Больше, чем мама: истории трех политзаключенных, для которых матери стали защитниками прав

2021 2021-04-01T16:15:16+0300 2021-04-01T16:23:42+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/gopta_01.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

42,5% всех приговоров по ”политическим " 342 и 364 статьям Уголовного кодекса в Гомельской области озвучены в Жлобине. Всего вынесено 17 приговоров мужчинам, 13 из них – политзаключенные – город все сильнее стягивает петлю на шеях своих жителей. Некоторые из них видят причину в крупных забастовках на БМЗ, некоторые – в пристальном ответственном отношении к своему делу местных сотрудников органов и их попытке запугать остальных жителей южного города.

Но сегодня – рассказ не о методах и страхе, а о тех, кто попал в эту "воронку", но остался сильным: истории трех жлобинских семей – в материале ”Весны". Три матери рассказывают нам, как опекать сына с умственной отсталостью, когда он в тюрьме; как защищать сына в суде; как заботиться о несовершеннолетнем сыне за решеткой.

Дмитрий Гопта, 21 год

gopta_01.jpg
Дима в детстве

Дмитрий – житель Гомеля, которого осудили на два года колонии по событиям 9-10 августа в Жлобине. Его обвинили по двум статьям Уголовного кодекса: ч. 1 ст. 342 и ст. 364, на суде подтвердил, что бросил один камень и сбежал.

Жлобин: Кохановскому и Гопта три с половиной и два года лишения свободы соответственно

В суде Жлобинского района 5 февраля продолжается рассмотрение уголовного дела Евгения Кохановского и Дмитрия Гопта.

У Дмитрия –  умственная отсталость легкой степени, в школе он ходил в интеграционный класс, где не изучали физику и химию. Впоследствии он с трудом выучился на строителя-плотника, однако быстро уставал, поэтому мастера такого учащегося не выделяли. Потом мать много раз пыталась устроить сына на работу, но везде ей отказывали. На местной пилораме он не проработал и недели: там сказали, он не справляется с задачами и вообще не всегда понимает, что нужно делать.

Экспертиза в ходе следствия подтвердила диагноз парня, но судья посчитала, что он в состоянии отвечать за свои поступки. Мать политзаключенного Ольга уверена, что ему не место в колонии общего режима, поэтому надеется скорее не на то, что апелляция отменит приговор, а хотя бы на то, что она заменит режим содержания.

"Больше всего я волнуюсь, чтобы его правильно воспринимали с его недостатками, – говорит она. – Чтобы понимали, что он не виноват в этом, не издевались и не обижали. К тому же он очень восприимчивый и хороший мальчик, и я волнуюсь, чтобы он не озлобился из-за ситуации”.

gopta_maci.jpg
Мама Димы Ольга

Ольга вспоминает, что Дима с самого детства добр, любит животных. Когда ему предложили выбрать себе котенка, он остановился на ”самом страшненьком и слабом". Парень тоже любит ездить в деревню к бабушке и дедушке, где тоже помогает ухаживать за животными: кормит их, выгуливает собаку. Однако выполняет он простые задания, так как на сложные с его диагнозом не хватает усидчивости и внимательности: Дима может с радостью взяться за предложенное дело, но быстро устать от него.

Также Дима любит играть в футбол. В большинстве он проводил время с детьми, которые младше его, так как его интеллект остался на уровне 6-7 класса. Особенно теплые отношения у мальчика сложились с 5-летним племянником Владиком, с которым он постоянно играл.

"Когда шли на последнее заседание, внук был дома-они с дочерью живут с нами, – рассказывает Ольга. – И Дима сказал, что хочет с ним попрощаться. Я говорю: ”Что ты, сейчас вернешься – и поиграете с ним". Мы до последнего не верили, что ему дадут реальный срок, а Дима чувствовал, что не вернется”.

gopta_03.jpg
Дима с племянником

В семье и до сих пор не совсем понимают, как такое могло случиться: родственники звонят, спрашивают о Диме. Двоюродный брат, узнав о приговоре, едва не проломил шкаф из-за эмоций. Плакал даже отец. Единственное, что сейчас не дает опускать руки, – это поддержка. Мать политзаключенного говорит, что из-за резонанса люди узнали о деле ее сына, и теперь стараются помогать. В Жлобине люди обращаются к местным властям, просят повлиять на ситуацию. Люди со всей страны пишут политзаключенному в тюрьму – и это очень его поддерживает.

