«Задерживали меня как опасного террориста: одна группа – в дверь, другая – через балкон», – художник и учитель из Минска

2021 2021-10-18T09:14:21+0300 2021-10-18T11:37:52+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/bohan_903.jpeg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Художник и учитель истории и искусства одной из минских школ Владислав Бохан вынужденно покинул Беларусь в июле этого года после задержания за «протестную активность» в родной Серебрянке. В квартиру, где живет Владислав с семьей, утром сотрудники ГУБОПиКа и СОБРа выломали входную и балконную двери и ворвались в дом. На глазах семилетнего ребенка минчанина жестко задержали. Сам художник после сломанной ноги находился на реабилитации дома и мог передвигаться только с помощью костылей. Как рассказывает Владислав, именно его травма и помогла ему выйти на свободу до суда по административному протоколу за «неповиновение при задержании». Он воспользовался этой возможностью и уехал за границу. В то время его троюродный брат политзаключенный Денис Болтуть, которого осудили к шести годам колонии за участие в протестах, ждет этапа в колонию. Владислав рассказал «Весне» подробности своего преследования.

Владиславу Бохану 28 лет. До момента задержания пять лет он преподавал историю и искусство в одной из минских школ, а также был там классным руководителем. Кроме этого, Владислав пишет картины, создает коллажи, в том числе на тему политических событий в Беларуси и России. Одна из самых известных его работ — «Несанкционированная прогулка над городом» на щите, где он интерпретировал Шагала на языке репрессий 2020 года. 

«Несанкционированная прогулка над городом», Владислав Бохан, 2020
«Несанкционированная прогулка над городом», Владислав Бохан, 2020

Одну из своих картин «Per aspera ad astra» он посвятил политзаключенному по «делу антифашистов» Денису Болтутю — своему троюродному брату.

bohan_90894.jpg
«Per aspera ad astra», Владислав Бохан

Но Владислав занимался искусством на политические темы еще до событий 2020 года. В 2019 году он создал работу «Семь кругов Беларуси», в которой использовал обрезки коллажей политзаключенного Николая Дедка, когда тот сидел в 2011 году по «делу анархистов» в могилевской тюрьме №4. Теперь Николай почти год удерживается в СИЗО-1 под следствием за ведение телеграм-канала Mikola. 

«Семь кругов Беларуси», Владислав Бохан, 2019 год
«Семь кругов Беларуси», Владислав Бохан, 2019 год

Вокруг затмения художник Владислав использовал обрывки от кед активиста Сергея Спариша. Ему их порвали силовики, когда задерживали на пикете во время Европейских игр в 2019 году. В этом году Сергея осудили к шести годам колонии за ведение телеграм-канала «Армия с народом» и препятствование деятельности ЦИК.

Также в работе художник использовал рукава кофты активиста из Студенческого блока. За них его тащили в автозак на День воли в 2017 году.

Но заинтересовались силовики Владиславом Боханом не из-за искусства, а из-за протестной активности во время выборов 2020 года.

«Рано или поздно придут и за мной»

«История преследования с «приветами» началась еще в сентябре прошлого года, когда в Серебрянке устраивали всякие Марши, акции, перформансы. Тогда одного парня, когда он возвращался домой, вытянули из подъезда силовики, привезли в Ленинское РУВД. Там ему показали несколько папок, одна из которых была на меня. Его отпустили, но, как я понял, чтобы передал остальным, чтобы прекратили активности. В сентябре у нас у всех была уверенность, что все будет хорошо, поэтому внимания тогда этому не придали.

Второй «привет» был в конце февраля-начале марта. Моего знакомого, который не участвовал в протестах, но был в базе футбольных фанатов, вызвали в РУВД. Это была профилактическая беседа, на которой присутствовал сотрудник ГУБОПиКа. Во время разговора силовики интересовались мной в том контексте, «успокоился» ли я».

Как рассказывает Владислав, тогда он сделал вывод, что опасаться ему нечего.

«Но ситуация в лучшую сторону не менялась. Стало понятно, что рано или поздно придут и за мной. Но начал беспокоиться я в начале июня, когда в Серебрянке задержали целую семью. Тогда силовики выкрутили глазок в квартиру и запустили газ — так они заставили открыть дверь. Это был звонок для меня».

