«Я добрый человек. Я мухи не обижу». В Гомеле за нападение на сотрудника СИЗО судят несовершеннолетнего Никиту Золоторева

2021 2021-07-07T18:26:24+0300 2021-07-08T10:44:05+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/zolotorev_sud.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Никита Золоторев в суде. Фото "Сильные новости"

Никита Золоторев в суде. Фото "Сильные новости"

7 июля в Гомеле по второму уголовному делу начали судить несовершеннолетнего политзаключенного Никиту Золоторева, пишут «Сильные новости».

В феврале подростка осудили по делу о «коктейлях Молотова» и приговорили к 5 годам воспитательной колонии. Теперь его обвиняют в нападении на сотрудника СИЗО, а также в угрозах в адрес сотрудницы изолятора и членов ее семьи.

Прокурор выдвинул обвинение по статье 364 УК — «Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел». Санкция этой статьи предусматривает наказание вплоть до лишения свободы на срок до шести лет. 

Дело рассматривает судья Виктор Козачек

Согласно материалам дела, Никита Золоторев «умышленно сделал подножку сотруднику СИЗО Лучкину Н. А., в результате чего тот упал на пол, а когда поднялся, то прислонил Никиту к стене, но подросток схватил Лучкина за волосы и шею, причинив физическую боль и нанеся побои потерпевшему, а также выразил угрозу применения насилия в адрес сотрудницы Ховбок Т. Ю. и ее близких».

Никита Золоторев признал вину, но добавил:

«Это было не насилие, а сопротивление. Оскорбительные слова я произнес на эмоциях».

Во время судебного допроса Никита Золоторев сказал:

«Из-за того, что меня судили по «политическим» статьям, ко мне в СИЗО плохое, негуманное отношение. Я давно, почти два месяца, сидел один и уже не выдерживал: меня просто «подрывает» в такой ситуации.

Я неоднократно просил подсадить кого-нибудь ко мне в камеру. Я боюсь оставаться там один. У меня эпилепсия. Таблетки я получаю нерегулярно: иногда только после того, как специально обращаюсь по этому вопросу к медику. Если у меня в одиночке начнется приступ, кто мне поможет?»

Накануне того самого дня, когда произошел инцидент, в камере Никиты произошла поломка сантехнического оборудования. Его вывели из помещения, он всю ночь провел в кабинете у психолога.

«Утром меня хотели вернуть в камеру, но я узнал, что там не убрано. Я отказался возвращаться в грязную камеру. В ответ услышал: «Если ты не пойдешь своим ходом, то мы тебя занесем». Потом мне начали заламывать руку, мне стало очень больно. Я пытался освободиться, и в суматохе так получилось, что сделал подножку одному из сотрудников», — рассказал Никита.

Никита утверждает, что никаких ударов сотруднику он не наносил, за одежду и части тела не хватал: «Я задел только маску».

В завершение Никита сказал: 

«Я добрый человек. Я мухи не обижу, если ко мне нормальное отношение».

Потерпевшие ходатайствовали перед судом о проведении их допроса в закрытом режиме с целью обеспечения личной безопасности. Сторона обвинения поддержала их ходатайство.

 Не хочу, чтобы мои фотографии и какие-то данные появлялись на разных интернет-порталах. Никита Золоторев у нас известная личность, так что это вполне может случиться, — заявил один из потерпевших.

— Может ли суд запретить присутствующим в зале хотя бы записывать наши показания? — поинтересовалась другая потерпевшая.

Суд отклонил это ходатайство. Допрос потерпевших прошел в открытом режиме.

Один из потерпевших заявил, что причиной конфликтной ситуации стал отказ Никиты Золоторева вернуться в неубранную камеру.

«Камеры в СИЗО убирают те, кто в них содержится. Специального персонала для уборки камер в нашем учреждении нет. Так что требования Никиты были незаконными», — сказал потерпевший.

Он также сообщил, что выполнял устный приказ начальника учреждения, когда выдворял Никиту из кабинета в камеру с применением силы. По приказу начальника он использовал и спецсредства — наручники.

«Золоторев хватал меня за волосы, за ухо, сорвал маску, — говорил потерпевший. — Лёжа на полу, он выкрикивал угрозы в адрес сотрудников СИЗО, непрестанно матерился».

Потерпевший заявил иск о возмещении морального вреда, причиненного преступлением, в размере 1000 рублей.

— Вы такой крупный, физически сильный человек. Как вы не смогли скрутить такого маленького? — спросил адвокат Никиты Золоторева у потерпевшего.

 Это вопрос не ко мне, а к Никите, — ответил тот.

Потерпевшая сотрудница СИЗО выдвинула свою версию произошедшего 20-21 марта. По ее мнению, Никиту вывело из себя, что в тот день он не получил передачу, которую он ждал. По словам сотрудницы, он в ярости фактически разгромил камеру, залил пол водой. В кабинете психолога Никита, по мнению потерпевшей, демонстрировал признаки истерического поведения. Его осмотрел специалист-психиатр и ничего патологического не обнаружил. Когда Никиту насильно выдворяли из кабинета психолога, он высказал угрозы в адрес потерпевшей и ее семьи: «Выйду, спалю!»

По утверждению Никиты Золоторева, никаких планов мести в отношении сотрудницы СИЗО он не вынашивает, все сказанное объясняется состоянием, в котором он тогда находился, а на его извинения, потерпевшая ответила, что «сейчас такое время, что все может случиться». Потерпевшая также предъявила обвиняемому иск в 1000 рублей.

Мать Никиты Лилия Золоторева заявила суду:

 Мне только остаётся продать себя на органы. Я не работаю, у меня нет недвижимости, которую можно продать. Я не знаю, как я смогу выплатить эти иски.

Никита обратился к судье и сказал, что хочет сделать заявление. Он сообщил, что его по-прежнему часто бьют в СИЗО: «отводят от камер и наносят удары дубинкой». Пожаловался Никита и на то, что в камеру к нему подсаживают лиц с сомнительной, с его точки зрения, репутацией, которые провоцируют его.

Отец Никиты Михаил Лапунов после заседания сказал:

— Когда в августе Никиту задержали, он вообще не понимал, что происходит, и все время спрашивал: «Папа, за что? Папа, когда я пойду домой?» Вы представляете, как себя может чувствовать человек, который не сделал ничего плохого, а его называют преступником и соответственно относятся? А теперь представьте, что этот человек — 16-летний мальчик, страдающий тяжёлым хроническим заболеванием. Никита до последнего верил, что сначала следствие, потом суд во всем разберётся — и он выйдет на свободу. Но когда стало понятно, что надеяться не на что, у Никиты случился нервный срыв. Все усугублялось тем, что Никита тогда долго содержался в одиночной камере, что для него было настоящей пыткой, нерегулярно получал лекарства, которые отменять категорически запрещено.

Взрослый здоровый человек не выдержал бы всего этого и сорвался. Что же ожидать от подростка, столкнувшегося с такой страшной несправедливостью?

Следующее заседание суда состоится 8 июля.

«Папочка, бьют каждый день». В Гомеле после акции протеста задержали подростка, обвиняют в хулиганстве

Никита болеет эпилепсией, последние два года начал поправляться. Михаил Лапунов говорит, что после задержания сын был в отделении с 10:30 утра до 17:30 без адвоката, социального работника или родителей.

Последние новости

Партнёрство

Членство