Заключение экспертов и юристов ПЦ «Весна» по уголовному делу Андрея Тимофеенко по ст. 366 УК

2021 2021-01-13T11:58:11+0300 2021-01-13T13:05:45+0300 ru https://spring96.org/files/images/sources/cimafeenka-2020.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Андрей Тимофеенко в суде. Фото: TUT.BY

Андрей Тимофеенко в суде. Фото: TUT.BY

2 декабря в суде Октябрьского района Витебска был оглашен приговор по уголовному делу витебчанина Андрея Тимофеенко, обвиняемого по ч. 1  ст. 366 УК (Насилие либо угроза в отношении должностного лица, выполняющего служебные обязанности, или иного лица, выполняющего общественный долг). Судья Снежана Киндеева озвучила приговор: два года лишения свободы в колонии общего режима. Эксперты и юристы ПЦ «Весна» проанализировали дело Андрея Тимофеенко и пришли к следующим выводам.

Витебск: два года лишения свободы за то, что рукой оттолкнул военнослужащего

2 декабря в суде Октябрьского района Витебска оглашен приговор по уголовному делу витебчанина Андрея Тимофеенко, которого обвиняют по ч. 1 ст. 366 УК (Насилие либо угроза в отношении должностного лица, выполняющего служебные обязанности, или иного лица, выполняющего общественный долг).

Контекст, законодательство о мирных собраниях, соблюдение и поощрение прав и свобод

В мае 2020 года стартовала кампания по выборам президента Республики Беларусь. Предвыборная ситуация характеризовалась невиданными по масштабам и характеру репрессиями в отношении претендентов, кандидатов, членов их штабов, активистов и обычных избирателей: более 1 500 граждан стали жертвами произвольных задержаний, арестов и несправедливых судебных взысканий. Несколько десятков человек подверглись уголовному преследованию, из них 25 человек правозащитным сообществом были признаны политическими заключенными.

Повсеместные нарушения избирательного законодательства, давление на избирателей, непрозрачная деятельность избирательных комиссий предсказуемо вылились в недоверие к навязчиво прогнозируемым, а после и объявленным властями результатам выборов. Это обстоятельство в совокупности с созревшим в обществе запросом на политические перемены послужило триггером к массовым мирным выступлениям граждан в большинстве городов страны с протестами против фальсификации выборов. Эти мирные акции протеста власти поспешили необоснованно отнести к разряду массовых беспорядков. Демонстранты и случайные прохожие были атакованы спецподразделениями МВД с непропорциональным применением физической силы, спецсредств и оружия. В отношении нескольких тысяч задержанных при задержании, транспортировке и содержании в отделах и изоляторах внутренних дел, других помещениях, используемых для содержания задержанных (спортивные залы, гаражи ОВД) были повсеместно, целенаправленно и организованно применены пытки и другие виды запрещенного обращения. Такие акты и лица, их совершавшие (в основном - сотрудники специальных подразделений МВД) были демонстративно одобрены и поддержаны высшими должностными лицами государства, в том числе - Александром Лукашенко. Расследования пыток не ведется; руководители подразделений МВД, которые допустили совершение массовых преступлений подчиненными, не отстранены от должности, а виновные лица по-прежнему выходят в форме без знаков различия и в масках на подавление протестов и задержания демонстрантов. Таким образом, насилие, символом которого стали люди в черной или защитной форме без знаков различия, но в масках и со специальным снаряжением, осталось безнаказанным, а граждане, задержанные за участие в мирных протестах, вновь подвергаются опасности стать очередными жертвами пыток в автотранспорте спецслужб или в помещениях районных отделов и изоляторов МВД.

