"Здесь обычные люди, которые хотят свободно высказываться". В Бресте отправили в колонию еще 13 фигурантов по делу "августовских беспорядков"

2021 2021-05-21T10:51:20+0300 2021-05-28T18:24:49+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/brest_palitviazna_90.jpeg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В Ленинском суде Бреста 21 мая вынесли приговоры по уголовному делу о массовых беспорядках после выборов (ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса) 13 брестчанам. Судья Андрей Грушко осудил 11 политзаключенных на сроки от 3,5 до 5 лет колонии, двоих несовершеннолетних — до 3 лет воспитательной колонии. В марте по этому делу на такие же сроки осудили первых девять человек. Всего в колонию по делу "августовских беспорядков" брестские суды отправили уже 22 человека, суды над остальными фигурантами этого дела еще ожидаются.

Политзаключенные по делу
Политзаключенные по делу "массовых беспорядков" в Бресте на оглашении приговора. Фото: "Брестская весна"

Как наказали фигурантов дела о "брестских беспорядках"

На скамье подсудимых — 13 человек, 11 из которых — политзаключенные. Из них двое — несовершеннолетние. Также в этой партии судят 18-летнюю Виталию Бондаренко, которую собирались судить месяц назад, но на суд она не явилась тогда, так как уехала за границу. Когда вернулась, чтобы увидеть своего возлюбленного перед колонией (несовершеннолетнего Дениса Хазея осудили на 3 года воспитательной колонии), ее задержали и поместили в СИЗО №7. Как передают брестские правозащитники "Весны", 12 мая прокурор предложил назначить следующие наказания для фигурантов этого дела:

  1. 18-летняя политзаключенная Виталия Бондаренко — 4 года колонии общего режима;
  2. 26-летний бывший десантник Денис Марусевич — 4 года колонии усиленного режима;
  3. 22-летний  Владимир Рубашевский — 4 года колонии усиленного режима;
  4. 21-летний Марк Солоников — 4,5 года колонии усиленного режима;
  5. 27-летний Виктор Пантелеев — 4 года колонии усиленного режима;
  6. 20-летний Даниил Бондарук — 5 лет колонии усиленного режима (по ч. 1 ст. 339 и по ч. 2 ст. 293);
  7. 32-летний Вячеслав Костючик —  4 года колонии усиленного режима;
  8. 20-летний Максим Зиневич — 4 года колонии усиленного режима;
  9. 24-летний Михаил Калишук — 4 года колонии усиленного режима;
  10. несовершеннолетний Александр Винярский — 3 года воспитательной колонии (взяли под стражу в зале суда);
  11. несовершеннолетний Эдуард Кудынюк — 3 года воспитательной колонии (взяли под стражу в зале суда);
  12. 22-летний Андрей Грищук — 3,5 года колонии усиленного режима;
  13. 23-летний Симон Концевич — 3,5 года колонии усиленного режима.

Все обвиняются по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса. 20-летний Даниил Бондарук еще обвиняется в хулиганстве: по версии прокуратуры, 9 августа он ударил рукой по грузовому автомобилю МАЗ и разбил боковое зеркало.

Также гособвинение просит взыскать с 13 обвиняемых в равных долях компенсацию в размере около 24 тысяч рублей (в пользу УВД Брестоблисполкома; Департамента охраны МВД; КУП Брестское ДЕП;  КУП "Коммунальник"; КУП " Брестский общественный транспорт"; потерпевшему Лычко).

Трое подсудимых полностью согласились с предъявленным обвинением, семеро — частично. Виталия Бондаренко, Даниил Бондарук и Марк Салоников вину не признали.

В Бресте начали судить еще 13 человек за "массовые беспорядки" после выборов

В суде Московского района Бреста 7 апреля началось рассмотрение уголовного дела о массовых беспорядках после выборов (ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса) против второй партии брестчан.

В чем обвинили 13 человек? 

