Заключение экспертов и аналитиков ПЦ «Весна» по уголовному делу Александра Кордюкова и Геннадия Шутова

2021 2021-05-06T16:34:26+0300 2021-05-06T17:23:22+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/kardzukou_80.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Изучив приговор и иные материалы, имеющие отношение к предъявленному Александру Кордюкову и Геннадию Шутову обвинению, мы, эксперты ПЦ «Весна», пришли к следующим выводам:

Приговором судебной коллегии Брестского областного суда в составе председательствующей судьи Светланы Кременевской и народных заседателей Л. Матюхевич и Н. Милковской Александр Кордюков признан виновным в покушении на убийство, в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности, и в сопротивлении лицу при выполнении им обязанностей по охране общественного порядка, сопряженного с применением насилия. На основании ч.1 ст. 14, п. 10 ч. 2 ст. 139 УК ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет, на основании ч. 2 ст. 363 УК – лишение свободы сроком на 2 года. Окончательно – 10 лет лишения свободы в исправительной колонии. Умерший Геннадий Шутов признан виновным в сопротивлении лицу при выполнении им обязанностей по охране общественного порядка, сопряженного с применением насилия; приговор в силу требований закона постановлен без назначения наказания.

В Бресте вынесли приговор Александру Кордюкову - 10 лет колонии

Утром 25 февраля в Брестском областном суде вынесли приговор Александру Кордюкову - 10 лет колонии усиленного режима. Убитому Геннадию Шутову постановлен обвинительный приговор без назначения наказания.

Помимо собственно вопросов уголовного обвинения эксперты и юристы «Весны» проанализировали правомерность применения сил специальных операций Вооруженных сил для подавления протестных акций.

Законом «О Вооруженных силах Республики Беларусь» установлено, что Вооруженные Силы – это  структурный компонент военной организации государства, предназначенный для обеспечения военной безопасности и вооруженной защиты Республики Беларусь, ее суверенитета, независимости, территориальной целостности и конституционного строя. Совершенно очевидно, что действия протестующих против фальсификаций результатов президентских выборов 2020 года на эти ценности не посягали. Напомним, что основы конституционного строя закреплены в разделе 1 Конституции и включают в себя в том числе следующие:

  • Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.
  • Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ.
  • Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений.
  • В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права.
  • Гражданину Республики Беларусь гарантируется защита и покровительство государства как на территории Беларуси, так и за ее пределами.

В соответствии со ст.3 закона «О Вооруженных силах Республики Беларусь», в мирное время на Вооруженные силы возложены, помимо специфических оборонных, задачи по участию в разрешении внутреннего вооруженного конфликта; обеспечение во взаимодействии с другими войсками и воинскими формированиями, военизированными организациями военного положения, режима чрезвычайного положения.

В частности, основанием для введения режима чрезвычайного положения являются беспорядки, сопровождающиеся насилием либо угрозой насилия со стороны группы лиц и организаций, в результате которых возникает опасность для жизни и здоровья людей, территориальной целостности и существования государства. Режим чрезвычайного положения вводится указом президента в установленном порядке. В указе определяются, помимо другого, границы территории, на которой вводится чрезвычайное положение; силы и средства, обеспечивающие режим чрезвычайного положения; исчерпывающий перечень ограничений прав и свобод граждан. Также предусмотрено обязательное обнародование указа.

В соответствии со ст.16 и 17 закона «О чрезвычайном положении», для обеспечения режима чрезвычайного положения используются силы и средства органов внутренних дел, органов государственной безопасности, внутренних войск, а также органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям. В исключительных случаях на основании указа Президента Республики Беларусь в дополнение к этим силам и средствам для обеспечения режима чрезвычайного положения могут привлекаться Вооруженные Силы для выполнения следующих задач: поддержания особого режима въезда на территорию, на которой введено чрезвычайное положение, и выезда с нее; охраны объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения и функционирование транспорта, и объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также окружающей природной среды; участия в ликвидации чрезвычайных ситуаций и спасении жизни людей в составе сил государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Отсутствие чрезвычайного положения в Беларуси в августе 2020 года означает, что предусмотренных для его введения оснований не существовало.