Следует подчеркнуть, что законодательство о массовых мероприятиях в Беларуси содержит многочисленные недостатки, которые существенным образом препятствуют реализации права на мирное собрание и свободы выражения мнения: Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия) совместно с Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ после обсуждения закона «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» на предмет его соответствия международным нормам в 2012 году признала закон не соответствующим международным стандартам в области прав человека. В частности, подвергнуты критике определения массовых мероприятий в Законе, ограничение доступности общественных мест для проведения собраний, разрешительный порядок проведения. За любые, даже формальные, нарушения Закона предусмотрена ответственность в виде крупных штрафов (до 50 базовых величин – 1350 белорусских рублей) и административного ареста сроком до 15 суток за каждый факт нарушения. Характер ограничений, налагаемых Законом, и применяющихся на практике в совокупности таков, что практически исключает возможность реализации права на мирное собрание и свободы выражения мнений.

Общественность и власти резко расходятся в оценке правомерности таких ограничений; власти требуют неукоснительного соблюдения ограничительных требований, толкуя каждый из актов неповиновения как противоправное деяние. Такое толкование позволяет властям расценивать акты неповиновения своим завышенным требованиям, которые сами по себе направлены лишь на реализацию международно признанных прав и основных свобод (как правило, в отсутствие допустимых причин для ограничений этих прав и свобод) как нарушения закона, и применять насилие для прекращения этого «нарушения».

Правозащитники и международные организации неоднократно критиковали власти за такого рода практику. В частности, Комитет по правам человека ООН в Заключительных замечаниях по пятому периодическому докладу Беларуси в 2018 году рекомендовал «пересмотреть свои законы, подзаконные акты и практику, в том числе Закон «О массовых мероприятиях», чтобы гарантировать возможность пользования в полной мере правом на свободу собраний как в законодательстве, так и на практике, и обеспечить, чтобы любые ограничения на свободу собраний, в том числе путем применения административных и уголовных наказаний к лицам, реализующим это право, соответствовали строгим требованиям статьи 21 Пакта. Государству-участнику следует незамедлительным и действенным образом расследовать все случаи чрезмерного применения силы сотрудниками правоохранительных органов, произвольных арестов и задержаний участников мирных протестов и привлечь к ответственности виновных».

Мы, юристы и эксперты ПЦ «Весна», разделяем и поддерживаем такие подходы и подчеркиваем, что задержание участников мирных собраний является произвольным, а с точки зрения и применительно к терминам национального права – не является «законной деятельностью» сотрудников органов внутренних дел, иных лиц, «выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка».

Соблюдение процедуры судебного заседания:

Объявлен состав суда, названы стороны, выполнены процессуальные формальности 

  • Судья суда Октябрьского р-на г. Витебска Киндеева С.А.
  • Прокурор старший помощник прокурора г. Витебска Матвеева К.О.
  • Обвиняемый Тимофеенко Андрей Владимирович, обеспечен защитником
  • Защитник – адвокат Станкевич Наталья Станиславовна
  • Потерпевший  начальник отделения боевой службы 7 отдельной специальной милицейской бригады внутренних войск МВД Республики Беларусь (войсковая часть 5524) подполковник Воробьев И.С.

Отводы суду, прокурору, секретарю – не поступали

Обеспечение эффективной защитой

Адвокат Станкевич Наталья Станиславовна. Адвокат занимает активную позицию, допрашивает показывающих против обвиняемого свидетелей, потерпевшего, заявляет ходатайства в интересах обвиняемого и дополняет при необходимости обоснование заявленных обвиняемым ходатайств. 

Соблюдение презумпции невиновности

Обвиняемый во время судебного заседания содержался в клетке и конвоировался до места в зале суда в наручниках. 

Генеральный прокурор А. Швед 15 октября 2020 г. заявил о том, что «Гособвинители по […] делам о нарушении общественного порядка будут просить суд назначать максимальные меры наказания».

Условия наблюдения

Несмотря на то, что судебный процесс не был объявлен закрытым, во время осуществления мониторинга судебного процесса представители ПЦ «Весна», представители СМИ и иные граждане, изъявившие присутствовать на судебном заседании, столкнулись с ограничениями на допуск в зал судебного заседания. В зал допускалось ограниченное количество лиц: участники процесса (адвокат, потерпевший, свидетели, прокурор), неизвестные «наблюдатели в черном» и близкие родственники при предъявлении документов, удостоверяющих личность. Обоснованием для таких ограничений со стороны суда была названа тяжелая эпидемиологическая ситуация.