По версии следствия, во время акции протеста в центре Бреста обвиняемые грубо нарушили общественный порядок, совершили погромы, нанесли сотрудникам милиции удары руками и ногами, различными предметами. В ход шли доски, палки, уличные ящики для мусора, фрагменты скамеек, тротуарной плитки и асфальта, бутылки, камни, металлические болты, емкости с краской, пиротехнические изделия. 

В результате беспорядков, по версии следствия, пострадали 24 силовика. Из них потерпевшими по делу признаны 19 человек. Один сотрудник получил две раны в области большого пальца правой кисти, относящиеся к категории легких телесных повреждений. У остальных-побои. Кроме того, обвиняемые пытались применить насилие и причинить телесные повреждения еще троим силовикам, заявил в суде гособвинитель. 

Всего же по делу общая сумма причиненного, по версии следствия, ущерба — около 24 тысяч рублей: повреждены 13 автомобилей милиции, один автобус, щиты, шлемы, бронежилеты, асфальт, тротуарная плитка, скамейки, урны, деревья.

Все потерпевшие отказались от исков о возмещении морального или имущественного вреда к обвиняемым.

Заявления о давлении и избиениях. Как проходил суд над второй частью обвиняемых в брестских "массовых беспорядках"

Политзаключенный Даниил Бондарук на судебном допросе 16 апреля заявил, что отказывается от части показаний, данных на следствии. 23 августа на допросе у следователя, описывая фотографию с собой и еще несколькими парнями, он указал что там был и его двоюродный брат Марк Солоников. Сейчас же на суде Даниил заверял, что там был похожий на Солоникова человек (но не он), и вообще Марк был в одежде других цветов в тот день. Вот как эти изменения в показаниях выяснились на суде:

— Почему 23 августа говорили, что [на фотографии] был Солоников, а теперь говорите что это был не он? — спросил судья.

Потому что 22 августа, когда сотрудники задержали меня вместе с Марком на работе, они везли нас в маршуртке и избивали. У меня даже есть фотография с опухшей щекой и повреждениями руки. В тот момент они заставили нас дать те показания, — объяснял Бондарук.

Несколько раз судья переспросил, избивал ли следователь или кто-то другой. Даниил объяснял, что следователь не принимал участия в избиениях, но "просто сам говорил, что нужно говорить". А до этого "неизвестные в масках" избили его и Марка, угрожали, и говорили что избиения не закончатся "пока не расскажете всё как было". Далее судья поинтересовался:

— Так а в чем была необходимость вас избивать? Чтобы вы на Солоникова наговорили, либо на себя?

— Наверное, чтобы на Солоникова. [Избивавшие] очень много угроз делали в наш адрес и в адрес наших близких. В т.ч. мне говорили, что заберут сестру Солоникова Юлю, если мы не дадим показания.

— А какие у вас отношения с его сестрой?

— Я двоюродный брат ее. Она моя любимая сестра.

Далее после вопросов судьи Даниил подытожил: его показания следователю в отношения Марка неверные, а остальное можно принимать во внимание.

С утра 28 апреля судебное заседание по брестским "массовым беспорядкам" пошло не по плану: не привезли одного из обвиняемых. Причиной суд назвал "состояние здоровья" Михаила Калишука. Ко второй половине дня политзаключенного всё же привезли в суд. Вот что он рассказал судье Грушко о том, что произошло утром 28 апреля:

— Еще на прошлом заседании этот [конвоир] начал меня оскорблять. Сегодня же мы ехали — он оскорблял меня и мою мать. Вот, именно он. Дедушка [еще] один держал, сотрудник, тоже оскорблял. [...] Я отказался только один раз, чтобы вёл меня конкретно он. Потому что именно он мне ломает руки. Вот этот, коротышка. И вот после заломанных рук, не знаю... Надо как-то зафиксировать эти побои. Разбили мне потом они вместе с дедушкой бровь, били электрошокером, забрызгали перцовым баллоном. И закинули [в спецбокс], — рассказал на судебном процессе Калишук.

