Пытки над административно арестованными продолжаются в ИВС

2021 2021-04-08T18:38:45+0300 2021-04-08T19:28:53+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/akrescina-2020-08-12.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Родственники на Окрестина. Фота: belsat.eu

Родственники на Окрестина. Фота: belsat.eu

Люди, которые освобождаются после суток из ЦИП в Минске и ИВС в Жодино, продолжают заявлять о жестоком обращении со стороны администрации и сотрудников с арестантами.

В изоляторах достаточно свободных мест, но администрация этих учреждений умышленно переполняет камеры задержанными, создавая невыносимые условия пребывания там. А в единственные дни передач – в среду для Жодино и четверг для Окрестина – у родственников арестованных не принимали продукты питания, книги, кроссворды, карандаши, ручки, тетради и другие письменные принадлежности.

На Окрестина камеры заливают хлоркой, в Жодино избивают, в Могилеве будят среди ночи. В каких условиях содержатся арестанты?

Правозащитники "Весны" обеспокоены значительным ухудшением условий содержания в ИВС и ЦИП Мингорисполкома, а также в ИВС Жодино и Могилева.

Известно, что вечером 7 апреля из ЦИП вывезли за город лидера Объединенной гражданской партии Николая Козлова. Он рассказал про условия содержания в изоляторе.

«Это не просто нарушение закона 24 часа в сутки, это делается демонстративно-показательно. Такое ощущение, что сотрудник ЦИПа – это профессия унижать людей. Вы не можете написать жалобу, потому что у вас, элементарно нет бумаги и ручки. Вам отказывают во встрече с адвокатом. И вас просто терроризируют», - цитируют политика на официальной странице партии в Фейсбуке.

По словам Николая Козлова, люди спят на полу, ни матрасов, ни подушек, ни постельных принадлежностей им не выдают. Людей в камерах столько, что они дышат многократно переработанным воздухом с минимальным содержанием кислорода – окна в камерах не открываются.

«Я прошёл карцер, пятидневную голодовку, камеру с семью бомжами, у которых любимое занятие – ловить и давить вшей.

Передачу, которую в ЦИП принесли для меня в прошлый четверг, на руки мне выдали только в день выхода на свободу, то есть вчера. Из таких мелких мерзостей соткано все поведение администрации ЦИП», - рассказал политик.

Он отметил, что человека только за то, что он задал вопрос, забрали из камеры, раздели и голого вернули обратно. Также Николай Козлов подтвердил, что карцер, где он находился с другими арестантами, заливали концентрированной хлоркой: людям становилось плохо через несколько минут. У политика болели глаза «как после сварки без щитка», были проблемы с легкими.

Информацию подтверждают и другие освободившиеся: в камере на восемь мест содержался 21 человек – люди спали на полу, матрасов не выдавали. Передачи отдали в четверг 25 марта, а на следующий день все забрали. Передачи через неделю не приносили вовсе, хотя у родственников их принимали. Отдали все передачи только при освобождении.


Сергей освободился в конце марта после 15 суток ареста, и, по его словам, еще не застал всех ужасов и пыток в изоляторах. Однако он рассказал правозащитникам, что после задержания его доставили в ЦИП, завели в 6-местную камеру 12 человеком, позже привели еще двоих. В камере было очень душно и влажно, воздуха не хватало, свет на ночь не выключали, на прогулки не выводили.

В четверг передачи не отдали, а вместо этого камеру залили хлоркой, мужчины вытирали пол майками. Дышать было очень тяжело, «кормушку» закрыли.

На следующий день утром отдали передачи, только арестанты успели их посмотреть, как на проверке у них все отобрали.

Перед 25 марта практически всех вывезли из ЦИП в ИВС Жодино. И несколько дней условия там были удовлетворительные: были матрасы, водили на прогулки и даже в душ. Однако «политические» и «бытовые» сидели вперемешку, в камере с Сергеем находился 57-летний мужчина с IV стадией ВИЧ и другими хроническими заболеваниями.

В День воли в камеру пришли «гости» - начальник ГОВД и прокурор, задавали вопросы, что не устраивает. Арестанты жаловались, что свет на ночь не выключается, но сотрудники пояснили, что свет нужен для камер видеонаблюдения.

После суток у Сергея уже более 10 дней не прекращается кашель. Мужчина сдал тест на COVID-19, но результат отрицательный. Ухудшение состояния здоровья связывает с отсиженными сутками.


Екатерина Атрахименок была задержана 20 марта и осуждена на 15 суток ареста. Девушка рассказала, что двое суток была в ИВС до суда, после в ЦИП, а позже переведена в Жодино.

В ИВС в 2-местной камере сначала было 5 девушек, потом привели еще задержанных – и их стало 9. После перевели в 5-местную камеру, матрасы не выдавали, не разрешили ничего взять из личных вещей кроме одного тюбика пасты, свет горел постоянно.

В Жодинском ИВС сначало условия были терпимыми, но потом забрали матрасы, книги, сканворды, ручки. Девушкам сказали, что они «должны страдать».


Лидер «Молодого фронта» Денис Урбанович 7 апреля освободился после 15-суточного ареста. Он рассказал «Нашей Ниве» про условия содержания на Окрестина и в Жодино.          

«В двухместной камере нас было 10 человек. Все как обычно: ведро хлорки на проверке. Хорошо так пекло глаза. Тяжело дышится. Особенно плохо, когда ты сидишь на втором ярусе. Спали на полу кто как может».