Наблюдатели не смогли пройти в зал, так же, как и представители независимых СМИ, правозащитники. После обращения правозащитников на горячую линию Верховного Суда Республики Беларусь в судебном заседании был объявлен перерыв и в зал были допущены несколько представителей независимых СМИ. 

В соответствии со ст. 14 Международного пакта о гражданских и политически правах печать и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, – при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия.

В отсутствие официально объявленного в стране карантина либо каких-либо иных ограничительных мер при посещении публичных мест, такого рода ограничения, установленные судом, являются избирательными и чрезмерными, никоим образом не связанными с интересами правосудия.

Следует отметить, что на фоне отсутствия каких-либо карантинных мер в стране, в том числе ограничений на посещения гражданами публичных мест, проведение праздничных массовых мероприятий, в том числе носящих идеологический и пропагандистский характер, такого рода ограничения при проведении судебного процесса носят явный избирательный характер и реальной их целью является создание препятствий в осуществлении мониторинга судебного заседания.

Кроме того, в процессе проведения мониторинга наблюдатели сталкивались с другими препятствиями –судья, другие участники процесса говорили тихо, быстро и неразборчиво.

Исследование доказательств. Приговор

Допрос обвиняемых, потерпевших и свидетелей осуществляют стороны обвинения и защиты. Суд ведет подробный допрос участников процесса наравне с прокурором, что нарушает принцип состязательности и придает процессу инквизиционный характер.

Приговором установлено, что Тимофеенко А.В. 06.09.2020 г. в период с 13 часов 00 минут по 18 часов 00 минут (более точное время в ходе следствия установить не представилось возможным), следуя пешком по маршруту движения по ул. Замковая –ул. Ленина –ул. Правды –ул. Смоленская –пр. Московский в г. Витебске совместно с иными гражданами принял участие в несанкционированном массовом мероприятии –уличном шествии, участники которого несли бело-красно-белые флаги, скандировали лозунги «Позор» и «Жыве Беларусь». Свои действиями обвиняемый нарушил установленный Законом Республики Беларусь «О массовых мероприятиях» порядок организации массовых мероприятий, в связи с чем, в последствии, был задержан и привлечен к административной ответственности постановлением суда Октябрьского р-на г. Витебска по ст. 23.34 КоАП (нарушение порядка организации или участие в несанкционированном массовом мероприятии) в виде штрафа в размере 5 базовых величин.

При этом, находясь возле дома № 19 по ул. Ленина в г. Витебске, будучи активным участником несанкционированного массового мероприятия, в целях воспрепятствования законной деятельности заместителя начальника штаба –начальника отделения боевой службы 7 отдельной специальной милицейской бригады внутренних войск МВД Республики Беларусь (в.ч 5524) подполковника Воробьева И.С. , т.е. должностного лица, выполняющего служебные обязанности по охране общественного порядка и пресечению административного правонарушения, предусмотренного ст. 23.34 КоАП, принуждения последнего к изменению характера этой деятельности путем дестабилизации своими активными действиями усиленной войсковой цепочки, пытался спровоцировать должностное лицо Воробьёва И.С. на применение физической силы и специальных средств, умышленно и противоправно становился в боевую стойку, при этом удерживал в руках полимерную бутылку, замахивался руками и бутылкой в сторону должностного лица Воробьёва И.С., демонстрирую тем самым намерение применить к последнему насилие, высказывал в его адрес словесные  угрозы применения насилия, тем самым выражал в адрес должностного лица Воробьева И.С. угрозы насилием, которые тот реально воспринимал и имелись основания опасаться их осуществления, после чего умышленно и противоправно нанес руками не менее одного травмирующего воздействия в область туловища и верхней левой конечности должностного лица Воробьёва И.С. , причинив последнему боль и нанес побои.