— Вы, по сути, не хотели ехать. Просто что они... — начал говорить Судья Грушко.

— Отказался я только один раз, еще в СИЗО, чтобы конкретно он меня вёл! А оскорбляли... не только я сидел, там много людей сидело. Он не только меня оскорблял.

Перед речью Михаила судья Грушко зачитал версию конвоиров о том, что обвиняемый нецензурно выражался, "угрожал сотрудникам конвоя расправой и сжечь их дома". Объяснения конвоиров Михаил охарактеризовал как "всё это враньё".

Последнее слово политзаключенного Дениса Марусевича на суде

12 мая в Ленинском суде Бреста обвиняемые выступали с последним словом. Политзаключенный Денис Марусевич (спортсмен, был членом национальной сборной по каратэ, служил в 38-й Брестской отдельной десантно-штурмовой бригаде) сказал на суде

«10 августа кардинально изменило мою жизнь на “до" и "после” Сейчас я только и слышу от государственных средств массовой информации, как нас открыто оскорбляют, пытаются очернить, называя “экстремистами”,“фашистами”, "террористами", “уголовниками”, “тунеядцами”, “алкоголиками” и “наркоманами”. Но это всё, всё — наглая ложь и клевета. По-моему, всем очевидно и видно, что здесь присутствуют обычные люди, простые граждане, которые хотят свободно высказываться, иметь право на свободу выбора и свободу мнений.

Лично я всю жизнь трудился на благо этой страны, представляя на спортивных соревнованиях международного уровня. Шесть лет своейжизни я посвятил, выступая за национальную сборную и три последних года за вооруженные силы РБ. С раннего детства моей целью было поднять государственный флаг нашей страны на высшую ступень пьедестала чемпионата мира. Я патриот и искренне переживаю за будущее нашей страны.

Действия, совершаемые мной 10 августа — это следствие, а причина всему — это власть имущие этой страны, которые не считают меня гражданином, не считают меня человеком, не давая мне делать выбор и влиять на будущее нашего государства. И еще одна немаловажная причина — это непростительные действия сотрудников силовых структур, которые стреляли. СТРЕЛЯЛИ, я надеюсь, все правильно понимают это слово, в мирных безоружных людей. Забрасывали светошумовыми гранатами, избивали женщин и, как показывает практика, подростков, т.к. среди обвиняемых присутствуют несовершеннолетние. Меня удивляет, почему по всей стране не заведено ни одного уголовного дела на сотрудников силовых ведомств, которые превысили свои служебные полномочия. Судя по всему, на них не распространяется уголовная ответственность.

Надеюсь, в будущем все изменится в лучшую сторону, справедливость восторжествует и всему будет дана честная правовая оценка. Я не отрицаю, что совершил противоправное действие, поддавшись эмоциям, потеряв самоконтроль, и совершил уголовное преступление. Но я не согласен со вменяемой мне статьей 293 ч.2 УК РБ, т.к. мной не выполнена объективная сторона данного состава преступления.

Все, о чем я сейчас мечтаю, о чем каждый вечер молю Господа Бога — чтобы этот ужас, происходящий в нашей стране закончился. Чтобы люди, которые находятся сейчас в местах лишения свободы по политическим мотивам, вернулись домой, к своим семьям. Чтобы наши любимые родители, мамы и папы, дождались своих детей домой, целыми и невредимыми, с неполоманной психикой. Чтобы люди, гонимые беларусы, которые находятся за границей в связи с уголовным преследованием, спокойно вернулись на Родину, и чтобы мы все жили в мире, добре и трудились на благо нашей страны. Верю, что в скором времени все изменится в лучшую сторону, и Беларусь будет жить. Жыве Беларусь!

Мама, прошу прощения у тебя в первую очередь, и у папы, за то что я не могу быть рядом с вами и нахожусь сейчас здесь».

Последние новости

Партнёрство

Членство