Привлечение Вооруженных Сил для выполнения задач, не связанных с обеспечением военной безопасности и вооруженной защиты Республики Беларусь, ее суверенитета, независимости, территориальной целостности и конституционного строя, не допускается, за исключением случаев необходимости защиты населения и оказания ему помощи при возникновении чрезвычайных ситуаций в соответствии с законодательством Республики Беларусь, а также иных случаев, установленных законодательными актами. Вооруженные Силы могут привлекаться к усилению охраны критически важных объектов в случаях, установленных законодательными актами.

Вооруженные силы в соответствии с законом «Об основах деятельности по профилактике правонарушений» являются субъектом профилактики правонарушений проводят профилактические мероприятия по предупреждению преступлений против государства и порядка осуществления власти и управления в пределах своей компетенции, т.е. в рамках, установленных законодательством о Вооруженных силах.

Таким образом, анализ законов, определяющих порядок участия военнослужащих в мирное время в выполнении задач, не связанных с оборонными, приводит к выводу о том, что Вооруженные силы могут привлекаться к выполнению таких задач в строго определенном порядке и в ограниченной мере, для выполнения функций охраны отдельных объектов и территорий, оказания помощи населению.

В соответствии с Конституцией, нормативные акты государственных органов публикуются или доводятся до всеобщего сведения иным предусмотренным законом способом. Таким образом, секретный неопубликованный указ президента от 23.02.2012 года №99-с «Об утверждении Положения о государственной системе реагирования на акты терроризма, деятельность террористических организаций, незаконных вооруженных формирований и массовые беспорядки» не может иметь значения для оценки правомерности взаимных действий граждан и военнослужащих и не может быть основанием для возложения обязанностей на граждан или ограничения их прав. К тому же юристы и эксперты ПЦ «Весна» неоднократно заявляли о том, что в Беларуси отсутствовали массовые беспорядки после выборов президента в августе 2020 года, а имели место в основном мирные протесты, участники которых необоснованно подвергались жестокому обращению и пыткам, которые до сих пор не расследованы.

Приговором суда установлено, что 11.08.2020 г. в Беларуси был «установлен высокий уровень угрозы массовых беспорядков», в связи с чем к охранен общественного порядка были привлечены военнослужащие Вооруженных сил. В том числе – капитан Гаврилов Р. В. и прапорщик Галицын А. И. из сил специальных операций (бывшие воздушно-десантные войска). Указанные военнослужащие были вооружены двумя боевыми пистолетами с 16 патронами на каждого, одеты в гражданскую одежду и реализовывали задачу – смешаться с участниками протестных акций и выявлять среди них «организаторов и зачинщиков» возможных беспорядков. В связи с этим военнослужащие с боевым оружием мимикрировали под участников протестов: хлопали в ладони, убегали при приближении сотрудников милиции и т.п.

В вечер этого дня А. Кордюков и Г. Шутов вышли в район проведения протестных акций и приняли в них участие. При себе у А. Кордюкова был отрезок металлической трубы длиной 65 и диаметром 2,3 см.

В 22.33 между обвиняемыми и потерпевшими произошел скоротечный (протяженностью до 1 минуты) конфликт, итогом которого стала гибель Г. Шутова и телесные повреждения у потерпевших, а также простреленные балконное и оконное стекло рядом стоящего здания с попаданием пули в потолок жилой квартиры.

Не ставя перед собой задачу произвести полный анализ недостатков приговора, мы останавливаемся на нескольких основных, которые указывают на его полную незаконность и необоснованность.

