Заключение экспертов и юристов ПЦ «Весна» по уголовным делам по ст. 309 УК (блокирование железной дороги)

2021 2021-05-19T16:20:20+0300 2021-05-19T23:00:57+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/2020-11-24-17_28_03-zaderzhana-hruppa-brestczan-priczastnaja-k-prestuplenijam-protiv-obszczestvennoi-bezopa.png Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В суде Барановичского района 27 апреля вынесли приговор Сергею Богдану, Владимиру Ланкевичу и Виктору Иванцову. Первых двух признали виновными по ч. 1 ст. 14 и ст. 309 Уголовного кодекса и приговорили к трем годам лишения свободы в колонии общего режима. Виктора Иванцова признали виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 309, и назначили два года лишения свободы в колонии общего режима.

Дело рассмотрела судья Инна Павловская. Гособвинение поддержал заместитель Брестского транспортного прокурора старший советник юстиции Игорь Полыко.

Свидетели обвинения по делу — девять работников железной дороги, заверили суд, что действия обвиняемых не могли причинить повреждений, а все последствия были легко и быстро устранены. Свидетельства одной свидетельницы допускали разночтение, но после уточнялись другими участниками заседания. Выступающий в качестве свидетеля ревизор службы безопасности движения поездов отметил, что такие действия обвиняемых могли привести к сбою автоматики и задержке движения поездов. При этом отметил, что автоматика не допустила бы крушения поезда. Сумма причиненного ущерба составила 330 рублей: обвиняемые возместили его в полном объеме.

В суде Пуховичского района 28 апреля вынесен приговор по делу Сергея Розума, возбужденному по ч. 1 ст. 309 Уголовного кодекса – 2 года лишения свободы. Дело рассматривал судья Сергей Василевский. Сторону гособвинения представляла Надежда Калита.

Сергей Розум обвинялся в том, что прикрепил металлическую проволоку между двумя железнодорожными рельсами путем обматывания ее вокруг рельсов. Причиненный ущерб Белорусской железной дороге оценен в 7 рублей 67 копеек. Устранение неисправности заняло около 40 минут. По словам дежурного, подвижной состав по путям должен был отправиться в 23.25, но был задержан из-за проволоки на несколько минут, вреда железной дороге не было причинено.

В суде Молодечненского района 3 мая вынесен приговор Сергею Шабуне и Павлу Федукевичу. Их признали виновными по ст. 14 и ст. 309 Уголовного кодекса и осудили каждого на один год и девять месяцев лишения свободы в колонии общего режима.

Дело рассмотрела судья Дубовик, гособвинение поддержал прокурор Титович.

Как и в предыдущих случаях, содеянное заключалось в накидывании проволоки на рельсы железной дороги. Допрошенные свидетели также отрицали возможность причинения тяжких последствий.

Расследуются и рассмотрены и другие факты воздействия на железнодорожные пути и системы.

В обоснование обвинения С.Богдана, В.Ланкевича и В.Иванцова прокуратура утверждала, что их действия «могли повлечь тяжкие последствия и дестабилизировать работу БЖД».

Во всех перечисленных случаях власти настаивали на политической мотивировке содеянного:

С. Розум, по мнению прокурора, действовал с политическим мотивом т.к. находится в базе "Беспорядки", где зафиксировано, что он на пикетах в поддержку Тихановской негативно высказывался в адрес действующей государственной власти, а также перепиской с женой, где они пересылают друг другу сообщения из деструктивных телеграм-каналов, и тем, что сам обвиняемый был подписан на ряд телеграм-каналов, в том числе "Водители 97%", где публиковались призывы к замыканию железнодорожных путей, инструкции по конспирации и безопасности.

По делу С. Богдана, В. Ланкевича и В. Иванцова такое утверждение содержалось в пропагандистском сюжете государственного телевидения.

По делу С. Шабуни и П. Федукевича о том, что что поступок был совершен из-за политической вражды в целях дестабилизации работы железной дороги заявил прокурор.

Все обвиняемые находились под стражей в течение длительного периода времени. Избранная мера пресечения не обосновывалась приемлемыми в демократическом обществе обстоятельствами.

По своей сути такие действия содержат признаки блокирования транспортных коммуникаций (путем создания препятствий, установки постов или иным способом), однако для квалификации их как уголовного преступления необходимо наступление определенных последствий: причинения ущерба в особо крупном размере (ч.1 ст. 310 УК) или причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения (ч. 2 ст. 310 УК). Таким образом, они не могут квалифицироваться как уголовно наказуемое деяние.

По вмененной обвиняемым ч.1 ст. 309 УК наказываются «Умышленные разрушение, повреждение или приведение иным способом в непригодное для эксплуатации состояние средств железнодорожного, водного, воздушного, автодорожного, магистрального трубопроводного транспорта, путей сообщения, сооружений на них, средств сигнализации или связи или другого транспортного оборудования» при условии, что «эти действия заведомо для виновного могли повлечь смерть человека, крушение, аварию либо иные тяжкие последствия».