Обвиняемый признал вину частично и показал суду, что в тот день принимал участие в собрании, но не являлся его активным участником. Когда милиция преградила дорогу протестующим, пытался обойти цепочку по проезжей части и в этот момент в его направлении начал двигается один из сотрудников МВД, держа дубинку на изготовке. Когда последний начал отходить от него действительно сделал один толчок в плечо, никаких устных угроз в адрес сотрудника не высказывал, в боевую стойку не становился, бутылкой не размахивал, цепочку военнослужащих не дестабилизировал, а просто пытался её обойти по проезжей части.

Потерпевший суду показал, что осуществлял охрану общественного порядка и выбыл на место проведения несанкционированного собрания граждан, где он и его подчиненные военнослужащие выстроились в цепочку, преградив тем самым дорогу протестующим. Далее он увидел, как один из протестующих (Тимофеенко) обходит цепочку по проезжей части. Он повернулся к Тимофеенко, так как опасался, что тот мог совершить насильственные действия в отношении его. Тимофеенко встал в боевую стойку, выкрикивал в его сторону угрозы «иди сюда», подзывал его руками к себе, и он воспринял эти угрозы, как реальные. Позже потерпевший понял, что Тимофеенко провоцирует его на применение физической силы и спецресдств и отошел от него. Затем в кокой-то момент потерпевший почувствовал толчок в область левого плеча, от которого он потерял равновесие. Когда обернулся, он увидел Тимофеенко. Данный толчок воспринял как нападение на него и применение насилия в связи с исполнением обязанностей по охране общественного порядка.

Телесные повреждения ему нанесены не были, т.к. потерпевший был в экипировке.

В качестве доказательств судом были истребованы и осмотрены в судебном заседании видеозаписи произошедших событий. Одно их них по всей видимости являлась оперативной записью, проводившейся сотрудниками МВД, а второе видео сделано порталом tut.by. Вторая запись является доступной для просмотра и анализа. Видео содержит репортаж с тех событий в г. Витебске. Согласно информации журналистов, это было первая попытка силового прекращения собрания в Витебске – до данного момента милиция не препятствовала проведению собраний.  Так же из просмотра виде можно сделать вывод об абсолютно мирном характере собрания, проходившего по центральным улицам города 6 сентября.

Тем не менее практически на всем протяжении шествия сотрудники милиции препятствовали его проведению, перегораживали цепочками им дорогу (протестующие двигались по пешеходным тротуарам), осуществляли задержания граждан, применяли в ряде случаев физическую силу, спецсредства (резиновые палки, газ).

В районе ул. Ленина дорогу протестующим перегородила очередная цепочка военнослужащих внутренних войск в специальной амуниции – шлемах, защитных жилетах и щитках, с резиновыми палками в руках. Следует отметить, что военнослужащие были без опознавательных знаков, указывающих на их принадлежность к той или иной силовой структуре, без индивидуальных номерных знаков и в масках. 

Приблизившись к военнослужащим, протестующие начали кричать «Дайте нам пройти!», при этом никаких насильственных действий в отношении военнослужащих они не совершали.

На видео видно, как один из демонстрантов (Тимофеенко) обходит цепочку по проезжей части. Увидев это к нему направляются два военнослужащих в форме, один из которых позже возвращается к цепочке, а второй (потерпевший Воробьев И.С.) продолжает двигаться в направлении Тимофееенко, держа в руках на изготовке резиновую палку. В какой-то момент он поднимает ее в верх, демонстрирую своим движением готовность ее применить, затем опять опускает ее. Тимофеенко в это время стоит напротив него в обычной позе, перекидывая пластиковую бутылку из рук в руки, на видео слышно, как он говорит ему: «Иди сюда…» и делает подзывающие жесты руками. Никаких словесных угроз применения насилия со стороны Тимофееенко большее не слышно, руками и бутылкой в сторону пострадавшего и иных военнослужащих он не замахивается. Через некоторое время Воробьёв поворачивается к Тимофеенко спиной и уходит в сторону цепочки военнослужащих, которая уже не может сдерживать демонстрантов. Воробьев совместно с другими военнослужащими пытается препятствовать движению людей, в этот момент видно, как Тимофеенко толкает потерпевшего в плечо, и тот теряет равновесие, но не падает. Из видео видно, что это был скорее толчок, а не удар в плечо, что подтверждает в своих показаниях и сам потерпевший. Никакого травмирующего воздействия этот толчок не имел, и потерпевший не получил от него никаких травм.

