Заявление правозащитных организаций Беларуси о признании 12 новых политзаключенных

2021 2021-10-26T13:45:44+0300 2021-10-26T14:51:56+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/zatrymanne_14_viasna12.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Заявление правозащитного сообщества Беларуси

26 октября 2021 г.

Мы, представители правозащитного сообщества Беларуси, отмечаем, что уголовная ответственность за разжигание иной социальной вражды или розни (ст.130 УК) следствием и судами селективно и дискриминационно применяется исключительно для защиты институтов власти, причем выделение представителей власти, сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих и т.п. в качестве социальных групп, подпадающих под защиту в этом контексте, нам представляется необоснованным.

Кроме того мы отмечаем, что при наличии политических мотивов лишение свободы властями применяется в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах, избирательно по сравнению с другими лицами.

Так, Сергей Прус и Дмитрий Бондарев были приговорены по ч.3 ст.130 УК к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии за создание и размещение в сети Интернет видеоролика с призывами к противоправным действиям в отношении сотрудников ОМОН ГУВД Могилевского облисполкома. Призывы не повлекли наступления последствий, при этом Д.Бондарев совершил это деяние в состоянии уменьшенной вменяемости.

В этой связи необходимо напомнить, что любые допустимые  ограничения, налагаемые на основные права и свободы,  должны быть «необходимы в демократическом обществе». В силу этого ограничения должны быть необходимыми и пропорциональными в условиях общества, основанного на демократии, верховенстве права, политическом плюрализме и правах человека. Они должны также быть наименее ограничивающими из числа тех мер, которые могли бы обеспечить соответствующую защитную функцию. В ином случае  вмешательство государства, в том числе в форме уголовного преследования за нарушение национального закона, будет означать нарушение прав человека.

Дмитрий Сончик был осужден по ст. 364 и ст. 369 УК к 5 годам лишения свободы в колонии за оскорбления и угрозы сотрудникам ОВД в комментариях в одном из телеграм-каналов в течение 2020-2021 г.г. Комментарии обвиняемый написал под влиянием эмоций после просмотра видео избиений и задержаний, из-за возмущения неправомерными действиями сотрудников; в суде подчеркнул, что не собирался претворять угрозы в жизнь. Содержание комментариев неизвестно, так как они оглашены судом в закрытом заседании.

Андрей Разуваев был осужден по ст.369 и 295 УК к ограничению свободы с направлением в ИУОТ сроком на 4 года, направлен отбывать наказание, за оскорбление представителя власти и хранение незначительного количества пороха, оставшегося у обвиняемого со времен занятия охотой. Лишение свободы за диффамационное преступление является непропорциональной мерой ответственности, так же как лишение свободы за хранение незначительного количества пороха, наказываемое по сложившейся практике с применением наказания, не связанного с лишением свободы, является чрезмерным.

Также в отношении оппонентов власти необоснованно применяется содержание под стражей в отсутствие достаточных оснований для применения меры пресечения, ограничивающей личную свободу: как отмечает Комитет по правам человека ООН, «содержание под стражей в виде меры пресечения должно быть разумным и необходимым в любых обстоятельствах». «Содержание под стражей лиц, ожидающих суда, должно быть исключением, а не правилом… освобождение от такого содержания под стражей может ставиться в зависимость от представления гарантий явки на суд, явки на судебное разбирательство в любой другой его стадии и (в случае необходимости) явки для исполнения приговора. Это предложение касается лиц, ожидающих судебного разбирательства по уголовному обвинению, то есть после предъявления обвинения, но аналогичное требование, охватывающее период до предъявления обвинения, вытекает из запрета произвольного ареста… Применение досудебного содержания под стражей к подозреваемым и обвиняемым не должно быть общей практикой. Заключение под стражу должно быть основано на принимаемом в каждом конкретном случае решении о том, что оно обосновано и необходимо с учетом всех обстоятельств для таких целей, как предупреждение побега, вмешательства в процесс собирания доказательств или рецидива преступления… Соответствующие факторы должны быть прописаны в законе и не должны содержать расплывчатых и широких стандартов, таких как "общественная опасность"… досудебное содержание под стражей должно применяться не на основе возможного приговора за вменяемое преступное деяние, а на основе определения необходимости в этой мере пресечения».

