Молодечно: прокурор запросил "домашнюю химию" для всех обвиняемых в перекрытии дороги

2021 2021-03-29T16:34:20+0300 2021-03-29T16:34:21+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/maladzechna_daroha.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Фото: "Региональная газета"

Фото: "Региональная газета"

Cуд Молодечненского района продолжил рассматривать дело по статье 342 Уголовного кодекса. Его возбудили против шести молодечненцев, которые 21 ноября перекрыли дорогу в городе на несколько минут.

Обвиняемые —  Анна Задорская, Элина Корытько, Игорь и Сергей Сидорович, политзаключенные Григорий Солодовников, Дмитрий Коробейник. Под стражей до суда содержались двое последних жителей Молодечно, остальным были избраны другие меры пресечения: личное поручительство или подписка о невыезде. Один из обвиняемых — Игорь Сидорович — человек с инвалидностью: у него одна нога.

Дело рассматривает судья Виктория Полещук, государственное обвинение поддерживает прокурор Перковский. Потерпевшими по делу выступают водители автопарка и скорой помощи, которые в тот день находились на дороге: Герасимюк, Милошевич, Якимюк, Екатерина Дубина, Сергей Тумель. Они не высказали никаких материальных и моральных претензий

Шестеро обвиняемых: в Молодечно началось рассмотрение дела о перекрытии дороги

Следственный комитет заявил, что своими действиями обвиняемые препятствовали участникам дорожного движения, блокировали проезд общественного, специального и другого транспорта.

25 марта состоялось второе заседание по делу. На нем присутствовала "Региональная газета".

Показания обвиняемых

Сергей Сидорович работал в школе №9 до августа 2019 года, а после уволился и не смог найти работу программиста почти год. В ноябре 2020 года Сергея добавили в телеграм-чат, в котором обсуждали акцию. Парень говорит, что не читал сообщения и не участвовал в беседах. 20 ноября он вместе с Элиной Корытько пришел на остановку, из которого его забрала Анна Задорская на машине. Они вместе приехали в Комсомольский парк. Там прошла так называемая репетиция акции: посмотрели на баннер, разобрали и собрали его. На следующий день, 21 ноября, Сидорович вместе с Корытько приехал на такси до перекрестка большой гостинец и Богдана Хмельницкого, там уже ждали люди. Они вместе подошли к перекрестку, вышли на зеленый свет и развернули баннер. Сергей вспоминает, что под банером проехала одна машина, после они собрали баннер и ушли с Корытько в парк.

sidarovich_maladzechna.jpg
Сергей Сидорович. Фото: "Региональная газета"

Сидоровича задержали в конце декабря 2020 года сотрудники ГУБОПиК. Его попросили записать видео, где он рассказывает, что совершил. Сергей говорит, что текст был согласован с сотрудником.

– Сейчас здесь все цивилизованно на суде. В ИВС сотрудники заглядывали в окошко и смеялись. У меня были розовые волосы, татуировки. Можно мне кто-то объяснить, почему во время обыска меня раздели догола и фотографировали? Впоследствии эти снимки в деле не фигурировали.

Сергей признается, что нарушил правила дорожного движения, но не нарушил общественный порядок и не помешал людям, так как сами пострадавшие говорят, что не понесли никаких страданий.

Игорь Сидорович – отец Сергея Сидоровича. У него инвалидность второй группы: в России его сбила фура, несколько месяцев лежал в больнице, ампутировали ногу до колена.

Игорь вспоминает, как кто-то в телеграм-чате рассказал об акции. Он не мог участвовать, поэтому предложил сыну. На репетицию не поехал, так как физически не мог. 21 ноября узнал, что акция пройдет на перекрестке Гостинец-Хмельницкого. Хотел посмотреть на нее, однако не успел на автобус, дошел на костылях только до входа в парк. Частично видел акцию – как собирают баннер, после позвонил сыну и пошел домой.

