«Он достал белую канистру с жидкостью и сказал: “Это кислота. Ты когда-нибудь чувствовал, как плавится кожа?”» Очередное свидетельство пыток во Фрунзенском РУВД 

2021 2021-06-16T12:03:34+0300 2021-06-16T12:03:35+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/a06bed3096bc4d36bc133.jpeg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правозащитники "Весны" продолжают фиксировать и документировать истории пыток и избиений, которые сейчас активно используют сотрудники Фрунзенского РУВД Минска в отношении белорусов за их общественно-политическую активность. Как рассказывают пострадавшие, путем пыток и избиения в них выбивают необходимые ответы на вопросы по "деструктивным" телеграмм-каналам. Правозащитникам рассказывают о всё новых и новых "методах работы", которые используются в РУВД Фрунзенского района: удушении шнурками, избиении в боксерских перчатках, паяльнике и электрошокере. На этот раз парень, столкнувшийся с жестокостью во Фрунзенском РУВД, рассказал "Вясне назірае " о новых способах пыток, а также об условиях содержания на Окрестина и своих сокамерников.

Потребовали всех членов семьи взять с собой в РУВД телефоны

В конце мая вечером домой к семье Ильи (имя парня изменено в целях безопасности) пришли несколько сотрудников милиции и  предложили "снять" протестную символику с окон. Семья парня сразу сделала это. Но через пару часов к ним постучались уже новые сотрудники, и сказали, что им поступил приказ задержать всех, кто находится в квартире, а при отказе проехать с ними "будет только хуже". В разговоре по телефону один из сотрудников, осматривая квартиру, сообщил кому-то, что "живут они неплохо". При этом, сотрудники приказали всем членам семьи взять с собой в РУВД телефоны.

Во Фрунзенском РУВД Илью пригласили в кабинет на разговор с начальником отдела охраны Фрунзенского РУВД Авсеенко Максим Сергеевич. Старший лейтенант милиции стал “проверять” телефон Ильи на наличие telegram, но так как у парня он был спрятан, Илья сказал, что его нет. Спустя время Авсеенко всё-таки нашёл приложение: 

"В этот момент он заорал: "Э, б***ь, он пытался меня н*****ь! Этот д*****б попытался обмануть обманщиков! Да ты сейчас в космос полетишь!"

После этого Илью отправили к милиционеру, которого, по словам парня, звали Серж. Его задачей было составление протокола, но он тоже интересовался, не является ли Илья администратором telegram-каналов:

"Серж дал мне на подпись протокол, в котором была указана статья 19.1 ( мелкое хулиганство). Он мне объяснил, что у меня уже есть нарушение по статье 24.23 и по ней мне грозит 30 суток, но, чтобы меня не посадили на такой срок, мне написали мелкое хулиганство. Текст протокола гласил: "ругался матом, вёл себя агрессивно, бросался со стола письменными принадлежностями, на замечания не реагировал." При таком раскладе дел мне обещали максимум предупреждение. Потом ко мне подошёл сотрудник милиции и сказал, что мой телефон изымается из описи и его потом можно будет забрать".

"Знаешь, что это такое? Это кислота. Ты когда-нибудь чувствовал как плавится кожа, этот запах?"

После подписания протокола Илью снова ждала встреча со старшим лейтенантом Авсеенко:

"Позже меня опять позвал Авсеенко и начал спрашивать, нет ли у меня ещё чего-нибудь спрятанного. Я всё отрицал. Тогда меня усадили на стул, а он достал электрошокер и начал угрожать, при это крепко удерживая меня одной рукой и включая электрошокер рядом со мной. Во время этого он неоднократно кричал: "Б***ь, с**а, я тебя ещё раз спрашиваю, нет ли у тебя приложения для рассылки? Мамой клянись, что нет!" Это продолжалось несколько минут. После чего он достал белую канистру, на дне которой плескалась жидкость. Он сказал: "Знаешь, что это такое? Это кислота. Ты когда-нибудь чувствовал как плавится кожа, этот запах?" И начал бить ей меня по голове. Но после нескольких ударов сбоку, он спросил как мое самочувствие, на что я ответил, что у меня шумит в голове, и тогда он довольный поставил её на место. После этого Авсеенко взял ржавый топор и сказал, что это он в крови, на что я ответил: "Да он просто ржавый". Он стоял в двух метрах от меня, а потом начал им размахивать и делать замах так, будто он сейчас в меня его запустит. Чуть позже он дал мне по голове несколько «фофанов» и удивился тому, что я уже никак не реагирую, и сказал: "б***ь, да ты кремень!". А дальше он вышел и сказал: "ну что, Серж, поверим ему?"

