На уголовном процессе в суде минчанин заявил об избиении в ГУБОПиКе для получения "нужных показаний”

2021 2021-01-28T16:29:59+0300 2021-04-01T12:43:05+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/harlovich_90.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Суд Первомайского района Минска рассматривает уголовное дело против 30-летнего Никиты Харловича. Его обвиняют в том, что он готовился к участию в массовых беспорядках и для этого изготовил два коктейля Молотова. Его действия квалифицировали по двум статьям Уголовного кодекса: ч. 1 ст. 295-3 и ст. 13 ч. 2 ст. 293. Никиту задержали 27 сентября сотрудники ГУБОПиКа в Курасовщине: у парня с собой были две бутылки-коктейли Молотова — он направлялся их топить в техническом водоеме, но не успел. Парень на суде заявил, что в отделении ГУБОПиКа его избивали, чтобы получить"нужные показания" для видеоролика. Дело рассматривает судья Максим Трусевич. "Весна" с помощью волонтеров наблюдает за судебным процессом и рассказывает об этом деле.

Никита Харлович в суде. Фото: spring96.org
Никита Харлович в суде. Фото: spring96.org

В чем обвиняют парня?

Никита Харлович обвиняется в том, что 27 сентября "находясь вблизи дома по ул. Казинца, 117 и в других неустановленных местах по исполнению публичных призывов после проведенных выборов президента Беларуси к активному участию в массовых беспорядках с последующим участием в массовых беспорядках, сопровождающихся насилием над личностью, погромами, поджогами, уничтожением имущества, и вооруженным сопротивлением представителям власти", приготовил два горючих предмета – коктейли Молотова, которые хранил у себя в сарае, а 27 сентября взял их с собой и направлялся на протест, "однако преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам по причине пресечения преступной деятельности сотрудниками органов МВД".

Парня задержали вечером 27 сентября недалеко от лесополосы в Курасовщине. На месте сотрудники ГУБОПиКа нашли у него в рюкзаке и в черном пакете две стеклянные бутылки, в горлышки которых были вставлены куски ткани. По словам парня, в момент задержания он направлялся топить бутылки в техническом водоеме. Он говорит, что это был самый безопасный способ избавиться от них.

Никита Харлович по ч. 1 ст. 295-3 УК свою вину признает полностью и раскаивается, но не признает вину по ст. 13 ч. 2 ст. ст. 293 Уголовного кодекса: он не собирался участвовать в массовых беспорядках.

Что происходит на суде?

Государственное обвинение поддерживает Кулеш. Защищает интересы парня Сергей Кротов. С 27 сентября Никиту содержат под стражей.

"Свидетель не появится, так как боится"

По делу был заявлен допрос свидетеля Александра Кочанова. Это знакомый обвиняемого. На первый процесс он не пришел. По словам судьи Трусевича, свидетель "не появился, так как боится". На втором процессе его допросили по скайпу: он был в балаклаве и с измененным голосом. Этот свидетель рассказал, что якобы собирался подвозить Никиту 27 сентября в Уручье. Последний раз они виделись за два дня до этого. В последний момент Качанов не смог поехать с ним на акцию протеста, а Никита не захотел идти туда один. По словам знакомого обвиняемого, Харлович рассказал ему, что хотел воспользоваться коктейлями Молотова против сотрудников и сказал, что "50 день протестов запомнится всем и навсегда".

Знакомые созвонились и собирались встретиться. В день задержания Качанов приехал к Харловичу, но они не успели увидеться: Никиту задержали. Когда обвиняемый вышел на встречу, а заодно и избавиться от бутылок, тогда его и задержали. Качанов видел, как задерживают знакомого, но на суде сказал, что не помнит, обращался ли в правоохранительные органы по поводу этого.

Во время допроса Качанов по протоколу утверждал, что Харлович хотел взорвать сотрудников. Сейчас на суде свидетель говорит, что он хотел коктейли бросить на дорогу или в сотрудников милиции.

"Конкретно о коктейле он мне не говорил. Но 24 или 25 сентября он говорил, что “50-й день [протестов] запомнится им навсегда”.

Со свидетелем Никита знаком около года, являются с ним "чуть больше, чем знакомые", но доверительных отношений у них не получилось.

"Не знаю, что он сейчас отрабатывает перед сотрудниками ГУБОПиКа” 

На суде Никита Харлович заявил, что эти показания свидетеля-знакомого – "полная клевета и ложь":

"Я никогда не говорил Саше [Кочанову], что хочу применить где-то коктейли Молотова на каких-то акциях протеста. Я ему и не говорил, что я изготавливал их. Об этом разговора вообще не шло. Саша был задержан 9-12 августа. И я не знаю, что он сейчас отрабатывает перед сотрудниками ГУБОПиКа, какие он грехи замаливает. Считаю, что это заведомо ложные показания против меня".

