Пострадавшие – 13 сотрудников "Алмаза". В Минске мужчину приговорили к 4 годам колонии за события на "Партизанском марше"

2021 2021-06-23T11:08:44+0300 2021-06-23T12:39:42+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/dzjanisevich_90.jpeg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Суд Фрунзенского района Минска 23 июня вынес приговор 53-летнему Николаю Денисевичу за события 18 октября прошлого года в Минске на "Партизанском марше". Мужчину обвинили по трем статьям Уголовного кодекса: ч. 1 ст. 342 (активное участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок); ч. 1 ст. 218 (умышленное повреждение имущества); ст. 364 (угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел). Николая обвинили в забрасывании камнями, кусками асфальта и другими предметами на Партизанском проспекте,81 служебных транспортов силовиков Mercedes-Benz sprinter, в которых находились сотрудники "Алмаза". Эти действия мужчины квалифицировали как угрозы применения насилия к силовикам и повреждение имущества на 5 728 белорусских рублей. Потерпевшими по делу выступали 13 сотрудников "Алмаза", но на суде были допрошены только трое из них – в балаклавах и с измененными фамилиями. Денисевич на суде вину признал в полном объеме, однако объяснил, что он сделал два символических броска в бусы с силовиками, которые уезжали, чтобы "привлечь внимание и показать уровень своего возмущения чрезмерным применением насилия в отношении мирных протестующих". В результате судья Дмитрий Лукашевич приговорил мужчину к четырем годам колонии общего режима. Именно такое наказание запрашвала помощница прокурора Валерия Таратынко. "Весна" наблюдала за судом и рассказывает обстоятельства этого дела.

Николай Денисевич. Фото из семейного архива
Николай Денисевич. Фото из семейного архива

«Присоединился к другим лицам, которые демонстрировали угрозы в отношении сотрудников ОВД». В чем обвиняют мужчину?

Николая Денисевича сразу задержали 23 октября на 72 часа. После истечения срока его отпустили на свободу под подписку о невыезде. Но 21 апреля мужчину снова задержали и заключили под стражу.

Согласно версии обвинения, 18 октября прошлого года с 15:30 по 16:40 возле гостиницы «Турист» на Партизанском проспекте в Минске принял участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок («Партизанском марше»), а именно выкрикивании лозунгов, громких хлопков руками, призывал других граждан к таким действиям, чем совершил преступление по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса.

Также Денисевича обвиняют по статье 364 Уголовного кодекса за выражение угрозы применения насилия в отношении сотрудников органов внутренних дел. Так, в то же время возле гостиницы «Турист» он с целью воспрепятствования деятельности сотрудникам органов внутренних дел из мести за выполнение служебной деятельности «присоединился к другим лицам, которые демонстрировали угрозы в отношении сотрудников ОВД, действуя группой лиц, с неустановленными лицами». 

Так, Денисевич 18 октября с 15:30 по 16:40 возле гостиницы «Турист» с «другими неустановленными лицами» возле нескольких автомобилей Mercedes-Benz sprinter, припаркованных возле дома №81 на Партизанском проспекте, угрожал насилием сотрудникам специального подразделение по борьбе с терроризмом МВД «Алмаза» Миронкову, Николаеву, Сергееву, Петрову, Багрову, Кузнецову, Александрову, Илющенко, Пархоменко, Волкову, Сидорову, Борисову, Старовойтова (вероятно, фамилии ненастоящие, но на суде это озвучено не было). По материалам дела, они все были задействованы 18 октября в охране общественного порядка в Минске.

Денисевич приблизился к служебным транспортным средствам сотрудников «Алмаза» «совершал агрессивные выпады и жесты руками, запугивая и устрашая их», а также совершил не менее двух бросков неустановленными предметами в сторону спецтранспортов, в салоне которых находились сотрудники «Алмаза». По версии обвинения, таким образом он создал «угрозу применения насилия жизни и здоровью сотрудникам «Алмаза», чем препятствовал осуществлению их законной деятельности по охране общественного порядка».

