Минчанина осудили на 4 года колонии за сопротивление при задержании. Суд решил, что он травмировал начальника Советского РУВД

2021 2021-03-19T16:28:00+0300 2021-03-19T18:19:38+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/dai_illustr.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В суде Заводского района Минска 19 марта огласили приговор 23-летнему инженеру Никите Кочуру, обвиняемому по ч. 2 ст. 363 Уголовного кодекса (Сопротивление сотруднику милиции при исполнении, сопряженное с применением насилия). Судья Анжела Костюкевич признала Кочура виновным и приговорила к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Накануне прокурор Ольга Диндилевич запросила для него именно такое наказание. «Весна» с помощью волонтеров вела мониторинг этого судебного процесса, рассказываем его подробности.

dai_illustr.jpg
Иллюстративное фото

В чем обвинили Никиту Кочура?

Вечером 11 августа, когда в Минске проходили акции протеста против итогов президентских выборов, Никита Кочур встретился с братом и его женой на улице Некрасова, чтобы показать недавно купленный мотоцикл. Брат Кочура с женой и детьми приехали на машине, припарковали ее рядом. Двое детей остались сидеть в машине, а взрослые общались рядом возле мотоцикла. Затем к ним подъехала милиция, сотрудники ГАИ подошли к Кочуру и стали требовать у него документы. Кочур, в свою очередь, попросил сотрудников представиться и показать служебные удостоверения. В результате Никиту стянули с мотоцикла, повалили на землю, избили дубинками и затем увезли в РУВД.

Позже на Никиту Кочура завели уголовное дело по ч. 2 ст. 363 Уголовного кодекса (Сопротивление сотрудникам милиции при исполнении, сопряженное с применением насилия). 20 ноября его взяли под стражу. Потерпевшими по уголовному делу были признаны начальник УВД Советского района Сергей Калинник, старший инспектор ГАИ Советского района Евгений Криворот, сотрудники милиции Неверович и Надежный.

Согласно предъявленному обвинению, по требованию сотрудников милиции Кочур отказался предъявить документы и предоставить к осмотру транспортное средство (мотоцикл «Хонда»), также отказался проследовать в Советское РУВД для выяснения личности. Вместо этого он оказал сопротивление сотрудникам милиции – толкал и наносил удары, порвал одному из них рубашку. А полковник Сергей Калинник упал от толчка Кочура и получил травму локтя.

Никита Кочур своей вины в содеянном не признал.

Что произошло вечером 11 августа? Версии потерпевших

Сотрудники ГАИ Криворот, Неверович, а также начальник ГАИ Советского района Шармалайкин в тот вечер патрулировали территорию, обращая особое внимание на мотоциклистов. В суде они рассказали, что во время инструктажа руководство заостряло внимание на том, что мотоциклисты могут координировать протестное движение, перевозить коктейли Молотова. На улице Некрасова они увидели Кочура. По словам Неверовича, проезжающий мимо другой мотоциклист поприветствовал компанию знаком V, а Кочур ответил тем же. Тогда сотрудники ГАИ около пяти минут понаблюдали за ним и решили подойти, проверить документы и вещи на предмет «причастности к протестам». Они сразу же вызвали подкрепление – и приехал Сергей Калинник, который патрулировал улицу неподалеку. При этом на суде никто не смог пояснить, зачем изначально нужно было вызывать еще один патруль.

По словам потерпевших, они подошли к Кочуру и вежливо попросили предъявить документы. После отказа Никиты подчиниться, Криворот и Неверович предупредили о возможном применении физической силы, взяли его за руки, пытаясь стянуть с мотоцикла. В ответ Кочур начал их избивать, рвать на них одежду, и даже душить. На вопрос адвоката, почему они не представились, ответили, что опасались за жизнь и здоровье, ведь Кочур был агрессивно настроен и требовал показать служебное удостоверение.

По версии Криворота, Кочур начал их толкать, бить, душить его воротом форменной рубашки (в результате чего оторвал две пуговицы) чуть ли не сразу, как только они к нему подошли. По версии Неверовича, Кочур слез с мотоцикла и уже потом начал сопротивляться. Якобы пытался оттолкнуть его руку (во второй была резиновая палка), пытался схватить за бронежилет. Далее Неверович в задержании не участвовал. В варианте потерпевшего Надежного, Кочура взяли под руки, провели пару метров, и тут он начал сопротивляться, из-за чего у Надежного с головы слетел шлем.

Потерпевшие были единодушны в двух моментах: никто не видел, чтобы Кочур бил начальника Советского РУВД Калинника и чтобы тот падал. В показаниях у всех потерпевших было много противоречий с протоколами, составленными ранее. Ни один из них не писал на Кочура рапорт.