1. Отсутствие умысла на убийство

Даже установленного приговором факта нанесения Кордюковым удара трубой по голове потерпевшему капитану Гаврилову недостаточно для того, чтобы прийти к выводу о намерении убить потерпевшего. Иных доказательств того, что Кордюков желал причинить смерть Гаврилову нет, что исключает вывод о наличии прямого умысла. В то же время наличие косвенного умысла, при котором обвиняемый предвидел бы возможность наступления общественно опасных последствий, не желал, но сознательно допускал эти последствия либо относился к ним безразлично, исключало бы квалификацию его деяния как покушения на убийство: покушение при косвенном умысле исключено.

2. Отсутствие неопровержимых доказательств нанесения удара в голову потерпевшему Гаврилову

Письменными материалами дела подтверждается иные версии получения закрытой ЧМТ (сотрясения головного мозга, кровоподтека и ссадины в левой скуловой области) Гавриловым, изложенные с его слов:

  • «избит неизвестными 11.08.2020 г. в 20.00 час. около магазина «Корона»
  • «12.08.2020 получил удар кулаком в левую скуловую область»
  • «12.08.2020 во время акции протеста получил удар в лицо от протестующего»

Потерпевший объяснил это несоответствие тем, что он якобы боялся сказать правду врачам, т.к. от них могла произойти утечка информации и это создавало бы угрозы для Гаврилова и его родных, а также он был следователем предупрежден о недопустимости разглашения данных расследования. Эти объяснения не выдерживают критики, т.к. такие сведения Гаврилов рассказал врачам еще до отобрания подписки в таком объеме, который все равно выявлял его роль противостоящей протестующим стороны в конфликте.

Одновременно на теле Гаврилина есть телесные повреждения, которые приблизительно соответствуют указанному обвиняемым Кордюковым обстоятельству использования трубы: после падения с лавки, которое Кордюков связал с действиями потерпевших, он нанес удар одному из них трубой в область бедра – ссадина на левом предплечье, которая расположена на уровне бедра в состоянии, когда у потерпевшего опущены руки – именно это повреждение может быть результатом блокирования удара по бедру рукой.

3. Прямая заинтересованность Р. Гаврилова и А. Галицына в исходе дела

Альтернативой осуждению Кордюкова и Шутова является привлечение Р. Гаврилова и А. Галицына к уголовной ответственности в связи с причинением смерти Г. Шутову. Следственным комитетом проведена проверка и 24.11.2020 года в возбуждении уголовного дела по ст. ст. 455 ч 3, 463 ч.2 УК в отношении обоих и по ст. ст. 142, 143, 144 ч.1, 147 ч. 3 УК в отношении Гаврилова отказано. Полноценного расследования гибели Г. Шутова при этом не произведено. Все противоречия произвольно разрешены в пользу военнослужащих, которых без соответствующего опыта и обучения привлекли к выполнению полицейских функций, с которыми они попытались справиться методами, приемлемыми и привычными для решения задач в военное время или в условиях контртеррористической операции.

Объективному расследованию не следовало исключать того, что для обоснования законности действий Гаврилова, который из различных вариантов противодействия сопротивлению Г.Шутова выбрал выстрел ему туловище с попаданием в затылок, и Галицына, который предупредительным выстрелом из пистолета поставил под угрозу жизнь и здоровье людей в квартире, куда в потолок, пробив стекла, попала пуля, этими лицами будут предприняты любого рода манипуляции доказательствами.

Защита Гавриловым законного характера своих действий строится как раз на том, что его выстрелу в затылок Г. Шутова предшествовало неожиданное нападение Кордюкова и нанесение Гаврилову удара трубой по голове, который лишил его возможности преодолеть сопротивление Шутова (который по версии Гаврилова обхватил его ноги, а по версии Кордюкова стоял на коленях с поднятыми руками спиной к Гаврилову до того, как Кордюков убежал с места конфликта). Напомним, что альтернативной является версия, по которой со слов самого Гаврилова он получил травму в другое время и при других обстоятельствах, которая необъективно оценена судом в нарушение презумпции невиновности Кордюкова.