Кроме этого, мужчине инкриминируется ч. 1 ст. 218 Уголовного кодекса (умышленное повреждение имущества). Так, по версии обвинения, с 15.30 по 16.40 минут Денисевич с «другими неустановленными лицами» забрасывал бусы силовиков различными предметами: камнями, кусками асфальта, бутылками. В вину Денисевичу ставится повреждение шести автомобилей Mercedes-Benz sprinter, что повлекло убытки ГУП «Автохозяйство МВД» на сумму 5 тысяч 728 рублей (212 базовых величин). Среди повреждений: царапины, сколы лакокрасочного покрытия, лобового стекла.

Вину Денисевич признал по всем статьям.

Бросал куски асфальта в бусы силовиков. Минчанина судят за угрозы насилием сотрудникам «Алмаза» на «Партизанском марше»

«Весна» наблюдает за судебным процессом и рассказывает обстоятельства этого дела.

Потерпевшие в балаклавах, выросшая в пять раз сумма ущерба: что происходило на суде

В суде планировали допросить всех 13 пострадавших сотрудников "Алмаза" по "мере их явки в суд". Но в итоге допросили только троих, потому что кто-то в "отпуске", кто-то очень занят. На суд АЛМАЗовцы приходили в балаклавах и с измененными именами. Никто из них не заявлял материальных и моральных требований. На суде были допрошены сотрудники "Алмаза" Николай Николаев, Андрей Миренков, Василий Васильев (вероятно, фамилии ненастоящие, но на суде это озвучено не было). По их словам, никто из силовиков не получил тогда телесных повреждений. Николаев на суде сказал, что 18 октября протестующих на марше были тысячи, поэтому воспринимал угрозу применения насилия со стороны толпы как реальную.

Также в суде допросили представителя ГУП "Автохозяйство МВД" как гражданского истца, чтобы он обосновал размер заявленного иска. Инженер службы эксплуатации ГУП "Автохозяйство МВД" рассказал, что по этому делу организация заявила иск на сумму 5 тысяч 728 рублей (212 базовых величин). Что примечательно, первоначальная сумма ущерба была начислена около 1000 рублей, а до суда она "выросла" больше, чем в пять раз. Представитель "Автохозяйство МВД" пояснил, что сразу была предварительная и ориентировочная сумма, но по факту вышла в разы больше.

Николай Денисевич согласился выплатить начисленную сумму материального ущерба. Более того, его родственники за день до начала суда возместили сумму ущерба в полном объеме. Сейчас "Автохозяйство МВД" претензий к Денисевичу не имеет.

"Был возмущен общественно-политической ситуацией в стране". Что говорил на суде обвиняемый?

Мікалай Дзенісевіч ў судзе. Фота: spring96.org
Николай Денисевич в суде. Фото: spring96.org

В первый день суда, 15 июня, Николай Денисевич вину признал в полном объеме. Мужчина сразу дал показания в свободной форме, а потом ответил на вопросы государственной обвинительницы.

«Высокий суд, мне предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 342; ч. 1 ст. 218; ст. 364. Вину я признаю в полном объеме, в содеянном раскаиваюсь. Я не являюсь членом политических партий либо организаций, преследующих политические цели, не являюсь администратором или активным участником чатов или телеграм-каналов, иных ресурсов политического содержания. Ранее активного участия [в протестах] не принимал.

18 октября я находился возле гостиницы «Турист» в Минске, решал свои бытовые вопросы. Мы с супругой хотели совершить покупки возле универмага «Беларусь», куда поехали на трамвае. О том, что в данном месте будет проходить массовое мероприятие я не знал и принимать участие в нем я не планировал. Мне неизвестно было, согласовано ли было проведение массового мероприятия с властями.

