"Увидела упавшего на землю парня, нахлынули эмоции, ударила по машине". В Витебске судят "злостную хулиганку"

2021 2021-02-06T22:51:00+0300 2021-02-07T07:59:35+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/kashaverava-01.png Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Скринштот из видеосъемок МВД.

Скринштот из видеосъемок МВД.

В суде Октябрьского района Витебска 5 февраля продолжалось рассмотрение уголовного дела 22-летней витебчанки Юлии Кашеверовой, бывшей медсестры 103-й отдельной мобильной бригады. Девушку обвиняют в злостном хулиганстве (ч. 2 ст. 339 УК РБ).

Дело рассматривает судья Сергей Будревич.

В суде 5 февраля допросили обвиняемую.

Девушка рассказала, что хотела оказать медицинскую помощь парню, который упал на землю при побеге от ОМОНа. У нее не получилось это сделать: "нахлынули эмоции, ударила по машине". Прошлым летом Юлия, по ее словам, потеряла маму и тяжело переживала ее смерть, пишет TUT.BY.

Что произошло?

4 октября прошлого года Юлия Кашеверова шла в пешей колонне по городу вместе с другими участниками несанкционированного мероприятия, выступавшими против итогов президентских выборов.

В ходе стычки с милицией Кашеверова, как утверждает следствие, повредила микроавтобус Ford Transit, принадлежащий УВД облисполкома: "ударила по нему ногой не менее трех раз, нанеся вмятину и царапины, а также бросила вслед деревянную палку, отъезжавшую автомобилю".

Милиции причинен ущерб на сумму 841 рубль, заявил гособвинитель. Ранее, кстати, силовики сообщали о 405 рублях ущерба. Эту сумму семья девушки уже компенсировала.

Кроме того, по данным следствия, Кашеверова сорвала медицинскую маску и форменную кепку из командира звена ОМОНа Алексея Альхимовича.

Что девушка говорит в суде?

Юлия Кашеверова работала медсестрой в 103-й бригаде, где служат десантники. Уволилась с работы 9 октября - через пять дней после марша протеста, на котором ее задержали и вскоре оштрафовали по статье 23.34 КоАП.

- Пришлось уволиться в связи с административным делом, которое на меня завели, - пояснила суду Юлия.

В тот день, 4 октября девушки шли по городу и увидели на Московском проспекте колонну протестующих против результатов президентских выборов.

- Люди шли в сторону "МакДональдса"... Я не выкрикивала никаких лозунгов. Но я понимала, что эти люди не согласны с властью. Я просто шла сбоку, а возле церкви на Московском проспекте уже хотела отойти от колонны, но началась суета.

Девушка увидела, что упал на землю парень в красной куртке - это был участник марша протеста, которого свидетели-милиционеры на суде называли «организатором шествия», «лидером, который показывал толпе, что делать».

- Парень лежал без движения, лицом вниз. Мне хотелось помочь ему: у меня медицинское образование, и нас учили, когда человеку плохо, нужно оказать помощь - и все равно при этом, где он находится. Я хотела узнать, в сознании он или нет. Пыталась пробраться к нему сквозь толпу, сделала несколько попыток. Думаю, смогла бы ему помочь, провести общий осмотр, понять, есть ли у него травма. Помочь парню хотели и другие люди. А сотрудники милиции пытались их разогнать, а парня поднимали - и делали это не так, как это нужно делать, если человек без сознания.

- Откуда вы знали, что парень без сознания, если вы к нему не подошли? - уточнил судья Сергей Будревич.

- Он лежал и не шевелился. И возникло предположение, что он без сознания.

Но пробраться к молодому человеку Юлия не смогла:

- Слезоточивый газ, который милиционеры применили против толпы, попал в том числе и на меня. Мне было плохо дышать, полились слезы. Когда я пришла в себя, парня уже забрали в машину.

На девушку, по ее словам, нахлынули эмоции:

"я ударила по машине. Я сделала это непреднамеренно, у меня не было намерения повредить микроавтобус. Просто свои эмоции в тот момент я перевела на машину. Она стала отъезжать, и я ударила ее ногой два или три раза - в правую часть задней двери. Затем подняла палку и бросила ее вслед микроавтобусу. Зачем сделала это? Свои действия сейчас объяснить не могу. Обида, злоба…"

- Кроме вас кто-то еще бил по автомобилю? - спросил судья.

- Не обратила внимания.

Юля Кашеверова. Фото: Витебская Весна.
Юля Кашеверова. Фото: Витебская Весна.

Юлию Кашеверову также обвиняют в том, что она сорвала форменную кепку и медицинскую маску с сотрудника ОМОНа Алексея Альхимовича. Девушка утверждает, что не делала этого:

- Я не срывала маску и кепку с милиционера. В руках у меня действительно в какой-то момент были такие вещи. Кепку я нашла на земле. Думала, что она принадлежит парню в красной куртке, которого задержали, или еще кому-то из участников шествия. Чуть позже я подняла и маску. Кепку и маску я отдала какой-то девушке, она их спокойно у меня забрала.

По описанию Кашеверовой, подобранные ею кепка и маска не могли принадлежать сотруднику ОМОНа:

- Кепка была черная, надписью Life, вышитой серыми или сиреневыми нитями. А маска черная.

Милиция посчитала, что своими действиями Кашеверова нанесла ущерб автохозяйству УВД облисполкома на 841 рубль.

- Я не согласна с этой суммой, - заявила обвиняемая. - Я нанесла по машине не более трех ударов. Согласна с суммой 405 рублей - о таком вреде УВД и заявила изначально. Именно столько мой отец уже выплатил.

Витебск: судят девушку, которая якобы повредила милицейский "бус”

«Как выглядело повреждение? Это была вмятина или царапина, полоса?"- спросил судья. "Это не то что вмятина, скорее царапина с потертостями, посреди двери. Вертикальная, немного косая, сантиметров 20 длиной.

Последние новости

Партнёрство

Членство