На следующий день после суда Дениса Урбановича перевели в Жодино. Там, по словам активиста, все было хорошо: 10 человек на 10-местную камеру. Но потом подкинули еще пятерых.

«Когда нас было уже пятнадцать, то забрали у нас матрасы, подушки, книги, ручки, сканворды, судоку, шашки, игру «Уна». Забирали, приговаривая: «Хорошо живете? Ну теперь будете еще лучше жить».

1 апреля с утра из камеры забрали штангиста Александра Тихановича и избили. Его вывели буквально на 10 минут и привели обратно.

«Тогда дежурный показывает пальцем на меня: «Ты тоже выходи». Я чистил зубы, даже не сполоснул, только щетку положил.

Меня отвели в душевую. Я даже не успел ничего сообразить, как достали дубинку и стали дубасить. Врезали по заднице два раза и раза четыре по спине жиганули. Я спрашиваю: «Что такое?» Отвечают: «Ты смуту в камере не наводи».

О какой смуте шла речь Денис Урбанович так и не понял, но вся спина у него была сине-фиолетовая.

Во время проверок арестантам нужно было выбегать из камеры, держа голову вниз. Если не бежишь – бьют дубинками. На коридоре ставили на растяжки, руки вывернутыми ладонями наружу.

Отбирали продукты из передач, если за день или два не успевали съесть. Устраивали проверки ночью по два раза.

«Ведут себя нагло, орут, оскорбляют. Один орал на других: «Я вас учил, как проводить обыск, как создавать условия, почему вы этого не делаете?» Он кричал на милиционеров, я не мог глянуть, кто точно это был. Значит, инициатива исходила не от них, а от кого-то сверху», - рассказал Денис Урбанович.

Когда активиста освобождали, молодой дежурный смотрел его дело и сказал:

«О, смотрите, сколько раз его привлекали. Урбанович, ты совсем обнаглел? Давайте ему дубинку в ж*пу засунем!»

Парня скрутили, положили на стол, но почти сразу отпустили, ничего не делали. Потом выпустили.


Предприниматель Алексей Мельянец также поделился своим опытом отбывания административного ареста.

«Первую ночь на Окрестина провел на деревянных кроватях без постельного и отопления. Вторую — в двухместной камере 2,5-3 метра, где нас было семеро. Постельное, матрасы отсутствовали. Мы просто клали голову под кровать на пол, чтобы как-то поместиться там и спать. Утром нас вывели в коридор, и камеру залили хлоркой, сразу же нас вернув. Пришлось все это убирать как-то и дышать этим».

После суда Александра этапировали в Жодино, условия там ему сразу показались значительно лучшими.

«Нас даже сразу сводили в душ. Назвали минской элитой. Конечно, камера была переполнена: 13 человек на 10 мест, но у нас были и подушки, и постельное, и книжки, и игры. Единственное, что не позволяли днем сидеть на кроватях. Все изменилось после Дня Воли. От нас отселили «бывалых», и остались одни политические», – вспоминает мужчина.

В камере стало 15 человек, забрали все – от матрасов до остатков передач. Если раньше на ужин вместе с костлявой рыбой давали картофель, то сейчас оставили одну рыбу. Причем ложек не приносили – надо было есть все руками. Кроме того, у сотрудников изолятора появилось новое «хобби» — по нескольку раз приходить в «хату» по ночам и делать бессмысленные переклички, не давая спать.

«Мы подумали: раз камера переполнена, то можем требовать права хотя бы сидеть на кроватях днем. Попробовали. И вот утром еще до проверки к нам в камеру залетают с криками: «Кому там места не хватает»? Ну и вывели сначала сокамерника Сашу в душ. Избили там. А после забрали Дениса Урбановича как «самого главного змагара» и тоже избили. Потом нас всех вывели на коридор, чуть ли не на шпагат поставили. Мне тоже досталось палкой по заду. Но по сравнению с тем, что сделали с Денисом – это, конечно, ничто».

В Дзержинске днями «крутят гимн», а в Узде не принимают передачи

Правозащитникам «Весны» известно, что ужесточили условия содержания и в ИВС г. Дзержинска. Сообщается, что после некой министерской проверки в изоляторах Узды и Дзержинска у арестантов отобрали матрасы, книги, кроссворды, раскраски, шахматы. В Дзержинском ИВС в двухместной камере содержится пять человек, в камеру «вывели колонку и круглосуточно крутят гимн, песни типа «Саша останется с нами». В ИВС г. Узда перестали принимать передачи.  

В Бобруйске шесть человек поместили в карцер

Шестерых задержанных, которые в Бобруйском ИВС держали голодовку, поместили в карцер из-за "антисанитарии", пишет Еврорадио. Причина, которую дежурный назвал родственникам, - отказ убирать помещение.

По словам сотрудников ИВС, задержанные на днях приостановили голодовку.

Напомним, первым голодовку 27 марта объявил Иван Манько, осужденный на 30 суток. На такой же срок осудили и Владимира Михолапа. По 20 суток ареста получили инвалид 3-й группы с болезнью Паркинсона Сергей Беляев и Александр Порохневич. По 15 суток должны провести за решеткой Павел Кабанчук  и Сергей Мордушков.


Если вы были подвергнуты административному преследованию и вам необходима помощь - обращайтесь в "Весну". 

Также правозащитники предлагают заполнить анкеты об условиях содержания в изоляторе и справедливости судебного процесса.

Последние новости

Партнёрство

Членство