Я увидел возле гостиницы «Турист» большое количество людей, выкрикивающих политические лозунги и решил к ним присоединиться, поскольку также был возмущен сложившийся общественно-политической ситуацией в стране, в частности, применением насилия к мирным гражданам. Я выполнял вместе с ними гражданский долг, выкрикивал «Жыве Беларусь!» В моем понимании это означает, что желаю всем жителям Беларуси хорошей жизни и процветания. Данный лозунг законодательством не запрещен.

Услышав выстрелы со стороны микроавтобусов Mercedes-Benz sprinter, я решил подойти к ним. Я предполагал, что данные автомобили являются служебным транспортом сотрудников милиции, поскольку внутри находились люди в черной униформе. Я остановился на расстоянии 15 метров от них, когда я поднял с земли кусочек асфальта, смешенного с землей, который в моих руках разломался на две части. Затем я сделал два броска в сторону уезжающих автомобилей. Возможно, я не попал в них, поскольку я не слышал характерных звуков и не видел повреждений корпусов микроавтобусов. Асфальт крошился у меня в руках.

Я услышал требование покинуть массового скопления людей через громкоговоритель. В связи с чем решил пойти домой, однако сделал это не сразу, поскольку был возмущен происходящими событиями. Я сделал это символически с целью привлечь внимание и показать уровень своего возмущения чрезмерным применением насилия в отношении мирных протестующих. Полагаю, что своими действиями я не мог существенно причинить какой-либо вред имуществу сотрудников милиции. 

Намерений применить насилие к сотрудникам милиции, запугать их, повредить автомобили у меня не было. Мои действия были направлены непосредственно на выражения моего отношения к сложившийся общественно-политической ситуации, а не на запугивание сотрудников милиции, причинение им вреда.

Все инкриминируемые мне действия я совершал одномоментно в одном месте возле гостиницы «Турист» с 15:00 до 17:00. Я делал все единолично и самостоятельно, никаких указаний, инструкций, советов я не получал. За свои действия я не получал ни от кого денежного или иного материального вознаграждения. Ни в каких иных акциях протеста я не принимал участие, я оказался там чисто случайно. Иных граждан я не призывал к нарушению общественного порядка и применению насилия. Я ранее не привлекался к уголовной ответственности.

В настоящее время я осознал противоправность своих действий и искренне раскаиваюсь в содеянном. Полагаю, что мое поведение не принесло никакой опасности для общества. Я очень сожалею, что так случилось. 

Высокий суд, я очень прошу, назначить мне наказание, не связанное с лишением свободы».

"Не думал, что мой эмоциональный поступок приведет к таким последствиям". Последнее слово

21 июня Николай Денисевич выступил с последним словом:

«Высокий суд, я достаточно взрослый человек, который прожил взрослую жизнь и никогда не имел проблем с законом. Но вышло так, что прошло столько лет и я совершил ошибку, которая меня привела сюда. В этой ошибке я раскаиваюсь каждый день. Прошу прощения у всех, кому я причинил какую-либо обиду. Я, правда, не хотел никому причинить вред и даже не предполагал, что мой эмоциональный поступок приведет к таким последствиям. Я хочу сказать отдельное спасибо и извиниться перед своими близкими, которых я так подвел и которым я причинил горе. Спасибо вам за все, что вы для меня делаете. Я люблю вас и скучаю по вам каждый день… [заплакал, когда начал просить прощения у дочери и семьи]».

То, что просила помощница прокурора. Приговор 

Прокурор Валерия Таратынко. Скрин с БТ

В судебных прениях государственный обвинительница Валерия Таратынко просила суд признать Николая виновным папа трех статьях Уголовного кодекса: ч. 1 ст. 342 (активное участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок); ч. 1 ст. 218 (умышленное повреждение имущества); ст. 364 (угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел) и наказать его четырьмя годами лишения свободы в колонии общего режима:

  • по ст. 218 УК – 1 год " химии";
  • по ст. 342 УК – 2 года "химии";
  • по ст. 364 УК – 4 года колонии.

Именно такое наказание и назначил судья Дмитрий Лукашевич.

Последние новости

Партнёрство

Членство