"Выкрутили глазок в квартиру и запустили газ". В субботу в Серебрянке задержали целую семью

«Задерживали меня как опасного террориста»

bohan_mvd_90.png
Силовики возле двери Владислава

Когда задержали и отправили на «сутки» знакомую Владислава из Серебрянки, то учитель понял, что придут и за ним. Утро 22 июля у семьи Бохан началось с обыска

«Утром услышали протяжный звонок в дверь — мои знакомые мне так никогда не звонят. Я сразу переместился на балкон, чтобы успеть немного почистить телефон. В квартиру ворвались шесть человек из ГУБОПиКа и СОБРа, меня заломали, ударили головой о дверной косяк. При этом дома был старший семилетний ребенок, двухлетнюю дочку успели завести в садик.

Одна группа силовиков с СОБРом попала в квартиру через входные двери, другая — через балкон на втором этаже, выломав там двери и поломав цветы. Ворвались они как волки. При этом ударили мою маму по ноге. Задерживали меня как опасного террориста».

На тот момент Владислав проходил дома реабилитационный период после тройного перелома ноги. Ему только неделю как сняли гипс, он почти не ходил и передвигался с помощью костылей.

«Сразу им [силовикам] было все равно. Но, когда они увидели костыли, то пыл свой поумерили. Меня усадили и начали задавать стандартные вопросы: «Ты знаешь, почему к тебе пришли?» и так далее. Потом начали требовать пароль от телефона. Я подумал, что не стоит играть с ними в Сотникова, потому что предварительно все хорошо почистил. Мне нужно понять, что они обо мне знают. Я им сказал пароль. Они сразу уцепились за этот, как я называю, «гражданский» телеграм и начали копаться там. У меня было время переодеться. Потом они меня увели в бусик. В это время начали обыск. При этом один силовик из СОБРа не давал моей маме выпить сердечные капли».

«Анархист хренов, устроим тебе, как Дедку»

bohan_903.jpeg
"Небо славян", Владислав Бохан, 2020

Постановление на обыск датировалось 6 мая, хотя к Владиславу силовики пришли только 22 июля. В нем были указаны две стандартные «протестные» статьи Уголовного кодекса: 342 участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок, 293 участие в массовых беспорядках. При этом в постановлении процессуальный статус Бохана по уголовным делам указан не был.

«Что касается отношения силовиков при задержании, то оно было разное. Некоторые сотрудники СОБРа и угрожали, и оскорбляли, но были и адекватные. Один говорил мне: «Ты учителем работаешь — чему такие как ты научат детей?» Я даже дискуссию с ним завязал. На это еще один сотрудник сказал, что я «умом не удался» и продолжил оскорбления и угрозы: «Анархист хренов, устроим тебе, как Дедку» и далее в таком духе. Диалог был не из самых приятных, скажем так».

Видеокадры вторжения в квартиру Бохана попали в «Панораму» на ONT, но сотрудники смонтировали видео так, что после кадров с внешней стороны двери учителя показывают целый найденный при обыске арсенал: дымовые шашки, перцовые баллончики и так далее.

Как рассказывает Владислав, один из сотрудников хотел записать с ним видео, что силовики выломали дверь, потому что он отказывался открывать их, но из-за разговоров забыли это сделать.

Обыск устроили даже в художественной мастерской — нашли трафарет Янки Купалы 

bohan_mvd.png
Найденный силовиками у Владислава трафарет

На самом обыске в квартире Владислав не присутствовал — его сразу завели в бусик, где сидело еще пять сотрудников. Силовики искали протестную атрибутику в квартире и в подвале, где находилась мастерская художника. Когда закончили с обыском, то учителя из бусика пересадили в легковую машину.

«Причем сотрудники ГУБОПиКа вели себя очень обходительно. Я им говорю: «На заднем сиденье я не могу ехать, мне нужно на переднее, чтобы сломанную ногу вытянуть». Они согласились без проблем».

Владиславу сразу сказали, что его повезут в Ленинское РУВД, однако приехали в ГУБОПиК на улице Революционной, где начали допрос.

«На допросе я сразу поставил себе цель понять, что они обо мне знают. Но в ГУБОПиКе достали ту самую папочку из РУВД с сентября прошлого года и сказали: «Мы про тебя всё знаем, у тебя была кличка «Препод». Тогда я понял, что они про меня ничего не знают — так меня называли в августе-сентябре в Серебрянке прошлого года. Но я начал подыгрывать им».

По словам Владислава, так он понял, что информация у сотрудников про него осталась по состоянию на август прошлого года, когда «никто не шифровался особо, потому что были самоуверенны слишком».

В ходе обыска у Бохана в квартире нашли трафарет Янки Купалы с цитатой из его стихотворения "А хто там ідзе?” Сотрудники ГУБОПиКа спрашивали, зачем это у художника и где он рисовал.

«Я сказал, что рисовал там на стенах — "Вы же там видели муралы?". Сказал, что украшал так мастерскую, но не понравилось и я закрасил их».

