Пытался остановить машину ГАИ, чтоб она не въехала в людей. На три года осудили предпринимателя Ивана Коневегу Дополнено

2021 2021-02-04T12:22:00+0300 2021-02-05T10:34:02+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/konevega.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

В суде Заводского района Минска рассмотрели уголовное дело в отношении Ивана Коневеги — индивидуального предпринимателя, директора концертного агентства Horse&Vega. С 17 декабря 2020 год он находится под стражей. Его обвиняют сразу по трем статьям Уголовного кодекса по событиям в столице с 9 на 10 августа: по ч. 1 ст. 342 УК (Активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок), ст. 364 УК (Насилие в отношении сотрудников милиции), ч. 1 ст. 218 УК (Умышленное уничтожение или повреждение имущества). Дело рассматривала судья Екатерина Мурашко.

konevega.jpg
Иван Коневега, фото с социальных сетей

Согласно тексту обвинения, ночью 10 августа, с 00:40 до 00:45, Коневега с группой граждан вышел на проезжую часть на перекрёстке ул. Богдановича-Купалы-Сторожевская, что привело к нарушению работы транспорта. Своими действиями он препятствовал деятельности органов правопорядка, с его стороны исходила угроза применения насилия в отношении них. Также он нанес не менее двух ударов руками по задней арке и стеклу служебного автомобиля ГАИ. В это время Иван Коневега был трезв.

Обвиняемый не признал своей вины ни по одной из вменяемых ему статей. Единственное, что он признал, — это то, что он участвовал в несанкционированном массовом мероприятии. Коневега отрицал, что у него был преступный умысел и что он якобы применял насилие. С его слов, он наоборот говорил другим гражданам вести себя мирно.

На суде он сказал, что действительно пытался остановить машину ГАИ, так как боялся, что она на большой скорости въедет в толпу людей, находившихся на дороге. Он два раза ударил рукой по машине сзади слева для привлечения внимания сотрудников ГАИ. На машине остались отпечатки его пальцев, по которым позже его и идентифицировали.

Иван Коневега погасил половину суммы нанесенного ущерба за ремонт автомобиля ГАИ (остальные 50% — другой обвиняемый по фамилии Лукович). Обвиняемый извинился перед сотрудниками ГАИ и раскаялся в своих действиях.

На суде дали показания два инспектора ГАИ, признанные по делу потерпевшими, — Романовский и Раткевич. Согласно их показаниями, «толпа окружила их машину, люди бросали в них пластиковые бутылки с жидкостью, били ногами, руками и прочими частями тела по машине, нанесли много повреждений». По их словам, в тот момент им стало страшно за свою жизнь и поэтому они уехали. При этом «нападение» на машину длилось минуту-полторы. Никаких травм сотрудники ГАИ не получили, а только лишь испугались.

Оба пострадавших заявили гражданские иски о компенсации морального ущерба – в размере 500 и 400 рублей. Романовский не смог толком пояснить, почему именно на такую сумму, сказал, что «за переживания о поврежденной машине и возможном развитии событий». Раткевич же объяснил необходимость компенсации тем, что после инцидента у него началась бессонница. Деньги они хотят передать детскому дому.

Пацифист, любит животных, разработал приложение, чтобы помочь отцу

В первый день судебного заседания выступили шесть свидетелей со стороны обвиняемого – друзья и родственники Ивана. Они рассказывали о его положительных качествах. Так, Иван сотрудничает с общественной организацией "Доброе дело" (помощь семьям с аутизмом), Unisef и другими общественными и благотворительными организациями. Он помогает людям и спасает бездомных животных, часто даже на последние деньги. Кроме того, он не только организатор концертов, но и бизнес-аналитик, и SEO-оптимизатор. Он пацифист, интересуется экологией, очень любит музыку.

Родные рассказали о том, что отец Ивана в 2014 году перенес инсульт. Когда это случилось, Иван жил за границей, но всё оставил и вернулся в Беларусь, чтобы ухаживать за отцом, возить его по врачам и помогать ему. Специально для отца и людей с нарушением речи, перенёсших инсульт, на свои средства разработал мобильное приложение - программу для удалённой работы с логопедом. В рамках этой программы он сотрудничает с Центром патологии речи в Москве, логопедом Заводского района Минска и с 11-й больницей в Минске.

К делу были также приобщены положительные характеристики и благодарности от клиентов и компаний, с которыми он сотрудничал.

На следующий день, третьего февраля, в суде были изучены видеоматериалы уголовного дела. По ним, например, видно, что от момента остановки машины ГАИ до момента, когда она продолжила движение, прошло не более 8 секунд, хотя Романовский утверждал, что прошла минимум минута. Также, согласно видеоматериалам, перед тем, как остановить машину ГАИ, толпа людей пропустила другую обычную машину. Коневега объяснил, что перед этим против людей использовались спецсредства (светошумовые гранаты, стрельба), поэтому они и остановили машину ГАИ.

В ходе прений сторон прокурор отметила, что обвинением не выявлено отягчающих обстоятельств. Но при этом он запросила для Ивана Коневеги 3 года лишения свободы в колонии общего режима.

Адвокат отметил, что хлопок по машине не сопоставим с тремя годами лишения свободы. Там, где есть отпечатки рук Коневеги, нет повреждений на машине. Иван не блокировал дорог, не выходил на проезжую часть с целью помешать движению транспорта. Он не проявлял агрессии к сотрудникам милиции. Все произошедшее – это нелепое стечение обстоятельств. Адвокат просил учесть многочисленные положительные характеристики обвиняемого, преклонный возраст его родителей и инвалидность отца.

В последнем слове Иван Коневега сказал, что в его действиях не было намерения и агрессии в отношении сотрудников. Он всегда появлялся на допросы и не скрывался от следствия. В случае лишения свободы он не сможет выполнить своих обязательств по организации перенесенных с 2020 года концертов, а проект мобильного приложения будет на паузе. Он еще раз извинился перед потерпевшими и выразил благодарность за то, что они решили передать деньги в детский дом.

Родные Коневеги в этот же день оплатили 900 рублей, которые запросили сотрудники ГАИ в качестве компенсации морального вреда. После этого пострадавшие отказались от исковых требований.

Четвертого февраля судья Екатерина Мурашко озвучила приговор: 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Столько, сколько просила присудить прокурор.

Последние новости

Партнёрство

Членство