Иных свидетельских показаний в судебном процессе заслушано не было. Таким образом выводы суда строились исключительно на показаниях обвиняемого, потерпевшего и видео материалов, что и было положено в основу вынесенного судом приговора.

Показания обвиняемого были судом оценены критически, а приводимые защитой аргументы невиновности обвиняемого в совершении инкриминируемого преступления вообще не нашли отражения в приговоре и им не была дана оценка судом.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ

Наблюдение за данным уголовным делом в итоге дает возможности сделать выводы, имеющие значение для дальнейших оценок дела и положения обвиняемого.

Эксперты и юристы ПЦ «Весна» усматривают политические мотивы в действиях властей в отношении обвиняемого:

Под политическими мотивами понимаются реальные основания. Важно проанализировать не только публично обозначенные основания решений органов власти, но и выявить их истинные мотивы неприемлемых в демократическом обществе действий или бездействия правоохранительных и судебных органов, иных субъектов властных полномочий, направленных на достижение хотя бы одной из следующих целей:

  1. упрочение либо удержание власти субъектами властных полномочий;
  2. недобровольное прекращение или изменение характера чьей-либо публичной деятельности.

В действиях властей, представленных в данном деле МВД, Следственным комитетом, прокуратурой и судом, усматриваются обе цели: уголовное преследование обвиняемого начато в период усиления репрессий в отношении гражданского общества перед лицом грядущей опасности утраты авторитарной власти президентом государства и утраты влияния выстроенной им системы «исполнительной вертикали власти». Задержание А. Тимофеенко  и рассмотрение его дела в суде после ряда политических событий, которые в корне изменили отношения властей и общества, не воспринимающего более полномочий действующей власти, сохранившей свое положение в результате повсеместных грубых фальсификаций и злоупотреблений в ходе президентских выборов 9 августа, и избравшей единственным инструментом влияния на ситуацию применение брутального физического насилия, выходящего за рамки всех, в том числе национальных, правовых норм, наравне с откровенно сегрегационной практикой реагирования органами правопорядка и судами на нарушение национального закона разными субъектами. В этой обстановке перед государственными институтами, сохранившими лояльность властям, стоит задача тотального подавления мирных протестов, запугивания демонстративно жестокими санкциями различного характера, в том числе – уголовными, всех участников и наблюдателей этих процессов, и принуждения к отказу от осуществления своих прав и свобод.

Перед наблюдением стояла задача установить, был ли обвиняемый лишен свободы в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах.           

К указанным нарушениям помимо упомянутых ранее следует отнести следующие:

  • мера пресечения в отношении А. Тимофеенко была необоснованно избрана в виде заключения под стражу. В соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом, но освобождение может ставиться в зависимость от предоставления гарантий явки на суд, явки на судебное разбирательство в любой другой его стадии и, в случае необходимости, явки для исполнения приговора.

Более подробно вопросы обоснованности заключения под стражу отражены в соответствующих Замечаниях общего порядка (№8 1992 года и №35 2914 года) - документах, где изложены в абстрактном виде разъяснения Комитета о нормативном содержании соответствующих статей и положений Пакта: «Заключение под стражу должно быть основано на принимаемом в каждом конкретном случае решении о том, что оно обосновано и необходимо с учетом всех обстоятельств для таких целей, как предупреждение побега, вмешательства в процесс собирания доказательств или рецидива преступления. Соответствующие факторы должны быть прописаны в законе и не должны содержать расплывчатых и широких стандартов, таких как "общественная опасность". Содержание под стражей до суда не должно быть обязательным для всех обвиняемых в конкретном преступлении без учета индивидуальных обстоятельств. Кроме того, досудебное содержание под стражей должно применяться не на основе возможного приговора за вменяемое преступное деяние, а на основе определения необходимости в этой мере пресечения. Суды должны рассматривать вопрос о том, позволят ли альтернативы досудебному содержанию под стражей, такие как залог, электронные браслеты или других условия, устранить необходимость в содержании под стражей в данном конкретном случае». Обвиняемый был лишен всего этого комплекса гарантий. Между тем, он имел постоянное место жительства на территории Беларуси, постоянную работу. Обстоятельств, свидетельствующих о том, что он может скрыться от суда или воспрепятствовать расследованию путем оказания давления на свидетелей и потерпевших, не установлено. Более того, оказание давления на потерпевшего – сотрудника МВД вообще практически исключено и неосуществимо.