«Честную газету» взял в учительской в школе после выборов

Также во время обыска у учителя изъяли «Честную газету». Как рассказывает Владислав, она была за сентябрь месяц прошлого года — «кто-то оставил в учительской». Сотрудники ГУБОПиКа спрашивали у Владислава, он ли печатал газету.

«Я сказал, что если бы я печатал, то, логично, что у меня был бы не один тираж. Во-вторых, говорю им, «вы же можете установить, на каком принтере было напечатано». Они отвечают: «Да-да, мы все можем». Но газету действительно я взял в учительской в школе.

У Владислава спрашивали на допросе по переписке в телеграме, зачем он просил у супруги купить селитру.

«Когда я сказал, что занимаюсь садоводством, то они мне начали угрожать, что могут со мной разговаривать по-другому. Тогда я сказал, что делал у себя на даче дымовую шашку. Но так как это частный участок, то претензий ко мне никаких быть не может.

Отмечу, что сотрудники ГУБОПиКа, на удивление, вел себя адекватно в отличие от сотрудников СОБРа, которые постоянно угрожали и оскорбляли. Я такого не ожидал от сотрудников ГУБОПиКа».

Показывали видео с протестов — спрашивали про участников 

Владислав Бохан во время перформанса
Владислав Бохан во время перформанса

В ГУБОПиКе у учителя расспрашивали про анархистов, протестное движение в Серебрянке, предоставляли ему видео с акций протеста, спрашивали, знает ли кого-то из участников и участниц.

«Но я отвечал, что у всех лица закрыты, и я не могу их так узнать. Про анархистов я сказал, что это мой художественный образ и образ жизни.

Я старался переводить разговор на другие темы. Начал говорить про службу в армии, так как я давно заметил, что, когда говоришь силовикам по поводу армии, то у них сразу “щелчок” и отношение сразу меняется в лучшую сторону. Часто  требовал выводить меня покурить».

Также сотрудники спрашивали у учителя про перформанс, который он устроил на одной из акций протеста, с раздачей чешских долларов с портретом Светланы Тихановской.

Сотрудников ГУБОПиКа интересовало также то, зачем Владиславу включенный VPN. На это учитель ответил: чтобы читать «Трибуну».

По словам Владислава Бохана, силовиков отвлекло то, что он сразу выдал телефон, который он заранее почистил и зашифровал:

«Обычный телеграм был без пароля, там я заранее подписался на разные протестные каналы, но которые на тот момент еще не были признаны экстремистскими. Были подписки на TUT.BY, “Радыё Свабода”. С него я старался переписываться, чтобы было правдоподобно.

Я подыгрывал их постулату, что они якобы все знают. Я искренне удивлялся, когда они мне что-то предъявляли. Но по факту это были элементарные вещи обо мне. Например, про перформанс с деньгами с Тихановской. Это все, что они обо мне знали. За работу я поставил бы не больше тройки-четверки им».

«Если не подпишу протокол, то заберут мою супругу или мать»

После допроса в ГУБОПиКе Владислава повезли в РУВД Ленинского района Минска для составления административного протокола за неподчинение при задержании по ст. 24.3 КоАП. 

«Как я понял, другого им нечего было мне предъявить. Я им говорю: "Сопротивления я никакого не оказывал". Но мне начали угрожать, что, если не подпишу, то заберут тогда мою супругу, так как она много спорила, или мать. Так меня вынудили подписать протокол».

Но заседание по делу в суде Ленинского района назначили на утро следующего дня. Владислава отпустили до судебного процесса.

 «Когда меня выпустили, то я не сразу поверил. Свою роль в этом сыграла, наверное, сломанная нога. Также сработали стереотипы: для них радикал-экстремист – это безработный несколько раз судимый, а тут получается, что человек в школе работает, у него семья, да еще и нога сломана».

На лодке из Беларуси 

bohan_90.jpeg
Художник во время перформанса

По словам Владислава, он опасался, что его отправят на «сутки» и продолжения преследования, когда силовики все таки откопают больше информации. 

«Там был бы уже полный набор статей».

Поэтому в тот же вечер на лодке через Днепр он покинул Беларусь. К своему экстренному выезду на случай преследования, как и к приходу силовиков, Владислав готовился заранее: у него была запасная сим-карта, контакты нужных людей. Теперь Владислав с семьей находится в Польше, где подал прошение о международной защите. 

«Купил себе мольберт – продолжаю творчество. Буду пытаться что-то делать здесь в творческом плане». 

Последние новости

Партнёрство

Членство