Начальник РУВД Калинник предполагает, что Кочур нанес ему удар. Остальные потерпевшие этого не видели

Главный потерпевший – начальник УВД Советского района Сергей Калинник во время допроса рассказал, что когда Кочур отказался проследовать в автомобиль ГАИ для дальнейшего разбирательства, рядом стали собираться граждане. Оценив количество людей и сотрудников, Калинник понимал, что «численный перевес на стороне граждан, и сотрудники в этом случае не смогут выполнять свои обязанности». Поэтому цель сотрудников была «максимально неконфликтно поместить Кочура в служебный автомобиль и доставить в РОВД».

Сергей Калинник. Фото
Сергей Калинник. Фото "Минск-Новости"

По словам Калинника, Криворот и Неверович с двух сторон за руки подхватили Кочура и пытались снять с мотоцикла. Кочур был агрессивный, последовали толчки, попытки вырваться. Затем завязалась потасовка. Калинник решил оттеснить Кочура от автомобиля ГАИ, потому что тот "бросал сотрудников на кузов авто". В процессе задержания Кочура Калинник упал. По его словам, он упал от болевого шока (болела левая рука, локоть), отключился секунд на 40 и не видел, как скрутили Кочура. Но предполагает, что его по локтю ударил Кочур.

Калинник оценил свой моральный и физический ущерб в 7500 бел рублей. Остальные потерпевшие не заявляли иски на возмещение вреда. При этом никто из остальных потерпевших не видел, чтобы Кочур бил Калинника.

Угрожали разбить телефон, если будет снимать задержание. Что говорили свидетели?

Свидетелями на процессе выступили сотрудник департамента охраны Казмерчук, сотрудник патрульно-постовой службы Ян Борисов, а также брат Никиты Кочура Максим и его жена Елена, которые находились на месте задержания.

Казмирчук указал, что между Калинником и Кочуром в момент падения Калинника было расстояние 2 метра, и перед этим Калинник замахивлася ногой. Таким образом это исключает то, что ударил Калинника именно Кочур. На что Калинник ответил, что Казмирчук ошибается: замаха ноги не было, а было ускорение, а также Калинник исключает, что травму ему мог нанести кто-то из сотрудников, так как они находились или за спиной Кочура, или по бокам, в том числе он исключает, что травму мог получить от дубинки.

Свидетель Ян Борисов, сотрудник ППС, говорил, что прибыл на место происшествия уже после того, как было осуществлено задержание, видел Кочура уже лежащим на земле. Кочура посадили в машину ППС для доставки в РУВД Советского района. С Кочуром бесед не вел и не помнит, чтобы тот жаловался или просил вызвать скорую. Калинника на месте происшествия видел, однако не видел, как тот получил травму, и узнал про травму "по слухам”.

Свидетели Максим и Елена Кочур вместе с детьми возвращались с дачи, по дороге встретились с Никитой возле их дома на парковке. Никита сидел на мотоцикле с заглушенным двигателем. Взрослые общались между собой, дети и собака остались в машине.  В машине работал видеорегистратор.

Кочуры заметили, что недалеко от них остановился автомобиль ГАИ, однако значения этому не придали. Спустя пять минут ГАИ, черный форд и автомобиль ОДО подъехали к Кочурам. Один из автомобилей припарковался так, что заблокировал выезд машине брата Кочура. К жене Елене Кочура подошел сотрудник, с которым она пробовала вести диалог, хотела узнать, что происходит, и пыталась объяснить, что они живут неподалеку, приехали домой и общаются с братом, пыталась показать паспорт, все это сотрудник проигнорировал. Когда началось задержание Никиты Кочура, Елена хотела снять это на видео, однако сотрудник сказал, что разобьет ее телефон, если она будет снимать.

Свидетели так описали момент задержания. К Никите подошли сотрудники, никто не представился и не предъявил документы. Никита несколько раз просил это сделать. Сотрудники просьбу проигнорировали и стали стаскивать Никиту с мотоцикла. В этот момент дети в машине стали плакать, и Елена пошла их успокаивать. Родственники видели, что в момент задержания Никиту били дубинкой в области таза, бедер и спины. На вопросы родственников и самого Кочура о причине задержания и о том, куда его повезут, никто из сотрудников не отвечал. Со слов родственников, Никита не мог выполнять активных движений, так как со всех сторон на нем фактически висело трое человек.

После исследования материалов дела прокурор Ольга Диндилевич запросила для Кочура четыре года колонии, считая его вину полностью доказанной. Судья Анжела Костюкевич вынесла именно такое решение. Также по решению суда Кочур должен выплатить потерпевшему Калиннику 7500 рублей компенсации, а также возместить процессуальные издержки.

Последние новости

Партнёрство

Членство