Шествие в Уручье было стихийным

Адвокат походатойствовал о приобщении к делу скриншотов статей TUT.BY о том, что маршрут акции в Уручье был стихийный и шествие туда не планировалось. В 18.54 все расходились уже после Марша. Около 19 часов были уже открыты все станции метро, соответственно, никаких столкновений силовиков и протестующих не было, были точечные задержания. Харлович в это время находился еще дома. Адвокат ставит под сомнения показания свидетеля: не было никакой информации о том, куда пойдет толпа, это было стихийное решение и призывов на Уручье не было. Судья приобщил к материалам дела этот скриншот.

"Я подумал, что было бы неразумно, если бы меня задержали в момент, когда я шел их выбрасывать". Допрос обвиняемого

Никита Харлович рассказывает на суде, что 27 сентября изготовил две бутылки – видел, как это делается в чате. Все делал во дворе своего дома и в сарае. В этот момент был очень возмущен насилием силовиков. Сделал их, чтобы выплеснуть накопленный негатив.

“Когда готовил [коктейли Молотова], то думал о том, что их можно было бы бросить на дорогу. Но я не планировал ни места, ни время, ни обстоятельства использования".

По словам Никиты, после изготовления коктейля Молотова одна бутылка треснула, он упаковал ее в пакеты и перенес в подъезд своего дома.

"Я начал сомневаться в необходимости их применять и пришел к выводу, что не смогу это сделать, потому что мне это не нужно и это может навредить. Я подумал, что надо выбросить, но может произойти самоподпаливание, поэтому решил их утопить в техническом водоеме”.

Как рассказывает обвиняемый, до встречи со знакомым с Кочановым он точно решил, что хочет от них избавиться. Около 19 часов вечера 27 сентября он надел куртку на домашнюю одежду, планировал зайти приобрести сигареты и пойти утилизировать коктейли. Он вышел в подъезд и понял что из трещины уже начало вонять.

 "Взял пакеты, вышел на улицу и направился, как и собирался, к лесополосе для утилизации".

Дома остались родители, он точно знал, что скоро вернется. Телефон не взял, так как "боялся прослушивания".

"Я подумал, что было бы неразумно, если бы меня задержали в момент, когда я шел их выбрасывать".

Задержали Харловича уже ближе к лесополосе. Сотрудники ГУБОПиКа повалили его на землю и натянули капюшон на голову – больше он не видел ничего.

По словам Никиты, он действительно договаривался с Кочановым, что 27 они вместе поедут на акцию протеста, но не о конкретном времени. Но, по словам обвиняемого, он решил все-таки не ехать на акцию протеста, поскольку его знакомый сказал, что занят и приедет позже. Харлович настаивает, что не переписывался ни в каком секретном чате, о котором говорит Качанов. 

"Сотрудники ГУБОПиКа добавили, что это отличный ролик для пресс-службы" 

В материалах дела фигурируют видеопоказания и аудиозаписи Никиты, записанные на айфон в отделении ГУБОПиКа. На суде Харлович сказал, что они были "относительно добровольными".

“На меня сразу начали говорить, что я совершил особо тяжкое преступление. Говорили: “тебе 15 лет там [грозит], на зоне сгниешь”. Нагнетали. После этого мне сказали, давай мы с тобой поговорим, только отвечай максимально правдиво на вопросы. Я начал рассказывать…

После беседы с оперативниками, они, видимо, разозлились чем-то, начали ругаться и говорить, что я совсем оборзел, что я “самый умный”. Я смотрел в пол. Меня ударили в голову. У мяне потемнело в глазах, меня продолжали избивать. Когда это все прекратилось, то сказали, что утри ему [Харловичу] слюни. Мне сказали, что, если не хочу повторения [избиений], то я должен сказать, что я хотел кинуть бутылки на дорогу, чтобы задержать какой-то транспорт, чтобы они не попали на работу и начали забастовку. Я был испуган и подавлен. Я сказал, что они просили. Я чуть не плакал, когда это говорил. Это все снимали на мобильный телефон. В конце я все равно сказал, что на самом деле было, но они убрали уже камеру. Но, видимо, это им не надо было. Они добавили, что это отличный ролик для пресс-службы”.

Никита рассказывает, что он просил на допрос в ГУБОПиКе предоставить ему адвоката, но получал отказы. Ему говорили, что он ему сейчас не понадобится, пригодится только на допросе со следователем.

Также Харловичу инкриминируют радикальную переписку в телеграм-чате «Минск 97», но Никита отрицает, что он писал это. Адвокат обнаружил в телеграме пользователя точно с таким же никнеймом, как и у Харловича.

“С августа, учитывая, сколько людей пострадало от действий силовиков, и не возбудили ни одного уголовного дела, а я тут с двумя коктейлями Молотова, и чтобы возбудили по мне уголовное дело – это что-то на грани фантастики. И я боялся, поэтому ничего не сказал”.

Следующее заседание назначено на 2 декабря.

Последние новости

Партнёрство

Членство