Наличие меры процессуального принуждения в виде временного ограничения права на выезд из Республики Беларусь практически исключало само по себе опасения за то, что обвиняемый покинет Беларусь до суда без разрешения соответствующего органа.

  • Обвиняемого всё время привозили в суд в наручниках и содержали в клетке. Данные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что в отношении А. Тимофеенко был нарушен стандарт презумпции невиновности по пункту 30 Замечаний общего порядка №32 (2007): «В соответствии с пунктом 2 статьи 14 каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону. Презумпция невиновности, имеющая основополагающее значение для защиты прав человека, возлагает обязанность доказывания на обвинение, гарантирует, что никакая вина не может быть презюмирована до тех пор, пока виновность не была доказана вне всяких разумных сомнений, обеспечивает, чтобы сомнения толковались в пользу обвиняемого и требует, чтобы с лицами, которым предъявляются обвинения в совершении уголовного деяния, обращались в соответствии с этим принципом. Все государственные органы власти обязаны воздерживаться от предрешения исхода судебного разбирательства, например, воздерживаясь от публичных заявлений, в которых утверждается о виновности обвиняемого. В ходе судебного разбирательства подсудимые по общему правилу не должны заковываться в наручники или содержаться в клетках или каким-либо иным образом представать на суде в обличии, указывающем на то, что они могут быть опасными преступниками».

Кроме этого, перед наблюдением стояла задача определить, лишен ли обвиняемый свободы избирательно по сравнению с другими лицами.

Если обратиться к практике применения наказания по ч.1 статье 366 УК, можно сделать вывод о том, что к обвиняемому применены непропорционально высокое и несоразмерное содеянному срок лишения свободы на два года. В то время, как санкции данной части ст. 166 УК предусматривают и не связанные с лишением свободы меры наказания –штраф, исправительные работы сроком до двух лет, а также арест и ограничение свободы до пяти лет, которое может осуществляться и без направления в ИУОТ.

Несмотря на это судом была выбрана мера наказания, связанная именно с лишением свободы.

На примере ряда публикаций в СМИ можно заключить, что наказание в виде лишения свободы на два года было применено несоразмерно содеянному и общей практике.

Например, в отсутствие политического мотива преследования, 33-летний гражданин был осужден к трем годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение закрытого типа за несколько ударов, нанесенных в состоянии алкогольного опьянения сотруднику ГАИ

В Лоевском районе местный житель при задержании за нарушение общественного порядка в состоянии алкогольного опьянения нанес удар милиционеру и был наказан тремя с половиной годами ограничения свободы без направления в ИУОТ.

В Минске гражданин в целях воспрепятствования законной деятельности старшего инспектора отдела правопорядка и профилактики УВД администрации Московского района г. Минска, вылил ему в лицо кипяток, а затем распылил перцовый баллончик, причинив термический и фитохимический ожог. За совершение преступления, предусмотренного частью 2 статьи 363 УК Республики Беларусь, гражданин осужден к двум годам ограничения свободы.

За 8 месяцев 2019 года в Минске рассмотрены судами 13 уголовных дел об оказании сопротивления сотрудникам милиции и применения в отношении них физической силы. «Трем подсудимым назначено наказание в виде ареста, остальным – ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа»

Потерпевший офицер МВД не получил каких-либо повреждений. Обвиняемый не привлекался  ранее к уголовной ответственности. 

В приговоре избрание вида и размера наказания обвиняемой в виде лишения свободы на длительный срок судом не обосновано.