– Это была форма протеста. На баннере все было написано: против насилия, – объяснил о мотивах акции Сидорович-старший.

Элина Корытько узнала об акции от своего парня Сергея Сидоровича. О телеграм-чат, где обсуждали саму акцию, она не знала и ее туда не добавляли.

karycka_maladzechna.jpg
Сергей Сидорович и Элина Корытько. Фото:" Региональная газета"

Корытько присутствовала на репетиции, а 21 ноября вместе с Сергеем и другими вышли на пешеходный переход с баннером.

Обвинитель Перковский: когда вас пригласили в милицию?

Корытько: меня не пригласили, меня задержали.

Корытько задержали в декабре, когда были задержаны и Сидоровичи. Она находилась до суда под подпиской.

Анна Задорская не участвовала в самой акции. Она сделала баннер, а после привезла его на репетицию за день до акции. 21 ноября сделала снимки перекрытия, их прислала участнику чата. Задорская не признает, что ее действия-это преступление, которое привело к нарушению движения транспорта.

Показания пострадавших

25 марта давали показания пострадавшие Владимир Якимович, Оксана Герасимюк, Екатерина Дубина, Сергей Тумель, Виктор Милошевич.

Якимович и Тумель – фельдшер и водитель скорой помощи. Они вспоминают, что видели, как чаевые перекрыли, но возмущения не было. Оба сказали, что скорее всего относились к этому нейтрально.

Тумель рассказал, что следователь связался с ним, когда он был на самоизоляции из-за коронавируса. Тумель попросил следователя, чтобы тот по его просьбе взял показания коллеги, так как они должны быть похожи. Письмо с показаниями Тумель подписал в машине следователя, их не читал.

Дубина также была во время перекрытия тракта в своем автомобиле. Говорит, что у нее никаких претензий к людям не было. На ее взгляд, они выражали свои взгляды.

Милошевич управлял общественным автобусом. Пассажиры не выразили своего несогласия, что автобус застрял. Сам Милошевич нейтрально отреагировал на выход людей.

21 ноября Герасимюк спешила на встречу, в итоге подъехала под баннер. Как утверждает, его никто не поднимал. Она убедилась, что никому не повредит и проехала через него. После встречи позвонила на линию 102.

– Да, я позвонила на линию 102. остановилась возле гастронома, позвонила. Почему не раньше? Потому что была за рулем.

26 марта в разбирательстве заслушивали показания свидетелей, суд изучал письменные и вещественные доказательства.

Показания свидетелей

Александр Францкевич – милиционер патрульно-постовой службы Молодечненского РОВД. Во время инструктажа в отделении на следующий день после акции дали ориентировку. В этот день Францкевич находился в автопатруле. У Красного костела по радиосвязи сообщили, что по приметам из ориентировки идут подобные мужчины. Их задержали во дворах возле улицы Магистральной. Францкевич не помнит, кого точно задержал. Видео задержания видел, но не помнит, кто его снимал.

Николай Адашкевич – водитель автобусного парка. Он не видел момента акции, так как ехал в том месте чуть позже после событий. В тот день был на маршруте №9. перекресток Великий Гостинец-Богдана Хмельницкого проехал без проблем.

Марина Солодовникова – мать обвиняемого – пришла в зал заседания с бумажкой. Она подошла к трибуне и сразу зачитала, что воспользуется статьей 27 Конституции, свидетельствуют против сына не будет.

Виктория Сидорович – дочь Игоря Сидоровича и сестра Сергея Сидоровича. В тот день была на работе в школе. Ей прислали фотографию акции, она ее редактировала. Виктория не узнала никого на нем. Сидорович заметила, что у его брата есть психическое расстройство, ему необходим курс лечения. Об этом же говорил сам Сергей Сидорович, когда давал показания.

Александр Кушаль – командир роты патрульно-постовой службы Молодечненского РОВД. 22 ноября заступил на службу по охране общественного порядка. На инструктаже рассказали о перекрытии большого тракта днем ранее. Во время службы в радиоэфире сообщили о мужчинах, которые были похожи по приметам к тем, кто перекрыл улицу.

