«Такие изоляторы в Новой Беларуси точно не будут нужны». Бывший арестант рассказал про условия содержания на Окрестина в сентябре

2021 2021-10-15T20:55:11+0300 2021-10-15T22:10:14+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/prosons_90.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Репрессии в отношении белорусов за их активную гражданскую позицию и недовольство действиями власти не прекращаются ни на день. Правозащитникам «Весны» известны результаты 81 судебного процесса по административным «протестным» статьям, которые проходили в сентябре. За прошедший месяц белорусские судьи арестовали минимум 64 человека в общей сложности на 924 суток. Условия содержания «политических» на «сутках» сейчас безусловно являются пытками. Бывший арестант рассказал «Весне» про условия содержания в ЦИП на Окрестина в сентябре.

prosons_90.jpg
Иллюстрация brazzil.com

В четырехместной камере — по 13-18 человек. Для «атмосферы» закидывают бомжей

По наполняемости камер на Окрестина стабильно ничего не меняется уже больше года — «политические» камеры переполнены. Как рассказал бывший задержанный, в его четырехместной камере размером примерно 3х5,5 в среднем находилось от 13 до 18 человек. Матрасов не выдают, как и постельного белья, поэтому спать приходится на металлической решётке нар, на полу либо на скамейке.

«Все «политические» камеры ЦИПа намеренно переполнены. Удалось насчитать, как минимум, пять мужских и одну женскую. Сидят сейчас за какую-то откровенную ерунду: репосты, комментарии, наклейки, флажки, значки, за «неправильные» чаты, а часто и вовсе просто так, «чтобы подумал». Оформить протокол на ровном месте по 19.1 КоАП (мелкое хулиганство) или 24.3 КоАП (неповиновение законному требованию должностного лица) вообще не представляет никакой проблемы. Казалось бы, уже привык к абсурду, а нет – заходит новый сокамерник и понимаешь: предела «совершенству» пока не видно. От серьёзности обвинений в отношении «злодеев» (именно так с явной иронией в голосе нас часто называли охранники) начинаешь смеяться... Грустным, конечно, смехом.

Отбой у нас был в 22:00, подъём в 06:00. Свет ночью не выключают. Кроме этого, в 02:00 и в 04:00 часа специально будят и устраивают переклички, поэтому выспаться в ночное время удаётся далеко не всем. Днём на нарах лежать нельзя – только на полу.

Где спать неудобнее? На «гриле» (это второе название нар – именно на него они похожи без матрасов) или на полу – вопрос остается открытым. Но за то, что человек лежит на нарах днём, могут отправить в карцер. Там спальное место и вовсе пристёгивается к стене и не отстёгивается ни днём, ни ночью. В этом случае спать тоже приходится на полу, только он уже, в отличие от обычной камеры, не деревянный, а кафельный.

Поскольку в «обычных» камерах условия хорошие: ночью не будят, есть матрасы и постельное бельё, то иногда для «перевоспитания» к нам закидывали провинившихся или отказавшихся работать задержанных по «нормальным» статьям: пьянка, кража, бытовуха. Могут также для «атмосферы» подкинуть бомжей с полным набором насекомых-паразитов. В результате такого сожительства есть все шансы получить вшей в подарок: как обычных, так и бельевых. Кстати, шампунь от вшей не передают, даже если он есть в передаче».

Про ситуацию с COVID-19 бывший задержанный рассказал, что в ЦИП многие болеют, но нет уверенности, что это именно коронавирус:

«Выглядит как обычный вирус а-ля "болезнь смены сезонов" горло-насморк-кашель».

Во время «шмона» пропала часть лекарств в камере

«Прогулок у «политических» нет. Для курильщиков –  это дополнительное испытание, потому что курение разрешено только во время прогулок. Поэтому «сутки» – это хорошая возможность бросить курить. «Прогуляться» получается только во время утреннего и вечернего «шмона» – это такая проверка, когда арестованных выводят из камеры на коридор, а её в это время проверяют на наличие запрещённых предметов. Как-то раз во время такой «проверки» пропала большая часть лекарств, которые буквально за пять минут до этого выдала местный фельдшер. Поступок, безусловно, достойный "офицера".

В душ тоже не водят. Мыться приходится прямо в камере: выше пояса — в умывальнике, ниже — в туалете над унитазом (это «чаша Генуя»). Стирка вещей – тоже в умывальнике. В камере есть веник, совок и половая тряпка. Можно попросить хлорку, чтобы почистить уборную. Словом, все условия для поддержания чистоты и порядка. Правда, иногда  хозяйственное мыло и туалетную бумагу приходилось выпрашивать на протяжении нескольких дней».

