Три года "домашней химии" присудили Дмитрию Лекомцеву за смс-сообщения с угрозами

2021 2021-08-24T15:19:55+0300 2021-08-24T15:27:31+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/minski_paenny_sud1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Суд Минского района. Фото yandex.by

Суд Минского района. Фото yandex.by

В Минском районном суде 24 августа был оглашен приговор по уголовному делу Дмитрия Лекомцева, который обвинялся в угрозе применения насилия в отношении сотрудника милиции (ст. 364 Уголовного кодекса).

Дело рассматривал судья Антон Колобов, сторону гособвинения представляла Кристина Косинская. Потерпевшим по делу был признан Сергей Семенов, который в суд не явился в связи с занятостью по службе.

Согласно обвинению, Дмитрий Лекомцев в состоянии алкогольного опьянения вечером 16 августа 2020 года отправил смс-сообщения сотруднику Рогачевского РОВД, начальнику ИВС города Сергею Семенову, в тексте которых имелись признаки вербальной агрессии в форме угрозы в адрес милиционера и его близких в связи с исполнением им должностных обязанностей. Такие действия обвиняемого были расценены как угроза применения насилия в отношении сотрудника ОВД и/или его близких и квалифицированы по ст. 364 Уголовного кодекса.

Лекомцев признал вину целиком, в суде защищал себя сам. Он отметил, что раскаивается, ездил к потерпевшему, приносил извинения, Семенов их принял. С потерпевшим никогда не был знаком, в Рогачеве также никогда не был. Обвиняемый пояснил, что в связи с протестами после выборов люди становились в цепи солидарности и в городе сигналили машины, его это раздражало, поскольку он был в состоянии алкогольного опьянения. Он подходил к людям, пытался с ними разговаривать, произошла ссора. После этого Лекомцев пришел домой, вышел в социальную сеть “Одноклассники”, а там в ленте увидел информацию про начальника ИВС г. Рогачева, где было написано, что Семенов запугивает маленьких детей, женщин и стариков. Также в посте был указан телефон потерпевшего. Лекомцев также пояснил, что раньше служил в армии, в Нагорном Карабахе видел женщин и детей-беженцев, которые у него запечатлелись в памяти, поэтому он пытался позвонить на указанный телефон Семенова, но там никто не отвечал. Тогда Дмитрий написал три или четыре смс-сообщения, но точное их содержание не помнит. Позднее понял, что ошибся, принес извинения, предлагал компенсацию, но Семенов отказался.

Из материалов дела стало понятно, что сообщения были следующего содержания:

“Что засц*л общаться? Тебе звонят из организации ветеранов, спецподразделения пограничных войск СССР. Готовься мразь, время пришло: или суд, или уничтожение. И бойся за свою семью и родных. Кому ты угрожал и как относился, так будет и с тобой”.

“Крыса, что молчишь? Язык в ж*пе, тварь ментовская… <неразборчиво>”

“Лукашенко не будет, а вы – мрази, за все будете отвечать и не только, а ваши родные и близкие. Мразь, которую воспитали”.

Была проведена лингвистическая экспертиза, по заключению которой сообщения содержали негативную оценку Сергея Семенова, а также вербальную агрессию и угрозы насилием. В суде зачитали протокол опроса потерпевшего, в котором отмечалось, что начальник ИВС боялся за себя и за своих родных.

В ходе прения сторон Кристина Косинская просила суд признать Лекомцева виновным и назначить ему наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа сроком на три года, а также конфисковать телефон.

Именно такое наказание и назначил судья Антон Колобов.

Последние новости

Партнёрство

Членство