Таким образом, лишение свободы к обвиняемому применено в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах:

  • равенство перед судом;
  • право считаться невиновным, пока виновность не будет доказана согласно закону;
  • право на то, чтобы быть в срочном порядке доставленным на судебное разбирательство в течение разумного срока, или на освобождение;
  • право на разбирательство дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности задержания и распорядиться о освобождении, если задержание незаконно.

По итогу наблюдения за судебным заседанием юристы и эксперты ПЦ «Весна» полагают, что преследуемый по политическим мотивам А. Тимофеенко вообще не совершил уголовно наказуемого правонарушения: деятельность сотрудников органов внутренних дел, которые в течении всего дня осуществляли препятствия проведению мирного собрания, задерживали его участников, применяли в их отношении спецсредства и физическую силу выходила за пределы «выполнения ими обязанностей по охране общественного порядка». Стихийное собрание 6 сентября 2020 года по ряду центральных улиц г. Витебска носило исключительно мирный характер, по стандартам (пункт 131 Руководящих принципов ОБСЕ по свободе мирных собраний) оно должно защищаться властями. Поэтому обвинению и суду следовало квалифицировать действия обвиняемой как совершенные не в связи с выполнением потерпевшим функций охраны общественного порядка и в целом осуществления служебной деятельности, а в случае причинения тому вреда и повреждений - исходя из наличия умысла на причинение вреда и тяжести наступивших последствий.

Исходя из анализа представленных суду доказательств, показаний обвиняемого и потерпевшего, можно сделать вывод о том, что действиями обвиняемого потерпевшему не был причинен вред здоровью. Так, при допросе в судебном заседании потерпевший Воробьёв суду пояснил, что он почувствовал толчок в плечо, от которого ему не были причинены повреждения, так как он был в защитной экипировке.

Из показаний обвиняемого данных им на этапе предварительного следствия и в суде можно сделать выводы о том, что в его действиях не было никакого умысла на причинение каких-либо повреждений сотруднику либо причинение какого-либо несимволического ущерба либо вреда здоровью офицеру МВД Воробьёву, а толчок в плечо последнего был спровоцирован действиями последнего – демонстрацией готовности применения спецсредств к обвиняемому, осуществление активных действий по препятствованию в продвижении участников мирного собрания его подчиненными военнослужащими внутренних войск. Также следует иметь ввиду, что это была первая демонстрация в г. Витебске, которую пытались насильственно прекратить представители силовых ведомств, до этого дня они не препятствовали их проведению. На протяжении всей демонстрации 6-го сентября сотрудники милиции и внутренних войск атаковали участников собрания, применяли к ним физическое насилие, резиновые дубинки и газ. В связи с этим у Тимофеева и других участников собрания при столкновении по ходу движения колонны со очередной цепочкой военнослужащих внутренних войск были все основания опасаться очередного применения насилия к ним.

Как видно их видео тех событий, А. Тимофеенко руками на сотрудников милиции не замахивался, каких- либо иных насильственных действий в отношении их не совершал, угроз применения насилия в отношении потерпевшего и иных военнослужащих МВД, стоявших в цепи и перегородивших путь участникам собрания, не высказывал.

В связи с этим считаем выводы суда, положенные в основу вынесенного в отношении А. Тимофеенко приговора, не соответствуют обстоятельствам дела, а продолжительность и условия лишения свободы явно непропорциональны (неадекватны) правонарушению, в котором он был признан виновным. А. Тимофеенко был лишен свободы избирательно по сравнению с другими лицами.

Все изложенные обстоятельства свидетельствуют о необходимости требовать от властей пересмотра вынесенного в отношении Андрея Тимофеенко приговора при соблюдении права на справедливое судебное разбирательство и устранения факторов, повлиявших на приговор, освободить его из-под стражи. Также необходимо рекомендовать правозащитному сообществу признать Андрея Тимофеенко политзаключенным с требованием пересмотра вынесенных судебных решений и освобождения из-под стражи с применением других мер, обеспечивающих его явку в суд.

Последние новости

Партнёрство

Членство