Иногда не открывают «кормушку» в душной камере — для сердечников и астматиков это особая беда

«В ЦИПе есть камеры, где не открываются форточки. Для сердечников и астматиков это особая беда: через несколько часов пребывания в такой камере влажность поднимается до 100%, конденсат выпадает на стенах, вещи не сохнут. Вентиляция есть, но так как камера переполнена, она совсем не справляется. Это ещё ко всему  южная сторона. Дышать в таких условиях очень тяжело. Организм перестраивается на низкое потребление кислорода — пропадает аппетит, повышается потливость. Даже во сне люди дышат очень часто. После многочисленных просьб "кормушку" могут открыть. Иногда полностью, но чаще всего – только частично. Некоторым охранникам приходит в голову идея её закрывать — и тогда действительно становится не по себе... Как-то «коридорный», которого мы попросили не закрывать «кормушку», сославшись на головные боли от недостатка воздуха, заявил, что это «очень даже хорошо: значит, есть чему болеть – сможете сделать правильные выводы». Выводы, разумеется, все сделали правильные – такие изоляторы в Новой Беларуси точно не будут нужны». 

Экстремизм в личных переписках, участие в Маршах и видео на фоне кортежа Лукашенко: за что бросали на "сутки" белорусов в сентябре

"Вясна назірае" составила традиционный список самых странных и нелепых причин, по которым белорусов административно преследовали в сентябре.

Передачи не передают, но передавать их все равно нужно

Сейчас передачи задержанным не принимают ни на ЦИП, ни в ИВС на Окрестина. Но, как рассказывает бывший арестант, не передавали их еще и в сентябре.

«Из передач доходили только лекарства, и те – поштучно через фельдшера. Как оказалось, не все знают, что лекарства можно передавать в ЦИП ежедневно, а не только в дни передач по четвергам. Остальное содержимое до нас не доходило. Свою передачу задержанные смогут получить только при выходе с суток. Иногда случалось, что некоторые арестанты попадали в камеру с минимальным набором средств – это только в случаях, если человек уже поступал в ЦИП с передачей, например, после оформления повторного ареста или в случаях, когда у родственников принимали передачи в РУВД. Разумеется, хорошее настроение работников ЦИП в данном случае – ключевой фактор.

Тем не менее, родственникам есть смысл передавать передачу хотя бы один раз с необходимой одеждой, небольшим количеством печенья, сухофруктов и воды, средствами гигиены и набором лекарств, ведь если человека повезут оформлять на повторный срок, то у него будет возможность переодеться и поесть (в РУВД никто никого кормить не будет), а бутылку с водой можно будет взять с собой – это достаточно ценный предмет, как бы смешно это не звучало.

В камеры, где сидят «политические», также не проходят книги. Если вдруг и появляется какая-то литература (например, книжка может прийти с человеком из "нормальной" камеры), то её вскоре заберут. Вообще любой досуг не приветствуется. Можно слепить из хлеба шашки или домино, но они тоже рано или поздно будут изъяты.

Подышать свежим воздухом, кстати, одной «политической» камере всё же удалось: за игру в карты ребят вывели на 6-ти часовую прогулку, лишив таким образом обеда и ужина. Некоторые, к сожалению, простыли после такого променада».

От местных щей и маринованных помидоров можно получить расстройство кишечника

Про еду бывший задержанный отзывается неплохо: 

«Еда, возможно, покажется невкусной. Особого внимания заслуживают рыбные котлеты «с костями», кислые щи и маринованные помидоры: от них запросто можно получить расстройство кишечника. Но в целом пища здоровая. Овощи тоже входят в рацион, правда, в небольшом количестве.

Меню примерно такое: на завтрак – какая-нибудь каша и чай; на обед – суп (от щей до фасолевого), второе (снова каша, котлета и овощ), компот или кисель; на ужин – тоже каша и что-нибудь из мясного. Куриные котлеты иногда были особенно хороши. Чая на ужин почему-то нет. Из приятного удивления – скумбрия. Два раза в день выдают несколько буханок белого и чёрного хлеба (кирпичики). Словом, еды более чем хватает, но, тем не менее, вес падает практически у всех».

О персонале ЦИП Окрестина и «силовиках» 

«Нет особого желания уделять много внимания этим людям. Да, они пытаются выглядеть сурово, совершают гнусные поступки, ругаются и кричат на заключенных, но, в конечном счёте, вызывают какую-то жалость. Счастливыми людьми они точно не выглядят.

Вообще, после общения с «правоохранителями», которые занимаются политическими репрессиями, складывается впечатление, что убедить в своей «победе» они пытаются не тебя, а себя... Но получается, мягко говоря, не очень. Выглядит это скорее как какой-то неудачный сеанс самовнушения».

Надпись «Жыве» можно найти в каждой камере

«Несмотря на суровые условия и трудности быта, заключенные не падают духом и поддерживают друг друга. По «политическим» делам сейчас сидит цвет нации. Без преувеличения. Инженеры, программисты, медики, учителя, работники культуры, журналисты, спортсмены, заводчане, студенты: представители очень многих профессий. Подавляющее большинство – очень образованные люди и прекрасные собеседники. Это в корне не верное мнение, что «сутки» – «потерянное время». Пользу от такой компании сложно переоценить. Как это не парадоксально, но система продолжает объединять людей даже в изоляции. Сложно представить более продуктивное место для знакомства и общения единомышленников. А про уровень взаимопомощи и поддержки можно сказать короткой и уже всем известной фразой «беларус беларусу – беларус». Кстати, надпись «Жыве» можно найти в каждой камере».

Последние новости

Партнёрство

Членство