Заключение юристов и экспертов ПЦ «Весна» по уголовному делу Германа Кузнецова по ст. 341 УК

2021 2021-02-08T12:19:57+0300 2021-02-08T12:19:58+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/zapis_amapap.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Надписи, сделанные минчанином 6 октября. Фото: пресс-служба МВД

Надписи, сделанные минчанином 6 октября. Фото: пресс-служба МВД

3 декабря суд Первомайского района Минска оштрафовал 25-летнего минчанина Германа Кузнецова на 200 базовых величин (5400 рублей) по статье 341 Уголовного кодекса (Осквернение сооружений и порча имущества) за нанесение «циничных надписей» на стене дома по улице героев 120-й Дивизии, где живут сотрудники ОМОНа и на трансформаторной подстанции недалеко от базы ОМОНа. Эксперты и юристы ПЦ «Весна» проанализировали дело Германа Кузнецова и пришли к следующим выводам.

Суд оштрафовал минчанина, который списал стены дома сотрудников ОМОНа в Минске

Суд Первомайского района Минска 3 декабря оштрафовал 25-летнего минчанина Германа Кузнецова на 200 базовых величин (5400 рублей) по статье 341 Уголовного кодекса (Осквернение сооружений и порча имущества) за нанесение «циничных надписей» на стене дома по улице героев 120-й Дивизии, где живут сотрудники ОМОНа и на трансформаторной подстанции недалеко от базы ОМОНа. «Весна» рассказывает про уголовное дело минчанина.

Контекст

В августе 2020 года участники мирных протестов против фальсификации итогов президентских выборов и случайные прохожие были атакованы спецподразделениями МВД с непропорциональным применением физической силы, спецсредств и оружия. В отношении нескольких тысяч задержанных были повсеместно, целенаправленно и организованно применены пытки и другие виды запрещенного обращения. Непосредственно в связи с действиями сотрудников МВД погибло не менее трех человек и умерло не менее одного. Такие акты и лица, их совершавшие (в основном – сотрудники специальных подразделений МВД – ОМОН и СПБТ «Алмаз») были демонстративно одобрены и поддержаны высшими должностными лицами государства, в том числе – Александром Лукашенко. Расследования пыток не ведется; руководители подразделений МВД, которые допустили совершение массовых преступлений подчиненными, не отстранены от должности, а виновные лица по-прежнему выходят в форме без знаков различия и в масках на подавление протестов и задержания демонстрантов. Таким образом, пытки и насилие остались безнаказанным, гибель людей – нерасследованной, а граждане, задержанные за участие в мирных протестах, вновь подвергаются опасности стать очередными жертвами пыток в автотранспорте спецслужб или в помещениях районных отделов и изоляторов МВД.

Граждане, которые не находят и не наблюдают эффективной защиты своих прав и прав жертв пыток со стороны государственных институтов – прокуратуры, Следственного комитета и судов, решаются на самостоятельные действия, которые, по их мнению, приближают или восстанавливают справедливость.

Обстоятельства дела и оценка

Г. Кузнецов 6 октября 2020 года нанес на фасады жилого дома, где компактно проживают сотрудники ОМОН ГУВД Мингорисполкома, и расположенного рядом нежилого здания надписи «ОМОН, каково смотреть в глаза своим детям убийцы!?» и «ОМОНовцы, на работе насиловать дома убивать целовать!?»  

В приговоре судом установлено, что обвиняемый таким образом «привел в негодность фасады указанных выше зданий, которые нельзя использовать без соответствующего ремонта, то есть повредил имущество РУП «Минскэнерго» и ГУВД Мингорисполкома, причинив имущественный ущерб на сумму 88 и 128 рублей соответственно. Квалифицирующий признак «осквернение зданий циничными надписями» судом исключен из объема предъявленного обвинения в связи с позицией прокурора.

Наказание – штраф в размере 200 базовых величин (5400 белорусских рублей).

Мы, юристы и эксперты  ПЦ «Весна», отмечаем, что судебный приговор в отношении Г.Кузнецова противоречивый, юридически не выверенный и нуждается в отмене в соответствии с национальным законодательством с прекращением уголовного дела. Также этот приговор нарушает право обвиняемого на гарантированную Международным пактом о гражданских и политических правах свободы мнений и их выражения.

Нарушение права на свободное выражение своего мнения

В соответствии с Пактом,

  1. Каждый человек имеет право беспрепятственно придерживаться своих мнений.
  2. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.
  3. Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:
  • a) для уважения прав и репутации других лиц;
  • b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».

Йоханнесбургские принципы в области национальной безопасности, свободы выражения мнения и доступа к информации предусматривают, что мирное осуществление права на свободу выражения мнения не должно рассматриваться как угроза национальной безопасности или подвергаться ограничениям или наказанию. Никто не может быть наказан за критику или оскорбление нации, государства или его символов, правительства, государственных ведомств или государственных и общественных деятелей, а также зарубежной нации, государства или его символов, правительства, государственных ведомств или государственных и общественных деятелей, если только эта критика или оскорбление не направлены на подстрекательство к насильственным действиям или же могут повлечь такие действия.