“Когда была у него на свидании, он был приятно впечатлен количеством поддержки от незнакомых людей, – улыбается Ольга. – Кто-то даже прислал ему плюшевого мишку, хотя его и не отдали. И если на первых свиданиях он не мог успокоиться и поверить в происходящее, слезы текли рекой, то теперь у него даже появилась живость в глазах. Полагаю, и благодаря солидарности людей, потому что я вижу огонь в его глазах, когда он рассказывает о письмах. Так он понимает, что его не забыли. Только попрошу писать ему большими и понятными буквами, чтобы он мог прочитать: сын с удовольствием поддержит темы животных, спорта и машин”.

gopta_list.jpg
Такие письма Дима пишет близким

На свиданиях Дима обычно немногословен: о новостях из дома больше рассказывает мать. Ольга отмечает, что он неожиданно мужественно стал воспринимать обстоятельства, успокаивает женщину, чтобы не волновалась: скоро он будет дома.

"Однажды в разговоре у него даже проскочило:” не огорчайся: значит, мне действительно нужно через это пройти", – вспоминает мать. – Такие мысли раньше были не свойственны ему, наверное, кто-то написал в письме – и ему понравилось, он их впитал. Также попросил крестик и молитвослов, который ему передала бабушка, хотя раньше в церковь ходил разве что в детстве".

Поддержать Дмитрия письмами солидарности, телеграммами и денежными переводами можно по адресу:

СИЗО-3. 246003, г. Гомель, ул. Книжная, 1А

Дмитрий Валерьевич Гопта (28.10.1999)

Александр Французов, 28 лет

francuzau_maci.jpg
Саша с мамой на своей свадьбе

Александр Французов – дальнобойщик из Жлобина, его приговорили к четырем годам колонии по ст. 364 Уголовного кодекса за то, что десятого августа он якобы наехал на заместителя начальника Жлобинского РОВД. Он повис на окне его авто, когда Саша пытался уехать, а потом, когда машина набрала скорость, упал. Сразу, когда политзаключенный понял, что сотрудники ГАИ требуют его остановиться, он сдался без сопротивления.

Жителя Жлобина осудили на 4 года колонии за насилие в отношении замначальника РОВД

Жлобинский районный суд 18 декабря осудил за насилие по ст. 364 Уголовного кодекса на четыре года колонии 27-летнего местного жителя Александра Французова. 

Саша – единственный сын Татьяны Французовой. 12 лет женщина работала идеологом на госпредприятии, несколько лет была наблюдателем на выборах, а сегодня – ушла с должности и более полугода борется за права сына.

"Саша очень хороший человек, – рассказывает она. – Не слышала, чтобы кто-то сказал о нем что-то плохое. Он не пьет, не курит, весь пыл направляет на работу и семью. сейчас постоянно волнуется за моих постоянных родителей, ведь ему всегда было нужно быть с ними на связи. Он хорошо учился в школе и техникуме, до 19 лет получил все категории по управлению транспортом и всегда мечтал о “большой машине”, сам научился с ней управляться, чинить ее. Поэтому немного поработав на заводе после техникума, решил осуществить мечту и стал дальнобойщиком: ему действительно нравится эта работа, он фактически жил в машине".

В некоторые недалекие рейсы по Беларуси Саша брал с собой сына – четырехлетнего Матвея. У бабушки даже есть фотография, как внук спит в машине в спальнике. Сейчас мальчику сказали, что папа в командировке, откуда нет возможности позвонить. Каждый день он спрашивает, когда отец вернется, листает его фотографии. А когда Татьяна предложила сфотографироваться для папы, Матвей попросил подождать и принес портрет Саши, чтобы сняться вместе. Старшая дочь политзаключенного Арина – подросток, она знает правду и тоже ждет отца. А он говорит матери в СИЗО: "Только сейчас понял, что дети для меня значат в жизни”.

У Татьяны есть возможность видеться с сыном более часто, чем у других: она – адвокат сына. Рассказывает, что добиться этого было не так сложно. Хотя по закону представлять интересы человека имеют право близкие родственники, на практике это реализовать сложнее. Но Татьяна собрала документы, приложила диплом о юридическом образовании – и быстро получила разрешение.