«Во Фрунзенском РУВД было запланировано профилактическое мероприятие» 

Дальше Илью ждал «переезд» на «газели» в ИВС на Окрестина. В камере было 6 человек на 3 койки, а спали они без матрасов и с постоянно включенным светом. В камере, по словам парня, было очень холодно. На следующий день после обеда его отвели в комнату для допросов, где по skype над молодым человеком прошёл суд. В рапорте милиционера было сказано, что «во Фрунзенском РУВД было запланировано профилактическое мероприятие  с гражданами с целью недопустимости их участия в несанкционированных массовых мероприятиях на территории РБ, в ходе которой вел себя агрессивно и вызывающе, громко кричал, сбросил со стола письменные принадлежности, на замечания не реагировал». Судья Фрунзенского района Мария Ерохина осудила Илью на 13 суток административного ареста по ст. 19.1 КоАП (мелкое хулиганство). 

Перед сном все слушали сказки из «1000 и 1 ночь», которые наизусть рассказывал дизайнер Ян

После суда Илью перевели в ЦИП на Окрестина, где он оставался до конца своего срока.  Изначально парень сутки сидел в камере №5 с четырьмя мужчинами, двое из которых были техническими работниками студии «Белсат». На следующий день после обеда Илью и этих двоих парней перевели в одноместную камеру №6, площадь которой составила 7,5 м². В ней были только одна «койка», пристегнутая к стене; стул, вмонтированным в пол; текущий краном, к которому была привязана нитка, и по которой стекала вода в сток; кафельный пол и туалет.

Илья также рассказал, что в каждую камеру, где сидят «политические», подселяли бездомных, после которых у некоторых заключённых появлялись вши. Но в камере с Ильёй сидел опрятный бездомный Александр Кутас, про которого мы недавно писали. За его «политические убеждения» он отсидел около 100 суток, а в июне на Окрестина отпраздновал своё 59-летие.

Сокамерники делились друг с другом интересными историями своей жизни, играли а мафию, банку и "есть контакт". Так же Илья рассказал, что всегда сидел с интересными и образованными сокамерниками, которые делились знаниями по их специальности: они рассказывали друг другу и про убыточность предприятий ленинского района, и про историю Беларуси, и про принципы работы алгоритмов в программировании, а перед сном все слушали сказки из «1000 и 1 ночь», которые наизусть рассказывал дизайнер Ян с четырьмя высшими образованиями .

«Для удобства я подкладывал туфли под голову»

"У нас было пять проверок в день: в 9:00, в 16:00, в 20:00 и две «переклички» в 2:00 и в 4:00. Спали мы на кафельном полу. Для удобства я подкладывал туфли под голову и достилал пиджак так, чтобы не отморозить спину. Днём в камере было душно, потому что окна были закрыты. Каждый день во время утренней проверки нам на пол разливали ведро с хлоркой, которую мы собирали тряпками в мусорное ведро и выливали в туалет для того, чтобы его тоже держать в чистоте. Над этим же ведром мыли посуду. Через несколько дней нам принесли два куска мыла. После того, как мы «собирали» хлорку с пола, мы начинали махать верхней одеждой, чтобы кафель быстрее высох и влажность не сильно выросла и было не так душно". 

В один из дней к парню для беседы пришел участковый из Фрунзенского РУВД и спросил, как ему «тут сидится», а потом объяснил, что не смотря на ту статью, которую ему вменили, они все прекрасно понимают, что сидит Илья за пикет. А потом участковый добавил, что «к новому году они пересажают всех, до кого дотянуться, а если на парня найдут ещё что-нибудь, то и его в том числе.

«По стенам текла вода»

В камере №6 Илья пробыл 6 ночей. Потом его перевели в камеру «по-лучше»: было четыре койки на 10 м² и раковина с горячей водой. Там он смог помыться и постирать вещи. Но через пару часов в камеру привели ещё несколько человек, где, в итоге, на четыре кровати было 17 человек:

"У нас были закрыты окна, поэтому тяжелее находится становилось с каждой минутой. Мы ложились спать следующим образом: самых «крупных» разместили по койкам, под койками лежали по 2 человека, 2 человека под столом, по человеку на лавку, один под дверью, один под раковиной и оставшиеся  в центре, а я спал между лавкой и батарей, прямо под окном. В камере была настолько высокая влажность, что по стенам текла вода, глазок в двери полностью запотел, по двери стекали ручьи, а с верхнего угла косяка капала вода. Через некоторое время один мужчина начал жать на кнопку и требовать открыть окно. Охрана сказала, что окно откроют после обеда, но оставили нам открытую «кормушку». После обеда нам открыли окно и я впервые в камере вдохнул свежего воздуха".


Правозащитники обращают внимание, если вы или ваши близкие столкнулись с избиением сотрудниками милиции, физическим или моральным давлением, жестоким и бесчеловечным обращением, плохими условиями содержания расскажите об этом в телеграмме @ViasnaDOC или на почту: viasnadoc@spring96.org.

"Он надел мне на голову боксерский шлем, себе – боксерские перчатки и начал бить..." Пытки во Фрунзенском РУВД этой весной

Александр рассказал "Вясна назірае" о жестоком задержании, избиении силовиками, пытках в РУВД, суде и условиях содержания для "политических" на Окрестина.

Последние новости

Партнёрство

Членство