Галицын на предварительном следствии скрывал свое падение при погоне за Кордюковым. Имеющееся у него телесное повреждение, согласно заключению эксперта, могло произойти при падении с высоты своего роста. Однако Галицын настаивал на том, что это повреждение причинено ему Кордюковым путем броска в него той трубы, которой причинены телесные повреждения Гаврилову – именно такая версия произошедшего позволила ему также стать потерпевшим от действий Кордюкова и оправдать стрельбу в городе.

4. Отсутствие специального субъекта

Военнослужащий обязан «…всегда быть по форме, чисто и аккуратно одетым» (ст. 23 закона «О статусе военнослужащих»). Суд же полагает, что обвиняемые поняли, что Гаврилов и Галицын «не просто присутствующие граждане, а находятся при исполнении служебных обязанностей по охране общественного порядка, поскольку обвиняемые видели их на перекрестке.., все время находились вместе, у них обоих имелись поясные сумки, они оба были в кепках, оба спортивного телосложения». Суд не указал в приговоре, что дополнить такую уверенность призваны были крики потерпевших «Е..[лицом]..лом вниз, уроды, завалю!», «Лежать мордой в пол, урод» и стрельба в воздух, в потолок кухни соседствующего дома и в затылок Шутова..

Кордюков уверяет, что удар в область бедра потерпевшему он нанес не в связи с исполнением тем обязанностей по охране общественного порядка, а инстинктивно, в связи с тем, что получил удар (или посчитал, что получил удар) от потерпевшего. До этого никаких претензий по поводу нарушения общественного порядка потерпевшие обвиняемым не предъявляли, равно как не предъявляли таких претензий в законной форме после конфликта.

За два дня до происшедшего в г. Минске сотрудником спецподразделения был застрелен в упор Александр Тарайковский; его гибель официальные СМИ пытались представить как произошедшую по его собственной неосторожности.

Гибель Геннадия Шутова не была расследована надлежащим образом в рамках возбужденного уголовного дела, с использованием всего комплекса имеющихся уголовно-процессуальных средств и процедур, объективно и непредвзято; как видно по настоящему делу, обвинение, а следом и суд, предприняли исчерпывающие усилия для того, чтобы оправдать действия военнослужащих противоправным поведением обвиняемых, невзирая на явные прорехи в доказательствах, которых, доказательств, как минимум недостаточно для признания виновными А.Кордюкова и Г.Шутова в совершении преступления: обвинение в отношении Г. Шутова основано на показаниях лица, застрелившего его, а обвинение А. Кордюкова настолько чрезмерно тяжкое и местами нелепое, что имеет черты произвольного и демонстративного.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что уголовное преследование А. Кордюкова и Г. Шутова могло иметь целью демонстративно жестокое пресечение протестной активности, оправдание нарушения порядка несения службы и применения оружия субъектами силовых ведомств. Оценка доказательств по различным аспектам дела либо проведена поверхностно и неполно, либо неверно, с нарушением принципа презумпции невиновности. Применение внутреннего законодательства в деле и оценка фактов и доказательств явным образом носили произвольный характер и составили очевидную ошибку, чем суд нарушил свое обязательство в отношении независимости и беспристрастности. Таким образом, нарушено право обвиняемых на справедливое судебное разбирательство.

В соответствии с Руководством по определению понятия «политический заключенный», политическим заключенным является лицо, лишенное свободы, если при наличии политических мотивов его преследования имеет место хотя бы один из следующих факторов:

  1. лишение свободы было применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Пактом или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод;
  2. лишение свободы было основано на фальсификации доказательств вменяемого правонарушения либо при отсутствии события или состава правонарушения либо его совершении иным лицом.

Правозащитники считают необходимым для данной группы политических заключенных требовать незамедлительного пересмотра принятых в их отношении мер и судебных решений при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство и устранении факторов, повлиявших на приговор. Также следует требовать освобождения осужденного с применением других мер пресечения, обеспечивающих явку в суд, с учетом отсутствия оснований для применения более строгой.

Последние новости

Партнёрство

Членство