Мы полагаем, что в отсутствие в современной Беларуси благоприятной среды для выражения мнений на основе равенства, выражение мнений иногда приобретает формально противоправный характер. Однако преследование за совершение преступлений имеет ярко выраженный селективный характер; закон по-разному защищает представителей государственной власти, силовых ведомств и граждан. Любая критика в отношении двух первых категорий незамедлительно преследуются, часто – в уголовном порядке; характер санкций (уголовное наказание) явно не соответствует целям допустимого ограничения свободы выражения мнений.

Надписи «ОМОН, каково смотреть в глаза своим детям убийцы!?» и «ОМОНовцы, на работе насиловать дома убивать целовать!?» не нарушают общественной морали, не посягают на права и репутацию отдельных лиц и являются классическим образцом допустимого по форме и содержанию свободно выраженному мнению. Некоторая допустимая резкость и провокационность суждений обусловлена обстоятельствами, изложенными в разделе «Контекст», а также тяжестью и циничностью нарушений прав человека адресатами. Надписи расположены в месте, которое позволяет донести содержание мнения непосредственно адресату – сотрудникам ОМОН. Надписи не призывают к актам насилия и не могут спровоцировать или повлечь его.

Наказание, пусть и в виде штрафа, в данном случае является чрезмерным: оно является уголовным и имеет поэтому существенные негативные последствия, не обусловленные характером действий и личностью виновного.

Пропорциональной мерой в отношении содеянного Г. Кузнецовым могло бы стать принуждение за свой счет восстановить окрашенную поверхность в первоначальном виде через некоторый отрезок времени, предполагающий возможность для адресата ознакомится с произведенными для него надписями.

Нарушение национального закона

В соответствии со ст. 341 УК наказывается «осквернение зданий или иных сооружений циничными надписями или изображениями, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах при отсутствии признаков более тяжкого преступления».

Приговором суда квалифицирующий признак «осквернение зданий циничными надписями» судом исключен из объема предъявленного обвинения в связи с отказом прокурора от обвинения в этой части.

Вывод суда о том, что обвиняемый надписью «привел в негодность фасады указанных выше зданий, которые нельзя использовать без соответствующего ремонта» не соответствует фактическим обстоятельствам дела: наличие надписи нециничного характера не препятствует дальнейшему использованию по назначению фасадов зданий.

Законодателем по смыслу ст. 341 криминализирован только один вид надписей: циничные. Иные виды надписей не криминализованы, а распространение на процесс нанесения надписи признака порчи имущества лишает смысла наличие в диспозиции статьи двух видов деяний. Любой способ нанесения надписей требует тех или иных усилий по их устранению – от символических до дорогостоящих, и может квалифицироваться как порча имущества. Вместе с тем сама по себе порча и уничтожение имущества криминализирована по ст. 218 УК только при наличии квалифицирующих признаков – значительный размер ущерба (от 40 базовых величин), совершение общеопасным способом, организованной группой и т.п.

Установленный судом размер ущерба опровергается данными о стоимости ремонта, проведенного эксплуатационной организацией.

На период предварительного следствия и суда обвиняемому была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. В соответствии с ч. 3 ст. 125 УПК, основания и порядок применения в качестве меры пресечения домашнего ареста, установления и продления его срока, отмены домашнего ареста регулируются соответствующими нормами УПК, относящимися к мере пресечения в виде заключения под стражу. В соответствии с ч.1 ст.126 УПК, заключение под стражу в качестве меры пресечения в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 341 УК, может быть применена в исключительных случаях в отношении подозреваемого или обвиняемого, если они не имеют постоянного места жительства на территории Республики Беларусь или не установлена их личность, либо те скрылись от органов уголовного преследования или суда. В соответствии с приговором, такие обстоятельства в настоящем деле отсутствовали.

Таким образом, Г. Кузнецов был незаконно помещен под домашний арест с 7 октября по 3 декабря. Это нарушение не было устранено судом при назначении судебного разбирательства. 

Выводы

Таким образом, уголовное преследование Г. Кузнецова было осуществлено в нарушение основных прав и свобод, предусмотренных Международным пактом о гражданских и политических правах, по политическим мотивам, поскольку преследование осуществлялось в связи с неприемлемыми в демократическом обществе действиями правоохранительных и судебных органов, иных субъектов властных полномочий, направленных на достижение следующих целей:

  • a) упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий;
  • b) недобровольное прекращение или изменение характера чьей-либо публичной деятельности).

В связи с изложенным, мы, юристы и эксперты ПЦ «Весна», призываем к отмене политически мотивированного приговора в отношении Германа Кузнецова.

Последние новости

Партнёрство

Членство