– Не помню, как делали видеозапись. Но в интернете видео есть, я его смотрел, то есть видеофиксация была. Не знаю, кто делал видео. Не готов сейчас ответить.

Кушаль не помнит, кого из обвиняемых задержал.

"Здесь эти бело-красные перекрыли дорогу с флагами своими!"

Государственный обвинитель начал оглашение письменных доказательств по делу. Перковский зачитал сообщения с телеграм-чата, где обвиняемые обсуждали проведения акции, что писать на баннере, договаривались о встречах. Там же планировалось провести еще одну акцию.

Над делом работала следственная группа из трех следователей Молодечненского РОСК. Адвокаты обращали внимание суда, что в материалах дела есть неточности в документах (где-то отсутствуют штампы и номера исходящей корреспонденции, некоторые неточно оглашали гособвинитель).

В суде демонстрировали вещественные доказательства: баллончики с краской, баннер, мобильные телефоны и флешку. Среди доказательств были аудиозаписи разговоров милиционеров с Сергеем Сидоровичем и Элиной Корытько, видео с камеры банка на перекресток. Включали звонок потерпевшей Герасимюк в милицию: "Здесь эти бело-красные перекрыли дорогу с флагами своими!"

Судья Полещук отклонила в конце заседания два ходатайства: о повторной психической экспертизе Сергея Сидоровича и чтобы исключить пострадавших из процесса, так как они таковыми не являются по мнению защитников.

29 марта стороны перешли к прениям.

Государственный обвинитель Перковский потребовал для всех обвиняемых о перекрытии улицы "домашнюю химию". Дмитрию Коробейнику, Григорию Солодовникову, Сергею и Игорю Сидоровичам – по одному году и шесть месяцев ограничения свободы без направления в исправительное учреждение. Элине Корытько, Анне Задорской – год ограничения свободы без направления в исправительное учреждение.

Адвокаты настаивали, что действия обвиняемых не нарушили график движения общественного и спец-транспорта, не принесли никакого вреда жизни и здоровью участникам движения. Никакого умысла для умышленного блокирования дороги у обвиняемых также не было, о чем свидетельствуют материалы дела. Никаких претензий никто не предъявлял.

Адвокат Анатолий Климович отметил, что люди вышли на переход с целью выразить гражданскую позицию, привлечь внимание к проблемам в стране, а не нарушить гражданский порядок. "Тем более их действия были быстротекущими: они совершили какое-то правонарушение в течение 26 секунд! Не было предъявлено доказательств, почему это нарушение общественного порядка является грубым".

Также адвокат допустил, что потерпевшие мало того, что не посчитали, что им нанесен ущерб, но кто-то из них даже положительно и с взаимопониманием отнесся к акции.

"Я согласен с мнением коллег, что во время предварительного следствия были нарушены требования статьи 18 Уголовно-процессуального кодекса, – отметил Анатолий Климович. – Часть свидетельств должна быть признана недопустимым доказательством: свидетельства Тумеля по существу копированы за изменением некоторых слов, сам Тумель подтверждает, что он таких свидетельств не давал. Оперативно-розыскные мероприятия являются скрытой формой допроса. Ни одной задачи, отмеченных в УПК, не выполнялось. Во время этого оперативные лица навязывали людям свою позицию, задавали наводящие вопросы".

Последнее слово обвиняемых

В последнем слове Коробейник признал вину и раскаялся. Корытько отметила, что не считает, что совершила преступление. Сергей Сидорович согласился со словами защиты и просит освободить арестованных из-под стражи. Игорь Сидорович подтвердил, что не участвовал в акции. Задорская сказала, что никто не ставил целью нарушить правила дорожного движения, а также попросила изменить меру пресечения для арестованных. Солодовников отказался от последнего слова.

Приговор будет оглашен 31 марта в 17.00.

Последние новости

Партнёрство

Членство