19-летнего минчанина осудили на 4 года колонии за участие в протестах после выборов. До суда он был на свободе

2021 2021-07-20T16:53:13+0300 2021-07-20T17:46:09+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/gontovoi_90.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В суде Октябрьского района Минска 20 июля к четырем годам колонии усиленного режима осудили 19-летнего минчанина Игоря Гонтового. За участие в акциях протеста 9-11 августа в Минске его обвинили по двум статьям Уголовного кодекса: ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 293 (приготовление к участию в массовых беспорядках) и ч.1 ст. 342 (участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок). «Минсктранс» насчитал в общей сумме почти 28 тысяч рублей ущерба из-за простоя транспорта в те дни. Дело рассматривала судья Ольга Неборская, гособвинение поддерживала Ульяна Рудницкая. Игорь до суда был на свободе под поручительствам родственников, но 20 июля его взяли под стражу в зале суда после оглашения приговора. 

Ігар Гантавы

По версии обвинения, Гонтовой участвовал в акциях протеста в Минске 9-11 августа. «Минсктранс» насчитал сумму ущерба из-за простоя общественного транспорта в эти дни в размере 27 тысяч 958 рублей 50 копеек. 

По версии обвинения, Игорь Гонтовой в ночь с 9 августа на 10 августа на проспектах Победителей, Машерова, Независимости в Минске, двигался по проезжей части, во исполнение публичных призывов в участии в действиях, грубо нарушающих общественный порядок, размещенных в телеграм-каналах. В группе с неустановленными лицами он двигался по проезжай части, был в первых рядах, выкрикивал лозунги. Гонтовой «с целью выражения своих общественно-политических настроений принял активное участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок». За это его обвинили по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса.

Также Игоря Гонтового обвинили по ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 293 УК (приготовление к участию в массовых беспорядках) по событиям 11 августа на «Пушкинской». По версии обвинения, его вина заключается в том, что он двигался по проезжай части по улице Притыцкого, выкрикивал лозунги, громко хлопал в ладоши. Однако, по словам Игоря, в это время он подрабатывал курьером и просто был на заказах.

Вечером 13 августа Игоря Гонтового задержали на Романовской слободе, когда он с другом стоял на остановке. При задержании у него были при себе перчатки, складной нож, маска и другие неустановленные предметы. Экспертиза признала найденный ножик у Игоря холодным оружием. Как заявила на суде гособвинительница, складной нож следует расценивать как орудие преступления, которое он не довел до конца из-за задержания. Хотя Игорь, как он утверждал на суде, взял его, чтобы резать коробки на заказах. Следствие расценило найденные предметы как приготовление Гонтового к участию в массовых беспорядках в Минске. При обыске дома у Игоря ничего не обнаружили. 

Вину Игорь Гонтовой по ч. 1 ст. 342 УК признал полностью, а по ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 293 УК – не признал.

«Когда в три часа ночи в камере сверху начинают избивать людей — это страшно»

В последнем слове Игорь сказал:

«Высокий суд, я признаю свою вину в ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса, в том, что я действительно вышел на проспект Машерова на проезжую часть и прошел буквально 100-150 метров, не больше. Но у меня не было никакого преступного умысла. Я не собирался ничего крошить, громить, поджигать. Я не собирался оказывать вооруженное сопротивление.

Я согласен с тем, что я был на «Пушкинской» 10 и 11 августа. Да, я стоял на парковке возле кинотеатра «Аврора». Но я просто следил за происходящим. Я не подходил, ничего не крушил, не громил, никого не бил, имущество ничье не ломал. Я не держал «Пушкинскую» до пяти утра, не ловил пять пуль. Для меня это был просто детский лепет, чтобы показаться круче в глазах друга Арсения, потому что до этого я знал его только несколько месяцев.

За те трое суток, которые я провел под стражей на Окрестина... Нет, меня там не били. Но когда в три часа ночи в камере сверху начинают избивать людей — это страшно. В СИЗО [там провел шесть дней] относились доброжелательно. Меня никто не унижал, давление не оказывали. За этот почти год я многое осознал. Да, я раскаиваюсь по ч. 1 ст. 342 УК, по статье 293 УК — точно нет. Я не совершал ничего, что предусмотрено этой статьей. У меня не было никакого преступного умысла. Я не совершал никаких преступных деяний. Я только позже узнал, что выход на митинги, даже рядом стоять и смотреть — тоже незаконно. Я считаю, что четыре года — слишком строго для меня. Я прошу вас строго не наказывать».

Старшая помощница прокурора Октябрьского района Минска Ульяна Рудницкая попросила суд наказать Гонтового по двум статьям Уголовного кодекса четыре года лишения свободы. Именно такое наказание и назначила судья Ольга Неборская.

Последние новости

Партнёрство

Членство