенком. Еще он не умеет обманывать: в детстве, случалось, выдернет страницу с двойкой из дневника— а листик положит в штаны». 

Моделирование дома

Любовь к строительству не закончилась в детстве. Тихон закончил БНТУ, стал инженером: работал с экспертизами бетона на прочность, вел лабораторные работы у студентов. Но его мама рассказывает, что в последнее время он задумался о втором высшем образовании архитектора.

«Он еще после школы хотел поступать на архитектурный факультет, но боялся не сдать рисунок, — вспоминает Светлана Александровна. — Хотя на самом деле он прекрасно рисует — сейчас научился даже писать портреты в стиле манга. Но к архитектуре его тянуло всегда — говорил, что хочет заниматься моделированием, сделать чертежи своего дома, а потом помогать в этом людям».

А начал Тихон с моделирования кухни, ванной комнаты и туалета в своей квартире — до задержания они с женой Ольгой начали ремонт. Молодые люди вместе уже 9 лет: начали встречаться еще в школе и поженились несколько лет назад.

«Он делает сам практически все, — улыбается Ольга. — Причем ему нужно, что все было практически идеально, и поэтому относится ко всему щепетильно. Например, ему не понравилось, как сделали проводку — и он переделал это сам. Потом долго ходил и сетовал на неровный пол, хотя мне казалось, что все нормально. Но муж все измерил — и оказалось, что в одной комнате перепад высот целых семь сантиметров! Поэтому Тихон выравнивал пол в комнатах. Над проектами тоже мог сидеть очень долго, доводя все до совершенства. А потом просто показывал мне картинки кухни, и я выбирала, что мне нравится больше».

Сейчас ремонт застыл в ожидании хозяина. Тихон предлагал Ольге руководить ремонтом из колонии, присылать инструкции и чертежи, но девушка отказалась.

«Я написала ему: «Нет, Тихон, приедешь — доделаешь сам», — говорит она. — Но он продолжает помогать даже оттуда, потому что не может просто сидеть и ничего не делать: в ШИЗО нельзя было ничего писать, поэтому размышлял о ремонте и придумал, что можно будет усовершенствовать. Мне важно его мнение, я советуюсь с ним во всем: например, весной выбирала телефон, написала ему, какой хочу — и они всей камерой выбирали его мне».

Кроме этого, Тихон просит присылать фотографии ремонта в квартире бабушки и подсказывает, на что можно обратить внимание. Со строительством, ремонтами или 3D-моделированием он хочет связать свое будущее. Чтобы продвигаться в этом направлении, он ушел с предыдущей работы по распределению. Сейчас в письмах к жене он шутит: «Помнишь, я говорил тебе, что к 25 годам открою свое дело? Я открыл — правда, уголовное. Нужно конкретизировать свои желания».

Еще Тихон планирует новые путешествия для семьи. Ребята побывали в Праге, Барселоне, Вильнюсе, Львове — и сейчас обсуждают, куда отправятся дальше.

«Еще на Окрестина он был в одной камере с грузином, который рассказал мужу, какие места нужно обязательно посетить, — рассказывает Ольга. — Там вообще было много путешествующих людей, которые давали разные советы. Тихон все записывает и отправляет мне, спрашивает, куда я бы хотела съездить в первую очередь. Но мне сейчас кажется, что можно никуда не ехать: просто быть вдвоем на матрасе на кухне».

Ольга говорит, что не удивлена его характером, который в нынешних условиях особенно заметен.

«Мне всегда нравились в нем стойкость духа, его внутренний стержень, — говорит она. — Мне важно, что у нас сходится картина мира: для него и для меня очень важна наша семья, работа над отношениями. Тихон умеет меня слушать, ему важно меня понять, и даже сейчас я продолжаю открывать его для себя. Мне нравится быть в отношениях с ним, я наслаждаюсь этим, а когда он рядом, я чувствую себя спокойно и безопасно. Я рада, что у меня такой муж».

Период, который нужно пройти

Сейчас все близкие и знакомые поддерживают семью: пишут Тихону письма, интересуются его делами и не понимают, как такое возможно. «Мы же знаем, какой он», — частая фраза, которую мама Тихона слышит от людей.

«Я считаю, что он совершил поступок, — уверена мама Тихона. — Его учителя передавали, что гордятся им. Его брат говорит, что сейчас он стал еще больше уважать Тихона — глядя на то, как он ведет себя в сложившейся ситуации. Я могу представить, в каком ужасе был сын в тот момент, когда все случилось, он рассказывал мне, как ему было страшно. Но даже в тех условиях он смог обозначить себя, чтобы люди расступились, и скорость была минимальная — экспертиза показала, что на защитах не было даже царапин! То есть, он и затормозил, и снизил скорость в момент, когда ему было страшно, когда в него целились оружием — и в ситуации никто не пострадал. Кроме него». 

Сейчас у семьи новый период в жизни — который нужно просто пройти.

«В первые дни после задержания мне было страшно что-то упустить, — рассказывает Ольга. — Я расклеивала объявления про поиск свидетелей, разговаривала с ними и с адвокатами и все время думала, что есть что-то, что мне нужно сделать, но я упускаю это. Я исписывала блокноты тем, что мне нужно сделать каждый день. Мне было страшно, потому что от этого во многом зависела дальнейшая жизнь Тихона. Я до сих пор не уверена, что делаю все, как нужно, но это стало частью моей жизни — проблемами, которые нужно разбить на задачи и трезво и безэмоционально решить. И когда вспоминаю, что уже сделала, это похоже на сюжет какого-то фильма, в котором ты главный герой и как-то должен привести ситуацию к хэпи-энду.