"Было сложно в первые две недели, когда Сашу задержали, – вспоминает Татьяна. – Потом произошел переломный момент: за десять дней содержания под стражей было столько нарушений законодательства, что я поняла: ему не изменят меру пресечения. Когда предъявили обвинение, понятно, что минимум до суда его не освободят. В этот момент мозги стали работать в правильном направлении. За то время я стучалась во столько инстанций, но нигде меня не хотели видеть и слышать – я собрала все документы с отказами, потом они пригодятся".

Татьяна начала работать, добилась, чтобы ее признали защитницей, чтобы можно было обсуждать на свиданиях материалы дела, решать вопросы по обжалованию и надзору: юрист с 30-летним стажем хорошо знает, что делать в такой ситуации. Сейчас апелляция оставила приговор в силе, семья перешла на этап надзорной инстанции. Продолжает семья бороться за возбуждение уголовного дела по факту избиения Саши в РОВД: после отказа от Следственного комитета, куда жалобу направил районный прокурор, парень послал жалобу в областную прокуратуру.

"После суда и апелляции у нас было одно свидание, – говорит Татьяна. – Меня не пустили в СИЗО как адвоката, поэтому я воспользовалась свиданием как мать. Он держится хорошо и выглядит нормально. С первого дня я учила его: ”Саша, в любой ситуации нужно быть человеком: выбритым, постриженным, вымытым, красивым". И я рада, что он придерживается этого: от него нет этого закоренелого запаха тюрьмы. Он рассчитывает, что мы чего-нибудь добьемся, а я говорю: “Сын, ты главное терпи, а я буду здесь за тебя бороться”. Потому что у меня нет выбора".

Татьяна отмечает, насколько важна поддержка людей: она чувствует солидарность со всех сторон: как моральную, так и материальную поддержку выражают люди со всей страны. Саша рассказывает, что ему пишут письма не только из Беларуси, но и из Америки, Британии, Германии, кто-то выписал на его имя газету “Новы час”. Он рассказывает, что старается каждому ответить хотя бы пару строк, но иногда даже и не успевает.

Эта поддержка трансформируется – и двигается дальше. Например, родственники заключенных, которые давно под стражей, уже могут трезво мыслить и целенаправленно действовать, помогают тем, кого только вчера забрали в зале суда. Татьяна вспомнила фразу, которую на днях им прислали в чат, где общаются родственники жлобинских политзаключенных: ”Девчата, спасибо, что ваш опыт хотя и горький, но так нам помогает".

Поддержать Александра письмами солидарности, телеграммами и денежными переводами можно по адресу:

ИК №2. 213800, г. Бобруйск, ул. Сикорского, 1

Александр Сергеевич Французов (23.12.1992)

Виталий Прохоров, 17 лет

proharau_01.jpg
Виталик с мамой и братом

Несовершеннолетнего Виталия Прохорова обвинили в том, что он десятого августа кинул не менее одного камня в автозак, чем причинил материальный ущерб автомобилю (820 рублей). Парень был задержан омоновцами и, по его словам, сильно избит. После его отпустили домой, а вскоре обвинили в нарушении статьи 23.34 КоАП РБ и оштрафовали.

Сам Прохоров во время дачи показаний в суде сказал, что он не бросал камень, но чтобы “попиариться в своем Инстаграме” похвастался, что побил лобовое стекло автозака. Это записал на мобильный его приятель и выложил в телеграм. Прохорову присудили два года воспитательной колонии.

В Жлобине вынесен приговор несовершеннолетнему Прохорову: два года воспитательной колонии

Суд Жлобинского района 8 февраля рассмотрел уголовное дело 17-летнего Виталия Прохорова. 

Мать Виталика – Алеся – рассказала "Весне", что парень с детства был гиперактивным, поэтому его пытались захватить физическими активностями. Проще сказать, каким видом спорта он не пытался заняться, но последние два года его увлекают велосипеды и BMX-экстрим: своеобразные трюки на великах. Именно в центре города, где и произошел инцидент, за который парня осудили, и находится точка сбора подростков, занимающихся этим спортом – в том числе, Виталик и его младший брат Матвей.

"Они часто собирались там, когда вместе, когда – поодиночке, компании у них пересекались, – рассказывает мать. – Сейчас Матвей тяжело переживает ситуацию с братом: раньше он всегда был рядом, у них было обычное братское общение: взаимные подталкивания и шутливые драки. А когда Виталика задержали, Матвей стал за ним скучать, но не знает, как это выразить: раньше был таким “мишкой”, а теперь все больше – “ежик”.

