За оскорбительные жесты в сторону милиционеров Максима Тишкевича осудили на два года лишения свободы

2021 2021-08-18T10:33:02+0300 2021-08-19T10:31:28+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/protest2048x1436.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Протест 9 августа в Минске. Фото Татьяны Зенькович EPA/Scanpix/Leta

Протест 9 августа в Минске. Фото Татьяны Зенькович EPA/Scanpix/Leta

В суде Центрального района 16 августа был вынесен приговор по уголовному делу в отношении 26-летнего Максима Тишкевича, которому инкриминировалось активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок (ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса).

Дело рассматривал судья Дмитрий Карсюк, сторону гособвинения поддерживал Артем Цветков.

Согласно обвинению, Максим Тишкевич в ночь с 9 на 10 августа 2020 года находился на проспекте Машерова, где присоединился к другим протестующим, выходил на проезжую часть, публично выкрикивал лозунги, громко хлопал в ладоши и размахивал руками, а также демонстрировал оскорбительные жесты в сторону сотрудников милиции.

Обвиняемый был задержан 21 апреля, с того времени содержится под стражей.

Парень признал свою вину. В суде рассказал, что в те дни жил в отеле “Виктория”, а 9 августа около 22:30 сходил в ТЦ “Замок”, поел. Когда вышел из торгового центра, встретил знакомых и пошел с ними в сторону Немиги, собирался поехать к девушке, которая живет на ул. Воронянского. Около Стелы увидел толпу людей: некоторые находились на проезжей части, некоторые — на тротуаре. Понимал, что собравшиеся люди были протестующими, обстановка уже была напряженной, было много сотрудников милиции.

"Мы шли и оказались уже в толпе. Двигались по тротуару. Люди хлопали в ладоши. Назад двигаться уже было нельзя, так как там сотрудники перекрыли движение. Потом уже полетели светошумовые [гранаты — Прим.]. Мы разбежались", — рассказал Максим Тишкевич.

После этого парень поехал в отель, затем вызвал такси и поехал к девушке.

Объяснил, что оказался на проезжей части, когда силовики стреляли светошумовыми гранатами. Не отрицал, что на эмоциях мог показывать оскорбительные жесты, но направлены они были не конкретно в сторону сотрудников ОВД.

На вопрос прокурора, в чем именно Максим признает вину, парень ответил: “На дороге находился и показывал жесты”. Он уточнил, что там уже было перекрыто движение, транспорт не ходил, люди никому не мешали, но сотрудники использовали светошумовые гранаты для их разгона. На видеозаписи, которую показывали обвиняемому в ходе предварительного следствия, он себя узнал, хотя намерения участвовать в протестах у него не было. После 9-10 августа никуда не выходил, участия в митингах не принимал.

В суде были допрошены свидетели. Девушка Максима Тишкевича рассказала, что в тот вечер парень приехал к ней, во сколько это было, уже не помнит, ничего ей про протесты не рассказывал. Сказала, что Максим не принимал участия в митингах, они вообще аполитичные, не участвовали ни в каких телеграм-каналах. После событий в первые дни после выборов находились все время дома, только выходили в магазин и ездили к родителям обвиняемого, так как было страшно. На скриншоте с видео, где Максим показывает жест рукой, девушка узнала его по лицу, хотя оно было спрятано маской.

Также в суде были допрошены в качестве свидетелей друзья обвиняемого. Один из них был на месте событий, но отдельно от обвиняемого. Другой — Максим Прудник, приговоренный по ч. 3 ст. 328 УК к восьми с половиной годам колонии — отказался свидетельствовать против Максима Тишкевича даже под угрозой привлечения к уголовной ответственности.

“Если бы я мог свидетельствовать за него, я бы давал показания. А я против не буду”, — сказал свидетель и просил не учитывать те письменные показания, которые он давал в ходе следствия, потому что в тот момент плохо себя чувствовал, был без защитника и не понимал, что делал.

Однако показания были озвучены в суде: свидетель рассказал следователю, что встретился с друзьями и поехал вместе с ними в центр города, так встретил Тишкевича, прогулялись с ним к Немиге. Говорил, что снимал обвиняемого, когда тот показывал жест в сторону сотрудников милиции, кричали лозунг “Жыве Беларусь”.

Свидетель объяснил, что показания записывал сотрудник ГУБОП, с его слов или нет — не помнит. Сказал, что виделся с Тишкевичем в тот день, но не может точно сказать, был ли он с ним и друзьями. Почти все время свидетель находился на горке около Стелы, к толпе людей не присоединялся. В суде продемонстрировали видео с телефона свидетеля, судья спросил, знает ли Прудник, кто зафиксирован на видео. На это свидетель ответил:

“Нет, вы же видите, Высокий суд, там все были в масках”.

На вопрос суда, является ли человек на видео участником митинга, Максим Прудник ответил, что не может этого сказать: там было очень много людей, всех не запомнил, и было это год назад.

Еще один свидетель Павел Лещинский также доставлен в суд под конвоем, так как раньше был осужден к лишению свободы, рассказал, что видел обвиняемого возле Стелы, поздоровался с ним, а затем потерял из виду. Кто еще был с Тишкевичем — вспомнить не может, поскольку события были давно. Не помнит, кричали ли присутствующие лозунги, так как было шумно из-за сирен машин, люди стояли и на проезжей части, и на тротуаре, и на холме. Транспорт не двигался, потому что милиция перекрыла дороги.

Также свидетель отметил, что в следственную тюрьму в Жодино к нему приезжал ГУБОПиК, показывали видео, из показаний Прудника узнал, что на видео есть Тишкевич, но сам никого на нем не узнал. Однако сотрудники якобы спешили и записали слова Лещинского так, будто он сказал, что узнал на видео Тишкевича, где тот стоит на дороге с поднятыми вверх руками и демонстрирует средние пальцы.

Часть письменных материалов и вещественных доказательств суд изучал в закрытом режиме, поскольку они удерживали информацию, признанную экстремистской.

Во время прений сторон прокурор Артем Цветков утверждал, что вина Максима Тишкевича доказана, в том числе его показаниями, что он находился в толпе людей, грубо нарушающих общественный порядок 9 августа 2020 года; обвиняемый узнает себя на фото и видео, в том числе на тех, где демонстрирует оскорбительные жесты в сторону находящихся за ним милиционеров; данными телефонных соединений с места преступления, а также показаниями свидетелей в ходе предварительного следствия. Просил суд наказать обвиняемого лишением свободы сроком на два года.

Защитник отмечал, что запрашиваемое наказание не соразмерно, Максим Тишкевич не связан с политическими организациями, не являлся активным пользователем телеграм-каналов, тем более деструктивных, его действия 9-10 августа были спонтанными. Более того, вина Тишкевича в суде не была доказана, и, несмотря на признание им вины, адвокат просил оправдать Максима.

В последнем слове обвиняемый сказал, что виновен, за месяцы нахождения в тюрьме все понял сполна, осознает свою ошибку, понимает, что из-за него страдают родные и близкие. Отметил, что хотел сделать предложение своей девушке, и в связи с этим просил назначить наказание с отсрочкой.

Однако судья Дмитрий Карсюк поддержал предложение прокурора и приговорил Максима Тишкевича к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в условиях общего режима.

Последние новости

Партнёрство

Членство