В частности, нам известно о заключении под стражу Ирины Мельхер, Антона Мельхера, Галины Дербыш, Сергея Резановича, Любови Резанович, Павла Резановича, по обвинению в терроризме. Указанные люди находятся под стражей с начала декабря 2020 года. Активных следственных действий в их отношении не проводится, расследование не завершается, тогда как государственные пропагандистские ресурсы еще в 2020 году утверждали о том, что вина и роль всех фигурантов дела установлены и доказаны. Вместе с тем, если верить распространенным этими ресурсами сведениям из материалов расследования, роль указанных лиц носила эпизодический, второстепенный характер. Таким образом, длительное содержание указанных лиц под стражей преследует цели, противоречащие общепризнанным правилам и стандартам.

Также известно о заключении под стражу Евгения Юшкевича по обвинению в терроризме, а также по ст.342 и 293 УК. Стоит подчеркнуть, что он уже был признан правозащитным сообществом политзаключенным в связи с заключением под стражу по ст.342 УК; впоследствии мера пресечения была изменена на подписку о невыезде до задержания в апреле 2021 года. С этого времени сведений о совершении Е.Юшкевичем насильственных преступлений не появилось, самому обвиняемому в нарушение ст.198 УПК запрещено разглашать сведения о своем уголовном деле. Обстоятельства предъявления нового обвинения – в терроризме, после признания Е.Юшкевича политзаключенным, дают основания считать, что его содержание под стражей может быть произвольным, связанным с его общественной деятельностью.

Евгений Буйницкий был заключен под стражу в связи с обвинением по ч.3 ст.371 УК за организацию незаконного пересечения границы гражданами, спасающимися от произвольного политически мотивированного преследования властями Беларуси, которое могло повлечь тяжкие последствия для них – пытки, жестокое, бесчеловечное, унижающее обращение и незаконное лишение свободы. В соответствии с УК, не является преступлением действие, совершенное в состоянии крайней необходимости, то есть для предотвращения или устранения опасности, непосредственно угрожающей личности, правам и законным интересам данного лица или других лиц, интересам общества или государства, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный.

Действия всех перечисленных лиц не были связаны с непосредственным применением насилия.

В очередной раз подчеркиваем, что в ряде перечисленных случаев характер деяний обвиняемых были следствием многочисленных и повсеместных нарушений прав человека, отсутствия возможности свободного выражения мнения, были вызваны отсутствием расследования преступлений в отношении мирных протестующих и других жертв жестокого обращения и пыток, разочарованием в способности властей использовать силу закона для защиты нарушенных прав граждан.

Оценивая все эти случаи уголовного преследования, мы приходим к выводу о существовании в каждом из них политического мотива преследования обвиняемых.

В соответствии с Руководством по определению понятия «политический заключенный»,  политическим заключенным является лицо, лишенное свободы, если при наличии политических мотивов его преследования имеет место хотя бы один из следующих факторов:

  1. a) лишение свободы было применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Пактом или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод;
  2. d) лицо лишено свободы избирательно по сравнению с другими лицами.

Мы, представители белорусского правозащитного сообщества, заявляем, что преследование Сергея Пруса,  Дмитрия Бондарева,  Дмитрия Сончика, Андрея Разуваева, Ирины Мельхер, Антона Мельхера, Галины Дербыш, Сергея Резановича, Любови Резанович, Павла Резановича,  Евгения Юшкевича, Евгения Буйницкого является политически мотивированным, а они сами – политическими заключенными. В связи с этим, мы требуем от властей Беларуси:

пересмотреть принятые в отношении указанных политзаключенных меры, процессуальные решения и приговоры при соблюдении права на справедливое разбирательство и устранении факторов, повлиявших на решения о мере пресечения и приговоры;

пересмотреть политически мотивированные процессуальные решения и приговоры, освободить политических заключенных, лишенных свободы за реализацию основных прав и свобод, и прекратить политические репрессии против граждан страны.

Правозащитный центр "Весна";

"Правовая инициатива";

Белорусский ПЕН-центр;

Lawtrend;

Белорусский дом прав человека имени Бориса Звозскова;

Идентичность и право;

Белорусский Хельсинкский Комитет;

Human Constanta.

Последние новости

Партнёрство

Членство