Через два месяца Виталий должен был закончить училище в Славгороде по специальности “водитель-механик”: он постоянно разбирал и собирал велосипеды и машины. Сейчас учеба словно на паузе, и директор учреждения сказал матери, что если апелляция отменит приговор, парень может спокойно вернуться: СИЗО – достаточно уважительная причина. А если приговор останется в силе, Виталия отчислят – потом ему придется восстанавливаться на начало третьего курса.

Поскольку Виталий – несовершеннолетний, в его заключении под стражей есть определенные послабления. Например – неограниченный вес передач или более частые, по сравнению с совершеннолетними, свидания. Сейчас родственники ездят к нему каждую неделю.

"Первая неделя она была очень грустной, – говорит мать. – Чуть не плакал, но мужик же – держался. Вторая неделя была уже более спокойной, теперь уже успокоилась совсем. Говорит, ему там почти как в пионерском лагере: родственники приезжают, вкусности привозят. Тем более, нам очень помогают, никогда не оставляют одних. Виталик радуется и письмам: когда наконец стали их отдавать, я видела по глазам, что он очень потрясен в хорошем смысле. Пишут о разном: одна девочка, например, рассказала про своего хомяка".

proharau_02.jpg
Виталик за решеткой. Фото сделала мама

Еще один положительный момент несовершеннолетия сына – поскольку Алеся – его законный представитель, она была на каждом допросе и заседании, знает “каждую запятую по делу”. Поэтому, например, у нее на руках есть все документы (в том числе, и приговор): из-за этого она может уверенно обращаться за помощью в фонды, обжаловать решения, получать другое пособие.

"Мы кричим о своих детях, – говорит Алеся. – Некоторые не хотят разглашения, а потом спрашивают, почему никто не пишет их детям. А откуда мы можем о них узнать? Например, у Оли Гопты не было средств ни на адвокатов, ни на жалобы, пока мы не познакомились и я не объяснила ей, куда можно обратиться за помощью. И сейчас эта солидарность прибавляет ей уверенности, помогает держаться. Поэтому и важно обнародовать информацию: я хочу кричать о сыне повсюду, чтобы ему писали чужие люди, чтобы он понимал: его поддерживают, его не бросят”.

Поддержать Виталия письмами солидарности, телеграммами и денежными переводами можно по адресу:

СИЗО-3. 246003, г. Гомель, ул. Книжная, 1А

Виталий Алексеевич Прохоров (03.05.2003)


Ко Дню Воли на одном из отделений почты в Жлобине собрались родственники политзаключенных, чтобы подарить своим близким немного тепла к празднику. На встречу пришли не только родственники, но и совершенно незнакомые люди: они принесли деньги, выразили поддержку и помогали клеить марки на конвертах, подписывать стихи на открытках.

zhlobin_listy.jpg
Открытки, которые послали жлобинским заключенным

"Мы хотели показать, что они нам одинаково дороги, – говорит Татьяна Французова. – Поэтому все собранные деньги разделили на все 17 человек поровну и отправили им одинаковые переводы. Уверена, ребята поймут наш посыл, а мы чувствуем глубокую благодарность людям, которые показали нам, что мы не одни. Вечером дома после такого было прекрасное настроение: думаю, если так все красиво получилось, обязательно будем продолжать, чтобы им там было немного веселее!”

Хронологию судов над остальными жлобинцами можно почитать по следующим ссылкам.

По два с половиной года года колонии присудил суд активным участникам акции протеста в Жлобине

Суд Жлобинского района 22 марта вынес приговор по уголовному делу в отношении местных жителей – Виктора Шмигельского, Ильи Патрушева и Андрея Шевчука.

Жлобин: три года колонии за камушек в сторону милицейского авто

В суде Жлобинского района вынесен приговор по уголовному делу политзаключенного Александра Киселева, которого обвиняли по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса и ст. 364.

В Жлобине вынесены два приговора участникам акций протеста

В Жлобине девятого марта вынесены приговоры Сергею Бекаревичу и Андрею Расулову.

Жлобин: за оскорбление сотрудника милиции в чате - два года "химии"

Суд Жлобинского района 20 ноября вынес приговор Яну Рымареву по уголовному делу за оскорбление представителя власти (арт . 369 УК РБ).

Последние новости

Партнёрство

Членство