Таким образом, следует оценить:

  • совершали ли обвиняемые разрушение, повреждение или приведение в непригодное для эксплуатации состояние средств железнодорожного транспорта, путей сообщения, сооружений на них, средств сигнализации или связи или другого транспортного оборудования;
  • могли ли эти действия повлечь смерть человека, крушение, аварию либо иные тяжкие последствия;
  • было ли последнее обстоятельство очевидным для обвиняемых.

Следует отметить, что понятие «иные тяжкие последствия» в УК не раскрыто; нет соответствующих разъяснений Пленума Верховного Суда в постановлениях о порядке применения статей соответствующей главы УК. В Постановлении Пленума ВС «О судебной практике по делам о преступлениях против интересов службы (ст. ст. 424-428 УК)» разъясняется, что соответствующие деяния подлежат квалификации по признаку «наступление тяжких последствий» при условии, что деяния, совершенные виновным, повлекли за собой крупные аварии, катастрофы, длительную дезорганизацию работы транспорта или производственного процесса, работы учреждения, предприятия, организации, нанесение имущественного ущерба в особо крупных размерах, причинение смерти или тяжких телесных повреждений хотя бы одному человеку, доведение до самоубийства и т.п.». Полагаем возможным применять это определение по аналогии.

Исходя их результатов наблюдения за указанными делами, приходим к выводу о том, что разрушения, повреждения и приведения в непригодное состояние указанных элементов железнодорожного транспорта и инфраструктуры не совершалось. Средства железнодорожного транспорта, пути сообщения, сооружения на них, средства сигнализации или связи и другое транспортное оборудование оставались в исправном состоянии. Ложное сообщение систем о занятом пути или неполное срабатывание переключающих направление движения механизмов оставляло эти элементы в исправном состоянии, и они возвращались к нормальному функционированию в короткие сроки.

По единодушному мнению допрошенных в судебных заседаниях свидетелей обвинения – сотрудников железной дороги, действия обвиняемых не могли повлечь смерть человека, крушение, аварию либо иные тяжкие последствия именно по причине того, что оборудование не приводилось в негодность.

Тем более какая-то опасность не могла быть очевидной для обвиняемых.

Таким образом, ни с объективной стороны, ни с субъективной действия обвиняемых не являются преступлением по ч.1 ст.309 УК (остальные части этой статьи предусматривают наступление более тяжких последствий или совершение этих действий в террористических и диверсионных целях).

Важно отметить, что по статье 18.2. КоАП наказывается:

  • «Подкладывание на железнодорожные и трамвайные пути предметов, которые могут вызвать нарушение движения железнодорожного или городского электрического транспорта», – наказывается штрафом в размере от двух до десяти базовых величин (58-290 рублей);
  • «Повреждение железнодорожного или трамвайного путей, защитных лесонасаждений, снегозащитных ограждений или других путевых объектов, сооружений и устройств сигнализации и связи» – наказывается штрафом в размере от двадцати до пятидесяти базовых величин (580-1450 рублей).

Таким образом, в отсутствие различных квалифицирующих признаков, произвольно вмененных обвиняемым, их деяния прямо подпадают под признаки лишь административного правонарушения.

Кроме того, обвиняемым необоснованно назначены максимально жесткие по виду наказания при наличии альтернативных, срок лишения свободы также непропорционально продолжительный – вплоть до максимального (за два покушения на совершение преступления). Судом не применены иные меры уголовной ответственности – условное осуждение или с отсрочкой исполнения наказания, что свидетельствует о предвзятости суда.

Таким образом, не оспаривая противоправного характера действий обвиняемых по перечисленным делам, мы констатируем твердое убеждение в политически мотивированном преследовании обвиняемых по перечисленным уголовным делам.

В соответствии с Руководство по определению понятия «политический заключенный», политическим  заключенным  также  является  лицо,  лишенное  свободы,  если  при наличии политических мотивов его преследования имеет место хотя бы один из следующих факторов:

  1. лишение свободы было    основано    на    фальсификации    доказательств вменяемого  правонарушения  либо  при  отсутствии  события  или  состава правонарушения либо его совершении иным лицом;
  2. продолжительность или условия лишения свободы явно непропорциональны (неадекватны) правонарушению, в котором лицо подозревается, обвиняется либо было признано виновным.

В отношении данной группы политических заключенных мы требуем незамедлительного пересмотра принятых в их отношении мер и судебных решений при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство и устранении перечисленных факторов, повлиявших на приговор.

Поэтому предлагаем принять решение о признании Сергея Богдана, Владимира Ланкевича, Виктора Иванцова, Сергея Шабуни, Павла Федукевича и Сергея Розума политическими заключенными с требованием пересмотра их дел, а также освобождения с применением иных мер, гарантирующих их явку в суд.

В дальнейшем полагаем обязательным изучения обстоятельств каждого отдельного случая блокировки путей сообщения на предмет наличия в действиях обвиняемых квалифицирующих признаков, отделяющих административное правонарушение от уголовного преступления, и в соответствии с этим, при отсутствии таких признаков и наличия признаков политически мотивированного преследования, считаем возможным признание обвиняемых и/или осужденных политзаключенными.

Последние новости

Партнёрство

Членство