“Не могу понять, как человек исполнял обязанности, будучи мертвым”: два года “домашней химии” — за оскорбление умершего милиционера

2021 2021-09-23T13:46:39+0300 2021-09-23T13:47:59+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/femida_3_7.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Илюстрационное фото БелаПАН.

Илюстрационное фото БелаПАН.

В суде Фрунзенского района г. Минска с третьей попытки озвучили приговор по уголовному делу в отношении Павла Анисимова, который обвинялся в оскорблении представителя власти за оставленный под некрологом милиционера комментарий.

Дело рассматривала судья Наталья Бугук, сторону гособвинения представлял Дмитрий Ховавко.

Павел Анисимов обвинялся в том, что 3 февраля 2021 года имел умысел на публичное оскорбление представителя власти в связи с исполнением им должностных обязанностей, оставил комментарий в телеграм-канале Еврорадио под сообщением про смерть заместителя начальника штаба УВД по Могилевской области Александра Петрусевича следующего содержания: “Сдохла падла, пусть вечно его жарят черти у Аида”. По мнению государственного обвинителя, выражение содержало негативную оценку Петрусевича, имело ненормативную форму высказывания: недопустимую, некорректную, неуважительную, унижающую честь и достоинство милиционера, тем самым обвиняемый оскорбил представителя власти. Своими действиями обвиняемый совершил преступление, ответственность за которое предусмотрена ст. 369 Уголовного кодекса (в редакции от 05.01.2015 года).

Потерпевшим па делу был признан сын умершего милиционера, сотрудник ГУВД Мингорисполкома Андрей Петрусевич.

Анисимов подтвердил, что комментарий оставил он, но вину не признал, от дачи показаний отказался.

В суде были озвучены показания, которые Павел давал в ходе следствия в качестве подозреваемого 22 апреля. Из них следует, что Анисимов признал вину и раскаялся в содеянном, объяснял, что в телеграме был подписан на множество каналов, в том числе “Светлана Тихановская”, “NЕХТА”, Белсат, "Радио Свобода", Еврорадио и другие, где читал разную информацию о происходящих в Беларуси событиях. Особое внимание уделял упомянутым телеграм-каналам после президентских выборов в 2020 году.

“Могу объяснить, что я участвовал в акциях протеста против действующей власти, которые проходили 23 августа 2020 года в Минске: двигался в составе колонны людей в направлении Стелы, проспекта Независимости”, — говорил Анисимов и подчеркивал, что никаких лозунгов и призывов не высказывал, плакатов и флагов не носил, никакого насилия не применял.

3 февраля обвиняемый находился на работе, во время перерыва читал новости в телеграме, увидел информацию о смерти в Могилеве сотрудника милиции Александра Петрусевича в формате некролога. Тогда Павел Анисимов перешел в комментарии, где пользователи оставляли сообщения к посту в основном негативного характера.

“Я тоже решил высказаться на эту тему. Прочитав комментарии, я уже находился под впечатлением, и при этом поверил, что Петрусевич А.А. был плохим человеком”, — объяснял на допросе свой поступок обвиняемый.

Он уточнил, что его слова были адресованы умершему милиционеру, никакого особенного смысла в них он не вкладывал, а просто таким образом выразил свои эмоции, которые накопились из-за политической обстановки в стране. Понимал, что много людей могут увидеть его комментарий, в том числе родные умершего, но не задумывался об этом.

На допросе в качестве обвиняемого от 7 августа 2021 года Павел Анисимов отказался от дачи показаний.

В суде был допрошен потерпевший Андрей Петрусевич, который объяснил, что его отец Александр умер 26 января, по этой причине в интернете, в группе ветеранской организации МВД в “Одноклассниках”, был размещен некролог. Сам потерпевший комментарии не читал, пока ему не позвонили из ГУСБ Могилевского облисполкома и не рассказали об оскорблениях в адрес отца. Андрей Петрусевич подчеркнул, что не услышал ответа на вопрос, что мотивировало обвиняемого оставить такой комментарий. Он заявил, что оскорбительный комментарий был связан с выполнением его отцом должностных обязанностей, и попросил компенсацию в 1000 рублей за причиненные моральные страдания, которые выразились в чувстве стыда, он был вынужден объяснять родным и близким, чем был поставлен в неудобное положение. Также на службе была не очень спокойная атмосфера, когда коллеги узнали об оскорбительном комментарии: Андрею Петрусевичу пришлось успокаивать милиционеров, которые хотели найти и привлечь к ответственности Анисимова “законным образом”.

Заявленный иск на компенсацию морального вреда обвиняемый не признал в полном объеме. Более того, Павел Анисимов отметил: указанная статья Уголовного кодекса не может применяться, так как она звучит как “оскорбление представителя власти при исполнении должностных обязанностей”:

“Я не могу понять, как человек исполнял обязанности, будучи мертвым".

Во время прений сторон Дмитрий Ховавко просил суд признать Павла Анисимова виновным по ст. 369 УК и наказать его ограничением свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа сроком на два года, мобильный телефон изъять в доход государства, а гражданский иск потерпевшего о взыскании материальной компенсации морального вреда удовлетворить с учетом принципов разумности и справедливости.

Адвокатка указывала, что объектом ст. 369 УК в редакции 2015 года является авторитет, честь и достоинство представителя власти, то есть потерпевшим может быть только представитель власти. Признание потерпевшим сына Александра Петрусевича противоречит действующему на момент совершения преступления Анисимовым законодательству.

Александр Петрусевич на момент написания комментария был уже мертв, и, согласно заключению эксперта, Анисимов оставил о нем негативную оценку. По мнению защиты, следствием не предоставлено доказательств того, что Петрусевич являлся государственным служащим, который имел право в рамках своих компетенций отдавать распоряжения и приказы и принимать решения относительно лиц, не подчиняющихся ему по службе, как того требует ст. 369 УК.

"На тот момент, как это ни печально, его уже не было в живых, таким образом он не мог исполнять свои должностные обязанности", — подчеркнула защитница.

По ее мнению, в действиях Анисимова отсутствует состав преступления, на основании чего его следует оправдать.

Последнее слово и приговор сначала были назначены на 17 сентября, однако судья Наталья Бугук возобновила следствие из-за того, что в суде не были исследованы вещевые доказательства, и перенесла рассмотрение дела на 22 сентября.

Вчера вещевые доказательства были исследованы, после чего Павел Анисимов выступил с последним словом на белорусском языке:

“Сожалею ли я о том, что напечатал оскорбительный комментарий? Да, я сожалею. Но я сожалею, потому что это оскорбление — оно унижает мою честь на уровне тех, кто, занимая высшие посты, разговаривают между собой оскорблениями, грязными словами, а также оскорбляют даже своих коллег.

По статье 369 Уголовного кодекса я считаю себя невиновным, поэтому требую вынести оправдательное решение, требую вернуть мой телефон. А также затем я считаю, что нужно мне денежную компенсацию заплатить за перенесенные пытки в те трое суток, что я отбыл в Могилевском ИВС”.

Приговор был оглашен 23 сентября. Судья Наталья Бугук постановила наказать Павла Анисимова двумя годами “домашней химии” и удовлетворить иск на компенсацию морального вреда сыну умершего милиционера в размере 1000 рублей.

Последние новости

Партнёрство

Членство