"Это были действия человека, которого не слышат": политзаключенного Виктора Лосика приговорили к четырем годам колонии

2021 2021-04-19T16:49:13+0300 2021-04-19T16:49:14+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/losik_sud_mus.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

19 апреля суд Минского района вынес приговор политзаключенному Виктору Лосику. Его признали виновным по ст. 339, 341 Уголовного кодекса и приговорили к двум годам колонии по ч. 1 ст.339, к четырем годам колонии — по ч. 2 ст. 339, к месяцу ареста — по ст. 341. В результате из-за поглощения более мягкого наказания более строгим Виктор Лосик приговорен к четырем годам лишения свободы в колонии общего режима.

Дело рассмотрела судья Новикова. Гособвинение поддерживала прокурор Косинская. Пострадавшие — председатель участковой избирательной комиссии в Хатежино Радько и ее заместитель Красовская. Обе заявили иск на выплату морального вреда: по три тысячи рублей каждой. Судья удовлетворила иск.

Суд также обязал взыскать с Лосика госпошлину — 174 рубля, судебные издержки — 492 рубля 44 копейки.

В чем признали виновным?

Политзаключенного признали виновным в том, что он повесил на мосту чучела с фотографиями министра внуртранных дел и председателя избирательной комиссии Хатежинского участка для голосования с надписью “Не забудем, не простим!", а также в нанесении изображений с белорусским национальным гербом ”Погоня" на сооружениях и опорах моста. Фотографии чучел были размещены в чате "Хатежино для жизни".

Виктор Лосик признал вину по статье 339 и не согласился — со статьей 341, принес извинения потерпевшим, чучела с фотографиями которых вывешивал: признал все три факта вывешивания чучел.

Политзаключенного судят за чучел и наклейки "Погони"

На суде Лосик заявил, что при даче показаний на него оказывалось моральное и психическое воздействие, раскаяние производилось под убедительные просьбы сотрудников РУВД. Но эту тему во время суда он обсуждать не захотел.

Что говорили в прениях?

Из-за трех случаев прокурор настаивал на повторности действий. Адвокат настаивал, что преступление было одно, которое продолжается во времени при исполнении: Лосик заказал сразу три чучела и планировал вывесить их с портретами конкретных лиц, так как за одну ночь реализовывать это было физически невозможно.

Потерпевшие настаивали на изоляции Лосика и не снизили сумму морального вреда, даже если перед судом родные предложили им по 500 р. наличными в качестве компенсации: потерпевшие отказались от этого.

Что политзаключенный говорил в последнем слове?

В последнем слове Виктор Лосик признался, что ему стыдно за свой поступок и принес извинения пострадавшим. "Своими действиями с чучелами я не ставил цели неуважительно отнестись к обществу. Все, что я совершил, связано исключительно с тем, какие должности занимали потерпевшие, — это не связано с никакой местью, хулиганством. Я против насилия, на тот момент я не мог достучаться до властей и донести свою гражданскую позицию законными способами, поэтому посчитал, что эти действия помогут мне это сделать. Думаю, все присутствующие понимают, что мои действия не были связаны с насилием или призывами к нему, не несли угрозы обществу. Это были действия отчаянного человека, которого не слышат. Поэтому мне кажется, что на свободе я был бы более полезным обществу: и особенно моей жене, детям, родителям".

Последние новости

Партнёрство

Членство