Когда меня спрашивают, как я это выдерживаю, я не понимаю, как можно по-другому. Я воспринимаю это не как геройство, а как период жизни, который нужно пройти. Конечно, бывают перепады настроения. Иногда мне кажется, что я могу сделать все и даже больше, а иногда руки опускаются. Но каждый день мы общаемся с моей мамой и мамой Тихона — и вытаскиваем друг друга из подобных ям».

osipau_tsihan15.jpg
С родителями Тихона (справа) и Ольги (слева) на свадьбе

Светлана Александровна добавляет: помогает чувство необходимости своему сыну:

«Я могу расплакаться, но беру себя в руки и понимаю, что, если со мной что-то случится, легче от этого не станет никому, особенно — моему ребенку. Сейчас сильно помогает поддержка и понимание того, что всегда плохо быть не может — наступает и хорошо. Поэтому постоянно себя отрезвляешь, благодаря поддержке понимаешь, что ты не один».

Ольга говорит, что нет универсального рецепта для солидарности — главное, чтобы человек искренне захотел поддержать и не прошел мимо.

Время в колонии

Но самое важное сейчас для обеих женщин — поддержать самого Тихона. В письмах жена и мама рассказывают ему, как проходит их день, делятся семейными новостями, советуются, присылают фотографии природы и близких людей. В ответ Тихон присылает рисунки, которые бережно сохраняют близкие, рассказывает, какой красивый осенний закат он увидел, сидя на лавочке в колонии. Мама Тихона, улыбаясь, говорит, что это как будто разговор по телефону — только с задержками.

Не менее важны для Тихона письма, которые ему присылают небезразличные люди: при переводе в колонию все письма из СИЗО поместили на склад. Он переживал, что они отсыреют там, поэтому сразу попросил жену забрать их и найти людей, которые писали ему, чтобы они знали, что он ответил на каждое дошедшее ему письмо, даже если ответ они не получили.

Ольга рассказывает про ситуацию с мужем в соцсетях, дает интервью СМИ, чтобы люди узнавали больше о Тихоне.

«Его очень трогает, когда люди пишут, что посмотрели какой-то выпуск со мной и им захотелось его поддержать, — говорит Ольга. — Однажды кто-то рассказал, что пишет письмо ночью сразу после просмотра выпуска. Он говорит, что очень гордится мной».

Сейчас Тихон находится в ИК-15. Практически сразу после приезда вместо карантина он попал в ШИЗО, еще через некоторое время — в ПКТ. Хотя из Володарского у него была настолько положительная характеристика, что, когда ее зачитывали на суде, мама Тихона отметила, что с ней можно было бы поступать в вуз. Но даже в таком положении он ищет плюсы: например, прокомментировал нахождение в ШИЗО фразой, что точно не заразился коронавирусом.

«Не знаю, как ему это удается, — говорит Ольга. — Может быть, он не показывает, когда тоже бывает на дне. В колонии он много работает, вечером — свободное время, когда он может читать книги, писать письма или смотреть телевизор. В ПКТ ему дали одну книгу, за пару дней он прочитал больше 200 страниц и присылает мне рецензии.

В колонии у него поменялся рацион: в СИЗО Саша Василевич заинтересовал его правильным питанием, и он почти год не ел мясо. Сейчас уже приходится, потому что я не могу так часто приносить ему ту же рыбу. Но он продолжает присылать мне информацию, например, про здоровое питание. Услышит что-то по радио — и пишет мне. Просит беречь себя. Говорит, что у нас еще вся жизнь впереди, где нужно будет наслаждаться друг другом. И я иногда думаю не пообедать, а потом вспоминаю, что придет Тихон — а я тут буду нездоровая. И иду кушать».

В письмах Ольга рассказывает Тихону про рыжего кота Лео, который появился в доме, пока мужа нет.

«А коту я рассказываю, что у него есть хозяин, но пока он все равно чувствует себя главным в доме, — улыбается Ольга. — Кот отвлекает от происходящего, важно, что дома тебя кто-то ждешь, тебе есть о ком заботиться. Бывает, плачу, а он начинает гонять салфетки по дому — пока соберешь их, уже и забываешь, почему плакала».

Ольга говорит, что сильно повзрослела за этот год, как будто прошла всю жизнь. А Светлана Александровна уверяет ее: вся жизнь еще впереди — нужно только набраться терпения.

«Я сама думала, что меня ничем уже нельзя удивить, — вздыхает Светлана Александровна. —Все, что сейчас происходит, не должно происходить. Но оно и закалит, и объединит всех нас — обязательно. Нам тяжело, но мы не знаем, каково людям, которые находятся там. И главное сейчас — чтобы в груди не болело, остаться здоровым морально и психологически. Душа болит за каждого, но жизнь все равно расставит все на свои места».

***

На День Матери Светлане Александровне передали цветы от сына, а еще она получила письмо:

«Мама, я очень рад, что тебе подарили цветы ко Дню матери. Хочу сказать, что я горд быть твоим сыном. Ты лучшая мама, о которой можно было мечтать. Спасибо тебе за твою любовь, нежность, поддержку и заботу. Я очень сильно тебя люблю и дорожу тобой. Передавай, пожалуйста, бабушке тоже поздравления с Днем матери. Спасибо ей за тебя, мама. Я ее тоже очень люблю».

Поддержать политзаключенного письмами и открытками можно по адресу: 

ИК №15. 213105, г. Могилёв, п/о Вейно, Славгородское шоссе 183

Тихон Сергеевич Осипов

Последние новости

Партнёрство

Членство